Каталог книг

Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга вторая

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

1945 год. Доре приезжает за Этьеной в деревню и узнает, что после болезни она потеряла память. Утром он собирается увезти её в Париж, а вечером… Вечером их пытается убить неизвестное существо. Покушение не удается, но, благодаря ему, девушка приходит в себя. Спасаясь от неизвестного убийцы, она проводит Доре в капсулу времени. Теперь выясняется, что она – хронолог-разведчик из далекого будущего. Узнав, что она болела полтора года, Этьена решает спрятать свои чувства и вести себя только как друг. Доре, видя это, решает, что он ей безразличен. Теперь их объединяет только общая необходимость спрятаться от охотящегося за ними внеземного бандита (атавары) а также найти его хозяина. Ради этого они укрываются в другом временном периоде. 1830 год. Париж. Этьена и Доре живут под видом графа и графини де Верней. Пока Доре знакомится с жизнью города, Этьена пытается выяснить хозяина напавшего на них атавары. Видя, что она часто исчезает, Доре начинает ревновать её к случайно встреченному человеку. Этим он привлекает к ней его внимание. Мужчина (виконт де Отрей) пытается завязать с ней роман, но получает жесткий отпор. Кроме того, осатаневший от ревности Доре вызывает его на дуэль и ранит. После дуэли между ним и Этьеной вспыхивает скандал, в результате которого он пытается уйти из дома, а девушка выскакивает за ним и попадает под колеса коляски. Ночью раненая Этьена исчезает. Доре вынужден обратиться в полицию. Кроме того, опасаясь, что похищение организовано местными бандитами, он обращается к частному сыщику. Но, после того как полиция обвиняет в похищении его, вынужден бежать. В капсуле времени он выясняет, что Этьена находится во Франции 1388 года и отправляется следом. Будущее. Итак, похищение организовал Калау, который хочет добиться от Этьены помощи в проникновении в недоступные временные периоды земной истории. Этьене удается обмануть его и сбежать в 1388 год. Она уверена, что Калау психически ненормален и нуждается в лечении. 1388 год. Ради встречи со своим другом и коллегой Хенком Этьена пересекает воюющую страну. По дороге её захватывают в плен солдаты барона де Лернея. Чтобы сбежать, она вынуждена взорвать пороховой погреб в замке. Здесь же её нагоняет Доре и его новые друзья (бродячие акробаты). Позже на них нападают бандиты, которых разгоняет отряд под командованием Хенка (в этом времени барона де Гонкура). При встрече Этьена видит, что с психикой Хенка тоже что-то не так. Она пытается разобраться, но Хенк начинает вести себя настолько агрессивно, что ей приходится бежать. В это же время Доре, приревновав её к Хенку, тоже уезжает. Желая убедиться, что Доре, действительно, уйдет с уровня, Этьена посылает за ним Жерома (одного из акробатов), а сама остается следить за Хенком. В дороге Доре решает прежде, чем уйти, расквитаться с Хенком и возвращается. Но, вместо дуэли оказывается в пыточном подвале, откуда его вытаскивает Этьена. После этого Доре, смирившись с мыслью, что она любит не его, а Хенка, решает помогать ей, пока это необходим, а потом уйти. Вслед за Хенком они переезжают из города в город. Однажды, войдя в состояние ясновидения, Этьена видит Доре мертвым. После этого она решает вывести его из игры.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Млодинов Л. Евклидово окно История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства Млодинов Л. Евклидово окно История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства 390 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга третья Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга третья 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга первая Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга первая 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Татьяна Бродских Вторая жизнь. Часть 2: Тайны степи Татьяна Бродских Вторая жизнь. Часть 2: Тайны степи 139 р. litres.ru В магазин >>
Шерлинг Ю. Парадокс Книга 1 Одиночество длиною в жизнь Книга 2 Его Величество мятежный шут Шерлинг Ю. Парадокс Книга 1 Одиночество длиною в жизнь Книга 2 Его Величество мятежный шут 177 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Татьяна Абиссин Последний. Эликсир жизни Татьяна Абиссин Последний. Эликсир жизни 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Татьяна Юрьевна Ганнибал Королева миротворцев. Книга вторая Татьяна Юрьевна Ганнибал Королева миротворцев. Книга вторая 249 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Парадокс параллельных прямых

Читать онлайн "Парадокс параллельных прямых. Книга первая" автора Вильданова Татьяна - RuLit - Страница 2

Не пожалели новые хозяева и крыльца, заменив покривевшие от времени ступени изящной крутой лесенкой, позволившей выгадать пятачок площадки перед входом. Площадку обнесли витыми металлическими перилами, а старую дубовую дверь заменили стекляно-металлической четырехлопастной вертушкой.

Старожилам новый позолочено-никелированный «Сеюш» не понравился. Туристам тоже.

Для консервативных французов он оказался чересчур уж американским, слишком чуждым и им, и городу, и аккордеону, который заменило банджо, развлекающее посетителей до прихода оркестра. А для жаждущих французской экзотики американцев «Сеюш» стал чем-то, совсем уж не пойми, чем.

Если бы не война, так, наверное, через пару лет и разломали бы всю эту несуразицу. Вернули бы старые столы. И месье Жюно с его стулом и аккордеоном, возможно, тоже бы вернули. Но…

С оккупацией Парижа в «Сеюш» зачастили боши. То ли их приманивала смесь дешевого американского шика с французским кабаре, то ли почти полное отсутствие в зале местных аборигенов, то ли настоящее эльзасское пиво, специально для них привозимое из Эльзаса. А может быть, легкие на подъем девчонки, после определенного часа легко спархивающие с эстрады…

Как бы то ни было, но с начала войны «Сеюш» стал популярен.

Теперь зачастую уже с обеда по обе стороны крыльца выстраивались черные лакированные автомобили, в которых часами изнывали дисциплинированные немецкие водители. Устав неприступно пялиться в стены, они тоже смотрели на голубей, на кошек, на равнодушных мужчин и чуть менее равнодушных женщин.

Вот и сегодня, несмотря на ранее время, недалеко от крыльца уже припарковался черный легковой автомобиль, водитель которого опустил стекло и меланхолично уткнулся глазами в асфальт.

Откуда-то издалека тихо, так тихо, что невнимательному прохожему могло показаться, что где-то назойливо зудит комар, донесся басистый вой автомобильной сирены. Такой обманчиво безобидный, в общем-то, достаточно привычный компонент городского шума…

Занятые разговором женщины удивленно замолчали, прислушались и, убедившись, что вой приближается, заторопились к лестнице, заменяющей здесь улицу. Туда же свернул и мужчина, уже по опыту зная, что ходить боши не любят, а машина по ступеням не поскачет.

Некоторое время ещё казалось, что сила звука не меняется, но внезапно вой подскочил до пронзительного визга, вслед за которым на узкую улицу вылетел широкомордый патрульный фургон.

Застигнутые врасплох голуби панически брызнули в разные стороны.

Кошка тоже вскочила, выгнулась и зашипела, приготовившись безжалостно наказать приблудного нахала, посмевшего вторгнуться на её территорию. Но, увидев несущееся на неё чудовище, перепугалась сама, шарахнулась к стене и с истерическими воплями полезла вверх по ставню, изо всех сил цепляясь когтями за поперечные планки деревянного жалюзи.

Фургон пронесся дальше, настолько плотно вписываясь в узкое полотно дороги, что его широкие рифленые шины с хрустом втирались в низкую бровку тротуара. Встречный автомобиль (темно-малиновый пигмей, едва достающий крышей до капота фургона) панически метнулся к стене дома, выскочил на пешеходную дорожку и заюлил, попав в капкан между фургоном и крыльцом, почти перегородившим узкую полоску тротуара.

Фургон пролетел мимо, но крыльцо неумолимо прыгнуло навстречу водителю.

Под днищем автомобиля что-то хрустнуло. Брызнули разбитые стекла фары и подфарника. Словно пытаясь взобраться вверх, «Ситроен» косо взгромоздился на ступени и заглох, буквально прикипев мордой к двери.

Фургон пролетел ещё метров пятьдесят, после чего тоже затормозил, с ювелирной точностью притершись передним бампером к перилам «Сеюша».

Хлопнула металлическая дверь. Затем дружно охнули ступени, и нежно пропела вертушка, пропустившая патруль внутрь ресторана.

На улице опять стало тихо.

Настолько тихо, что кошка, добравшаяся до безопасной ниши верхнего окна, с любопытством высунула оттуда голову. То же сделали и голуби, опустившиеся на карнизы.

Минут через десять двери опять провернулись, выплюнув на крыльцо патрульного, а вслед за ним высокого широкоплечего блондина в сером плаще.

Оказавшись снаружи, мужчина вскинул голову и резким движением запахнул плащ. Патрульный что-то крикнул, на что мужчина только яростно сверкнул глазами и стал застегивать пуговицы. Солдат повторил окрик, после чего второй конвойный, только что выдавленный дверью, жестко ткнул блондина автоматом в спину.

Словно теряя равновесие, мужчина качнулся вперед, раскинул руки, сгреб обоих солдат и зашвырнул их внутрь закрывающейся двери.

Источник:

www.rulit.me

Книга Парадокс параллельных прямых

Парадокс параллельных прямых. Книга вторая О книге "Парадокс параллельных прямых. Книга вторая"

1945 год. Доре приезжает за Этьеной в деревню и узнает, что после болезни она потеряла память. Утром он собирается увезти её в Париж, а вечером… Вечером их пытается убить неизвестное существо. Покушение не удается, но, благодаря ему, девушка приходит в себя. Спасаясь от неизвестного убийцы, она проводит Доре в капсулу времени. Теперь выясняется, что она – хронолог-разведчик из далекого будущего.

Узнав, что она болела полтора года, Этьена решает спрятать свои чувства и вести себя только как друг. Доре, видя это, решает, что он ей безразличен. Теперь их объединяет только общая необходимость спрятаться от охотящегося за ними внеземного бандита (атавары) а также найти его хозяина. Ради этого они укрываются в другом временном периоде.

1830 год. Париж. Этьена и Доре живут под видом графа и графини де Верней. Пока Доре знакомится с жизнью города, Этьена пытается выяснить хозяина напавшего на них атавары. Видя, что она часто исчезает, Доре начинает ревновать её к случайно встреченному человеку. Этим он привлекает к ней его внимание. Мужчина (виконт де Отрей) пытается завязать с ней роман, но получает жесткий отпор. Кроме того, осатаневший от ревности Доре вызывает его на дуэль и ранит. После дуэли между ним и Этьеной вспыхивает скандал, в результате которого он пытается уйти из дома, а девушка выскакивает за ним и попадает под колеса коляски.

Ночью раненая Этьена исчезает. Доре вынужден обратиться в полицию. Кроме того, опасаясь, что похищение организовано местными бандитами, он обращается к частному сыщику. Но, после того как полиция обвиняет в похищении его, вынужден бежать.

В капсуле времени он выясняет, что Этьена находится во Франции 1388 года и отправляется следом.

Будущее. Итак, похищение организовал Калау, который хочет добиться от Этьены помощи в проникновении в недоступные временные периоды земной истории. Этьене удается обмануть его и сбежать в 1388 год. Она уверена, что Калау психически ненормален и нуждается в лечении.

1388 год. Ради встречи со своим другом и коллегой Хенком Этьена пересекает воюющую страну. По дороге её захватывают в плен солдаты барона де Лернея. Чтобы сбежать, она вынуждена взорвать пороховой погреб в замке. Здесь же её нагоняет Доре и его новые друзья (бродячие акробаты).

Позже на них нападают бандиты, которых разгоняет отряд под командованием Хенка (в этом времени барона де Гонкура). При встрече Этьена видит, что с психикой Хенка тоже что-то не так. Она пытается разобраться, но Хенк начинает вести себя настолько агрессивно, что ей приходится бежать.

В это же время Доре, приревновав её к Хенку, тоже уезжает. Желая убедиться, что Доре, действительно, уйдет с уровня, Этьена посылает за ним Жерома (одного из акробатов), а сама остается следить за Хенком.

В дороге Доре решает прежде, чем уйти, расквитаться с Хенком и возвращается. Но, вместо дуэли оказывается в пыточном подвале, откуда его вытаскивает Этьена. После этого Доре, смирившись с мыслью, что она любит не его, а Хенка, решает помогать ей, пока это необходим, а потом уйти.

Вслед за Хенком они переезжают из города в город. Однажды, войдя в состояние ясновидения, Этьена видит Доре мертвым. После этого она решает вывести его из игры.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Парадокс параллельных прямых. Книга вторая" Вильданова Татьяна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Источник:

avidreaders.ru

Татьяна Вильданова - Парадокс параллельных прямых

Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга вторая

Этьена, наконец, смогла выпрямиться и, пытаясь удержать мужчину в вертикальном положении, обеими руками вцепилась ему в плащ.

– Сбежал из-под ареста.

– Дела… – присвистнул Симон, – там и прострелили?

Симон почти машинально увильнул от встречной машины и метров десять вел «ситроен» по тротуару.

– Да смотри ты, ради бога, на дорогу! – взвыла опять придавленная Этьена.

При следующем толчке, когда «ситроен» лихо подкинуло на бровке, Доре глухо застонал и сполз с сиденья, уткнувшись головой в шею Этьены.

– Хорошо, – петляя по переулкам, Симон поневоле сбавил ход.

«Теперь уже недалеко, – заметив, что машина выруливает к мосту, девушка открыла боковое стекло, дождалась, когда внизу замелькала вода и выбросила в окно пистолет, – так лучше… отпечатки!»

Она охнула и испуганно оглянулась.

«Я не стерла отпечатки пальцев… как же я так? Ну и что? – пытаясь успокоиться, она машинально разгладила на коленях плащ, – даже если пистолет и найдут, то вода всё смоет. Главное, я от него избавилась, а остальное…»

– Как к тебе подъезжать?

– Я спрашиваю, – не оборачиваясь, повторил Симон, – подъезжать как?

– Там же его по лестнице тащить.

– Как, что? Ты знаешь, сколько в нем весу?!

– Притом! Я его на ровном месте еле поднял…

– Ничего, я помогу.

– Ты?! – Симон придушенно фыркнул, – уж ты-то поможешь!

– Заворачивай, – увидев нужную улицу, коротко приказала Этьена. Симон беспрекословно вогнал «ситроен» в щель между домами.

– Садистка ты… у меня сегодня свидание, а ты… хочешь, чтобы я остался неженатым… хоть бы имя узнала.

– Он что, от этого легче станет? – невольно усмехнулась Этьена.

Машина въехала в тупичок и затормозила перед глухими воротами, на железной, когда-то окрашенной в коричневый цвет поверхности которых в нескольких местах уже проступили охряно-рыжие пятна застарелой ржавчины.

Этьена выскочила наружу, отомкнула калитку, проскользнула внутрь и широко распахнула створки, пропуская машину внутрь крохотного дворика, зажатого между глухими стенами соседних домов. Автомобиль остановился, почти уткнувшись носом в ещё одни ворота, принадлежащие крохотной, приспособленной под гараж, одноэтажной пристройке, на крышу которой вела узкая крутая лестница с высокими металлическими перилами. Плоскую крышу пристройки окружили ажурной решеткой и использовали в качестве балкончика перед входной дверью.

Симон открыл заднюю дверь «ситроена», перевалил раненого на себя, выдохнул воздух и выпрямился, вытягивая мужчину из машины.

– Иди ты. Дверь открой!

– Хорошо, – Этьена взбежала на второй этаж, отомкнула дверь и, не зная, что ещё ей сделать, неуверенно спустилась на несколько ступенек ниже.

– Черт! – Симон перехватил раненого повыше, стараясь перевалить его через себя так, чтобы носки ботинок не цеплялись за ступеньки, и полез вверх.

В глубине дома послышались шаги.

Этьена автоматически прижалась спиной к стене рядом с дверью и сунула руку в карман плаща…

«Я же выбросила пистолет! Идиотка!» За дверью послышалось покашливание.

– Только без глупостей.

Услышав голос, Этьена почувствовала, как от внезапно схлынувшего напряжения мелкой дрожью затряслись колени.

Замерший на месте Симон облегченно перевел дух.

– Что стоишь? Помогай! В нем тонны две будет.

Мужчина прошел мимо Этьены и склонился, чуть ли не опрокинулся над Симоном.

Вдвоем они подхватили раненого под руки и быстро внесли в дом.

– В малую гостиную.

Раненого внесли в комнату и свалили на застеленный клеенкой диван. Из другой двери выглянула женщина в белом халате.

– Халат, – снимая пиджак, коротко скомандовал врач, – Мадлена, неси горячую воду и инструменты. Раздевайте.

Этьена поспешно распахнула на Доре плащ, расстегнула пиджак. Симон отстранил её и ножницами разрезал сначала раскорузлую от крови рубашку, а затем и намотанные на тело тряпки.

– Так…снимайте всё и на стол.

Мадлена застелила длинный полированный стол простыней. Раненого раздели, перевалили на стол и до пояса накрыли тканью. Рядом на маленьком столике медсестра разложила на медицинском подносе инструменты.

Врач натянул перчатки и коротко кивнул головой в сторону двери.

– А теперь пошли вон.

Этьена испуганно вцепилась в край стола пальцами. Симон потянул её за руку, но девушка только отрицательно замотала головой и умоляюще посмотрела на Гаспара.

– Иди, – не глядя на неё, повторил мужчина, – приготовь ему постель. Врач привычным жестом поднял руки, медсестра встала рядом.

Симон решительно оторвал девушку от стола и потащил в соседнюю комнату.

– Ты стелить собираешься?

Видя, что его не слышат, Симон подошел к застывшей у кровати Этьене и вынул из её рук покрывало.

– Да, – Этьена качнулась к бельевому шкафу, открыла дверцу, да так и застыла, вслушиваясь в неясные звуки, доносящиеся из гостиной.

– Ладно, отойди, – отодвинув её в сторону, Симон сам достал белье, сноровисто встряхнул простыню, – да не переживай ты. Заштопает его Гаспар, – не переставая говорить, он застелил постель, взбил подушку, – и не таких штопал, – шлепнул подушку на место и отряхнул руки, – всё. Слушай, ты плащ снимать будешь?

Этьена автоматически скинула с плеч плащ, бросила его на спинку стула, прошла мимо оторопевшего Симона и открыла дверцу платяного шкафа.

– Э… гм…., – парень хотел отвернуться, но не удержался и жадно оглядел достаточно высокую стройную фигуру в короткой серой юбке и кружевном бюстгальтере.

– Нет… – чувствуя, что краснеет, он испуганно отвел глаза и демонстративно уткнулся взглядом в стену, – ничего… я…

Этьена достала из шкафа халат, оделась, машинально затянула пояс и разгладила ладонями складки.

– Слушай, у тебя пожрать найдется? – всё ещё изучая стену, осипшим от волнения голосом пробормотал Симон.

– Что? – повернулась к нему Этьена.

– Ну, это…поня-ятно, – окончательно придя в себя, он выпрямился и независимо засунул руки в карманы, – так как на счет пожрать? Где у тебя кухня, ещё помнишь?

На кухне Этьена достала буханку хлеба, сыр.

– Дальше я сам, – Симон выхватил у неё нож, – твои аристократические бутербродики надо глотать дюжинами, иначе даже не поймешь, что ешь, – балагуря, он отхватил изрядный кусок хлеба и прикрыл его таким же толстым ломтем сыра, – твой знаменитый кофе ещё остался?

– Где ты его только достаешь? Мадлена тоже купила недавно. Жуткая гадость. Распару-то всё равно, он из рук Мадлены и уксус выпьет… а по мне, так лучше совсем без кофе, чем такое…

Железная банка с кофе вывернулась из её рук и, увлекая за собой изящные фарфоровые чашки, грохнулась на пол.

– Черт! у тебя, что.

Этьена подняла на него пустые глаза с потемневшими от напряжения зрачками.

– Ладно… ничего… – уходя от этих глаз, он стремительно нырнул под стол и проорал оттуда настолько громко, что почти заглушил обморочную тишину дома, – порядок! Хорошо, что банка железная. Представляешь, грохнулась с такой высоты и хоть бы хны! Даже крышка не отскочила!

Он распластался на полу и попытался заглянуть под буфет.

– Вон она! Закатилась, подлая, под сервант, но я её и там достану… Только сначала лучше осколки убрать. Эх, чашки жаль! Они у тебя красивые были, хотя я их и не любил никогда. Издевательство, а не чашки, – он выпрямился и ещё раз оглядел кухню, – где у тебя веник?

Видя, что девушка не реагирует, сам достал из шкафчика под раковиной совок и веник, взвесил в руке, после чего всунул совок ей в руку.

– На… он всё-таки железный. Держи вот так, – чуть ли не насильно заставил её согнуться и приставить совок к полу, – а я подметать буду… Да, ладно, не жалей ты их. Из таких наперстков только незваных гостей угощать.

– Да, – рассеянно согласилась Этьена, – вроде тебя.

– Правильно. Поэтому, туда им и дорога.

Потом ещё пришлось ложиться на живот и шарить рукой под пузатым сервантом.

– Нашел! – выловив банку, Симон сдул с неё пыль и гордо водрузил на стол, – чур, варить я буду. Иначе ты опять что-нибудь уронишь. Что у тебя за манера такая заставлять гостей под столами ползать? В следующий раз, когда придешь к нам, я специально всю посуду под стол отправлю. Или, ещё лучше, под диван. Вот тогда будешь знать, каково это…

– Угомонись! – неожиданно для себя взъярилась Этьена, – заглохни. Ешь свой бутерброд и молчи.

Она распахнула дверцы, выхватила турку, не глядя, сыпанула в неё кофе, швырнула турку на плиту и трясущимися пальцами попыталась зажечь спички.

– Перестань! – Симон отнял у неё коробок, развернул лицом к себе и крепко сжал руки, – успокойся. Всё будет хорошо. Раз Гаспар здесь, то всё будет хорошо.

«Да. Раз Гаспар здесь, значит, всё будет хорошо… раз Гаспар здесь, – медленно, как заклинание повторила про себя Этьена, – значит, всё будет хорошо… будет… раз Гаспар…»

Симон отодвинул от стола стул, посадил на него Этьену и вернулся к плите.

Как же ей было страшно! Невыносимо страшно! Непередаваемо. Страх парализовал все чувства, сделав её глухой и незрячей, не оставив ей ничего, кроме страха.

Тишина стала почти невыносимой. Настолько вязкой и плотной, что все предметы виделись ей словно опущенными в воду. Кухня находилась слишком далеко от комнаты, которую почему-то привыкли называть малой гостиной. Как будто в этом доме были другие гостиные! Впрочем, когда-то, наверное, были. Но так уж получилось, что, переселившись сюда, она самую большую комнату (возможно, и служившую прежним хозяевам гостиной) определила под библиотеку, а под гостиную сам собой отошел маленький уютный салон на втором этаже.

Она уже не пыталась побороть свой страх. Просто позволила ему завладеть всем её существом. Всё, что она могла, это, отдав ему себя, как в тюрьме, запереть его в своем теле. Отдав ему своё сердце, мозг и бесполезный комок нервов, загнать его под непреодолимую броню кожи.

Этьена сжалась, обхватила руками плечи и затихла, невидяще уткнувшись глазами в угол серванта.

Симон нашел на полке кофемолку, вытряхнул в неё из турки кофейные зерна, прокрутил и высыпал свежесмолотый кофе обратно в турку, после чего аккуратно долил холодной водой, поставил турку на плиту и включил газ.

Почувствовав запах кофе, Этьена встала, машинально сняла с полки оставшиеся чашки, поставила на стол и потянулась к разделочному столу за графином. Симон снял турку с конфорки, осторожно разлил кофе по чашкам. Этьена долила в чашки холодной воды, отставила графин и села, всё также обхватив руками плечи.

Источник:

litread.info

Парадокс параллельных прямых

Парадокс параллельных прямых. Книга первая Вильданова Татьяна Содержание
  • В начало
  • Перейти на

В настоящий момент француз уверенно загонял его на узкий пятачок между грудой камней и обрывом.

На половине дороге испанец вывернулся, отбил очередной выпад и отбросил француза к отвесной скале, ограничивающей площадку справа. Несколькими точными движениями он сначала заставил его прижаться к скале боком, а затем и вовсе развернуться спиной к обрыву.

Понимая, что влип, француз попытался прорваться обратно. Но размер пространства, на котором они сражались, не оставлял ему никакой возможности для маневров.

Некоторое время они топтались на месте, яростно взбивая клинками воздух. Потом испанец дрогнул.

Француз рванулся вперед. Испанец выманил его почти в центр площадки, откуда, орудуя эспадроном, как дубиной, отшвырнул обратно к обрыву.

Почувствовав за спиной пустоту, француз закачался, упал на одно колено и вцепился свободной рукой в траву.

Теперь рванулся вперед испанец, собираясь последним, завершающим ударом смести противника в пропасть.

Француз успел отклониться и выставить перед собой шпагу.

Клинок прошил испанца насквозь. Мужчина согнулся, выронил эспадрон и обеими руками схватился за основание клинка. Ещё не успев сообразить, что произошло, француз машинально потянул оружие на себя. Испанец качнулся следом, разжал руки, соскользнул со шпаги, сделал ещё несколько шагов, споткнулся и исчез за обрывом.

Еще не успев сообразить, что произошло, француз качнулся следом, но задел коленом за камень и плашмя растянулся по площадке.

В лицо пахнуло ветром. А там… внизу… где-то далеко внизу… так бесконечно далеко, что мозг отказывался воспринимать увиденное, были скалы, до нестерпимого блеска отлизанные ветром.

Всё ещё глядя вниз, он медленно оттянул своё тело назад. Потом пополз. А когда пятки уткнулись в стену, то встал на колени и ошалело потряс головой.

От застрявшей между камней кареты к нему спешила очаровательная женщина, жгучая брюнетка с пышной гривой растрепанных кудрей.

Мужчина вскочил и протянул руки.

Мужчина опустил руки.

– Хорошо, – сняв шляпу, режиссер промокнул голову носовым платком, – на сегодня хватит.

Взмокший от пота оператор медленно отлип от глазка камеры и бесконечно усталым жестом вытер лицо.

Глядя на него, помощник оператора торопливо сложил полотняный зонт, прикрывающий киноаппарат от солнца, а помощник режиссера также поспешно захлопнул один блокнот и тут же раскрыл другой.

– Завтра снимаем… – уже потеряв интерес к съёмкам, режиссер медленно направился к фургону, на ходу диктуя распоряжения помрежу, – …и гоните отсюда всех…

Начало и конец фразы утонули в пронзительном скрипе лебедки, поднимающей из-за обрыва люльку с испанцем.

Закончив писать, помреж захлопнул блокнот, заложил за ухо огрызок карандаша и метнулся к кучке мужчин, праздно ожидающих окончания съемок.

– Всё! Съемки окончены.

Рабочие торопливо побросали папиросы. Оператор кивнул и опять уткнулся в камеру.

Теперь заметались все. Кто тащил застрявшую между камней карету, кто широкую деревянную платформу, укрепленную под обрывом. Несколько человек сматывали провода. Ещё двое катили бобину с толстым полосатым кабелем.

Рабочие с грохотом обрушили платформу на камни и тут же накинулись на лебедку.

Замелькали костюмерши. Одна забрала у француза шпагу, другая – шляпу. Откуда-то опять вывернулся помреж.

– Быстрее! Грузите аппаратуру в третий фургон. Доре!

Не останавливаясь, помреж крепко хлопнул ладонью по спине француза.

– Ты свободен. Сдашь своё барахло и можешь убираться. Деньги получишь в конторе. Оставь свой адрес на случай пересъёмки… Какого черта!

Размахивая на бегу руками, мужчина ринулся вниз по склону, туда, где несколько человек пытались закатить карету в грузовой фургон.

Неподалеку, в высушенной беспощадным летним солнцем долине приткнулись кургузые жилые фургончики, внутри и вокруг которых разместился временный актерский лагерь. Около восьмисот квадратных метров пыльной травы, ставших на какой-то срок единственным прибежищем всего состава съемочной группы.

Несколько составленных буквой «П» фургонов образовали тесный, открытый в сторону долины, дворик, на котором разместились крохотные, чисто символические закутки раздевалок.

В фургонах слева приютились женщины. В правом и центральном мужчины. Все, кроме режиссера, для которого установили отдельную полотняную палатку с личной койкой, столиком и шезлонгом.

Всё свободное от раздевалок пространство двора заняли столы. Самые разнообразные столы, начиная с аккуратных гримерных и заканчивая грубо сколоченными козлами, доверху заваленными одеждой. Между ними стояли широкие квадратные ящики из-под аппаратуры, полностью заставленные посудой.

Центр площадки заняла деревянная бадья с водой.

С внешней стороны каре, под огромным полосатым тентом сгрудились такие же полосатые шезлонги.

Траву вокруг фургонов давно уже вытоптали, а образовавшиеся белёсые проплешины залили водой и утрамбовали до зеркального блеска.

Днем здесь постоянно сновали люди. У столиков гримерши колдовали над актерами, под тентами на бесполезных шезлонгах костюмеры проветривали одежду. С теневой стороны каре рабочие готовили аппаратуру, а повариха – еду, время от времени громко проклиная и солнце, и жару, и нахальных мужчин, норовящих ущипнуть её за локоть именно в тот момент, когда в её руке оказывался половник.

Здесь всё подчинялось съемкам. Поэтому обедали поздно вечером, когда долина расчерчивалась причудливыми линиями теней. А завтракали на рассвете. (Если вообще завтракали, так как в такой жаре все без исключения долго засиживались вечерами, после чего настолько отчаянно хотели спать по утрам, что ради нескольких лишних минут сна готовы были послать к черту не только завтрак, но и всё остальное.) Днем же перебивались теплой минералкой, которую осторожно тянули накрашенными губами через трубочку, и бутербродами. (Бутерброды тоже употребляли крайне неохотно, всеми правдами и неправдами дотягивая до жары, когда, даже при патологическом голоде, есть уже абсолютно не хотелось. И дело здесь не в диете, а в элементарном профессионализме. Актер должен сохранить наложенный на него грим до конца съемок, а съесть в жару бутерброд и при этом не испортить тщательно прорисованный гримером рот практически невозможно. Оставалась минералка.)

Сейчас часть труппы уезжала, поэтому лагерь гудел, как потревоженный улей. Те, кто не участвовал в погрузке съемочной аппаратуры, с лихорадочной скоростью собирали со столов вещи. Освободившиеся столы тут же безжалостно разламывали, сразу же раскладывая на отдельные штабеля крестовин и столешниц. С громким щелчком сплющивали шезлонги. Один в другой составляли стулья. Один из фургонов (тот, в котором во время съемок жил технический персонал) бесстыдно распахнули, из уютного домика снова превратив его в грузовой прицеп.

Всем вдруг нестерпимо захотелось как можно скорее убраться отсюда, от этой жары, от работы, от постоянной пыли, солнца, цикад и комаров. Перед глазами уже замаячили окна гостиницы. Любой нормальной гостиницы, где будут отдельные комнаты, умывальники и ванные, до краев наполненные водой.

Те, кто оставались, с нескрываемой завистью поглядывали на уезжающих. А уезжающие в немом исступлении лихорадочно паковали вещи. Если они успеют до темноты, то уже сегодня доберутся до города. Даже не города, а захолустной деревни, где отработавшие свои роли актеры смогут пересесть на местный автобус, а фургон со вторым оператором поедет дальше, до следующей деревни, вокруг которой режиссером были запланированы пейзажные съемки.

Шумный бестолковый и довольно удачный съемочный день постепенно скатывался к теплому ленивому вечеру.

На съемочной площадке ещё продолжались сборы. Отсюда было слышно, как там что-то тащили, кричали, ругались, посылали кого-то за запасными канатами… обещали спустить шкуру, если не успеют вовремя закончить…

Но уже наплывала благословенная вечерняя лень, незаметно приглушая все дневные звуки и давая долгожданную передышку перед оглушительным концертом ночных цикад.

Съемочный день закончен. Всё. Баста!

У актерского фургона Доре скинул камзол. Затем отцепил хвост парика и выпростал руки из рукавов сорочки. Теперь оставалось только протащить через широкий кружевной ворот загримированную голову.

– Черт… ну, хоть бы раз…

Как обычно, бдительно следя за тем, чтобы не смазать на рубашку грим, он забыл про прическу и опять зацепился кружевом за шпильку.

– Хоть бы раз… – наощупь выдергивая из волос шпильку, привычно пробурчал Доре.

Избавившись от рубашки, мужчина бросил на столик шпильку и всласть потянулся.

Он убрал руки и с удовольствием расправил плечи, казавшиеся ещё более широкими на фоне узких бедер и длинных ног, идеальную форму которых не могли скрыть даже короткие штанишки, пузырями вздутые над высокими ботфортами.

Он вытряхнул из волос остальные шпильки, отколол бант и запустил пальцы в шевелюру, безуспешно пытаясь расслоить спаянные лаком пряди.

Источник:

fanread.ru

Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга вторая в городе Кемерово

В нашем каталоге вы можете найти Татьяна Вильданова Парадокс параллельных прямых. Книга вторая по доступной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт России, например: Кемерово, Ульяновск, Тюмень.