Каталог книг

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы 495 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Геннадий Карпов Шёл я как-то раз… Повести и рассказы Геннадий Карпов Шёл я как-то раз… Повести и рассказы 120 р. litres.ru В магазин >>
Лев Вершинин. Фантастические произведения в 2 томах (комплект) Лев Вершинин. Фантастические произведения в 2 томах (комплект) 288 р. bookvoed.ru В магазин >>
Полное собрание сочинений Н. Н. Каразина (комплект из 5 книг) Полное собрание сочинений Н. Н. Каразина (комплект из 5 книг) 71900 р. ozon.ru В магазин >>
Кастрюля Infinity Кастрюля Infinity "Малинка", с крышкой, 4,8 л 990 р. ozon.ru В магазин >>
Футболка Print Bar Малинка Футболка Print Bar Малинка 1390 р. printbar.ru В магазин >>
Майка Print Bar Малинка Майка Print Bar Малинка 1390 р. printbar.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы

Малинка. Роман. Рассказы Аннотация к книге

.Эта книга о блуде и любви, о соразмерности в нашей жизни духа, души и плоти: не политики, не экономисты, а ты, вечный Адам, и ты, вечная Ева, - моделируете будущее.

.Подборка коротких повестей и рассказов, написанных в разные годы, составлена по принципу взросления героев: от детства до старости. Так, через отдельные истории, проходит человеческая жизнь.

Динамика цен на книгу Книги автора «Карпов В.» Книги издательства «У Никитских ворот»

У нас на сайте - все, что вы хотели узнать о книге Малинка. Роман. Рассказы.

Ее можно купить со скидками в 1 интернет-магазинах .

Книга «Малинка. Роман. Рассказы» - постоянный участник в списках самых актуальных новинок этого года.

Ищете отрывок из книги или отзывы читателей - пожалуйста , просто перейдите на сайт интернет-магазина.

Чтобы найти другие книги издательства у нас на сайте, вы можете воспользоваться функциональным поиском книг:

искать можно по разным параметрам, например, названию книги.

Источник:

knigabook.com

Читать Признание в ненависти и любви - br

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 779
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 898

ПРИЗНАНИЕ В НЕНАВИСТИ И ЛЮБВИ

Рассказы и воспоминания

ОСЕНЬ СОРОК ВТОРОГО

Мы простились в небольшой деревушке Зуи, где размещался штаб не так давно созданной бригады Семена Михайловича Короткина — на Витебщине традиция давать специальные названия партизанским соединениям не привилась, — чувствовалось влияние близкого фронта.

С месяц назад сына и жену вывезли ночью из «нейтральной» Слободы, устроив шумный спектакль. Перевернули в доме все вещи, подняли шум. Нужно было, чтобы никто не смог обвинить славную, отзывчивую семью, которая в первые дни войны приютила нас.

Хлопцы, участвовавшие в катавасии, делали это попутно — главной их задачей была заготовка соли для бригады. Потому, пока они проводили свою затяжную операцию, жена и сын вместе с ними жили в Тошнике — недалеком от Слободы лесу, помогая партизанам готовить пищу и мыть котелки.

В Зуях их поселили в доме рядом с госпиталем, и они занялись другим — стали собирать малину для раненых. Питались же на кухне при госпитале.

Последнюю ночь перед расставанием мы провели вместе. На пригуменнике отыскали стожок под навесной кровелькой, забрались на него, зарылись в сено и проговорили до рассвета.

Что осталось в памяти от той ночи и ясного утра? Свежесть и луговые запахи. И еще — родная теплота. Да, да! Она воспринимается сердцем и, согревая его, не тает, а как бы остается в тебе. Я не помню точно, о чем мы говорили. Но могу поклясться: разговор был наивным, далеким от испытаний, что ожидали нас. У жены есть фотокарточка — она в шестнадцать: лобастая, открытая, с гривкой, в простенькой, одолженной у подруги «баядерке» и поношенном, тоже чужом пальтишке. А на оборотной стороне подпись-напоминание старшему брату: «Не забывай, что твоя сестра, как и ты, твердо стоит за дело рабочего класса». Мне кажется, разговор наш по духу был тютелька в тютельку похож на эту подпись, Во всяком случае, такой след в душе остался от него. Помню только, когда мы первыми проснулись с сыном, я взялся за «ТТ». Разбирал, чистил пистолет и очень гордился, что глазенки у сына сверкали.

Группа, которая шла из Зуев за линию фронта, была небольшая. Сбитый под Витебском летчик — бледный, изнеможенный, в шлеме и позеленевшей кожанке, побывавшей в земле. Резвая, коротко постриженная студентка-медичка в сапогах и перешитой из шинели куртке. Председатель райисполкома — пожилой, бровастый, с добрыми, будто выцветшими глазами, в брезентовом плаще. Его жена с сестрой — еще полные, в летах женщины, которые, видимо боясь лихих событий, надели на себя лучшее, что сохранилось у них. И, наконец, моя жена с сыном, который будто бы собрался в гости — в туфельках, носках, рубашонке и седельчатой — дань времени — испанке с кистью. Сопровождали их два молодых парня-партизана — подводчик и проводник, одетые с каким-то охотничьим шиком. Но участвовали они в таких походах не впервые и держались по-будничному спокойно. Правда, у проводника на шее висел новенький автомат — ППШ — и парень чаще, чем следовало бы, трогал его, поправлял. И потому казалось: он подтянут, пружинист в движениях и может при удобном случае пальнуть из своего новенького оружия прямо в густое синее небо, не успевшее еще стать сентябрьским.

На улицу провожать их высыпали раненые — на костылях, с забинтованными головами, и медсестры — в халатах и белых косынках. Стали в ряд вдоль забора. Пришел Короткин, аккуратный, собранный, искренне пожал каждому, кто уходил, руку, дал моей жене адрес семьи.

— Хотя и в городке живут, а свой огород имеют, — сказал с грустной усмешкой. — Так что помогут. У них там и светомаскировки нет. Скупым не приходится быть.

— Хорошего вам хлопца оставляю, — вырвалось у жены. — Смотрите, берегите его, пожалуйста.

— Постараемся, — слегка смутился Семен Михайлович.

Помнится, я вообще удивлялся жене.

За день их предупредили: в районе так называемых «Витебских ворот» положение усложнилось, и не исключено, что придется искать глухих, нехоженых троп. Кое-кто отказался идти, ожидая лучших дней, а она вот напросилась и идет.

Жена стояла передо мной, опустив безвольно руки, но смотрела почти спокойно: нельзя плакать прощаясь, иначе беда будет подстерегать обоих.

О, как тогда я любил ее глаза, в глубине которых замирал и вспыхивал осторожный блеск! О, как любил их всегда! И в слезах — будто в расплавленном жемчуге. И сияющие, широко раскрытые от радости. И какие-то скорбящие от преданности, от желания, чтобы мне было лучше. Любил потемневшие от готовности броситься на любого, кто посмеет обидеть меня, сказать наперекор грубое слово, или полные мольбы быть справедливым и достойным справедливости.

Как и все светлые глаза, они меняли цвет. Когда она надевала зеленое платье, глаза молодели, отливали изумрудом. Когда надевала янтарные серьги и бусы, серые глаза как бы становились золотистыми, что-то обещали. В них отражались и чистое, ясное утро, и хмурая предвечерняя пора… Она знала об этом и охотно пользовалась даром-секретом, как женщина, которая любит и хочет быть любимой.

При людях жена разрешила поцеловать себя не обнимая. И когда я поцеловал ее в губы, они показались мне холодноватыми.

Подводчик посадил сына в передок телеги, нагруженной чемоданами, баульчиками, узлами, вскочил сам и дернул вожжи. До этого времени стояла сушь, и я заметил, как с колес, будто вода, по спицам потек песок. Но где-то за лесом лиловела туча, проливалась дождем. За ней, тоже с полосами дождя, плыла вторая. А над ними коромыслом выгнулась радуга. И вот туда, под дождевые тучи, отправилась подвода с группкой сутулившихся людей.

Такой, похожей на похоронную процессию, и осталась та картина в памяти. Околица Зуев выглядела бедно — вытоптанный животными выгон, из деревьев одна усыхающая раскидистая груша с порыжевшими нижними ветвями над дорогой. И только вдали лес… Курится пыль. Поскрипывает, тянется подвода, за ней — по обе стороны и сзади — несколько невеселых людей. Все.

А на следующий день наша группа в десять разведчиков-связных, которую подобрали в Зуях прибывшие из-за линии фронта представители Минского и Вилейского обкомов партии, двинулась в другую сторону — на запад.

Задания у нас были разнообразные. Штаб партизанского движения имел сведения — гитлеровцы включили некоторые районы Западной Белоруссии в генеральный округ рейхскомиссариата Остланд, куда входила Литва, и литовские коллаборанты будто бы отдали приказ занять наши пограничные кордоны на бывшей западной границе. Обследовав ее, небходимо было проверить, так это или нет. Мы получили письмо ЦК КП(б)Б, где подчеркивалось важное значение партизанских ударов по коммуникациям врага, по которым шло все необходимое на Восточный фронт, — как раз разгоралась Сталинградская битва. Мы должны были устанавливать связь между существующими отрядами, что могли встретиться по дороге, и в частности установить судьбу отряда Осташенка и Федора Маркова, который после окончания спецшколы в августе сорок первого был направлен в тыл врага и от которого не было вестей… Мне кроме всего поручалось собрать материал о Минске — о паспортном режиме в нем, о контрольно-пропускных пунктах, проверках и облавах, о борьбе минчан с захватчиками.

Минск! Туда в добрые мирные дни я ездил на зачетные сессии. Там, когда началась война, сдавал последний государственный экзамен и пережил первую в жизни бомбежку, — прижатый взрывами, лежал на булыжной мостовой Привокзальной площади, прикрыв собой девочку, которая вдруг осталась одна. А потом, когда немецкие стервятники улетели, благодаря удаче втиснулся в поезд. Правда, он шел уже не в Витебск, куда нужно было мне, чтобы попасть на Сиротинщину, в Долгую Ниву, где осталась моя семья, а в Могилев. Из Могилева же то железной дорогой, то пешью после злоключений и мытарств я все-таки добрался домой…

Источник:

www.litmir.me

Карпов В

Карпов В. Малинка — М.: Издательство «У Никитских ворот», 2013.

Карпов В. Малинка. — М.: Издательство «У Никитских ворот», 2013.

Главный герой романа В. Карпова «Малинка» (в журнальном варианте — «ФеРАМоН»), наподобие былинных, а может быть, сказочных персонажей, отправляется в великое путешествие. Нет, не за чашей Грааля он отправляется, не за тайной бессмертия, не за «философским камнем». Он отправляется на поиски той единственной Женщины, которая способна будет разжечь в его сердце Великий огонь любви.

Пожалуй, стоит подчеркнуть, что в романе именно мужчина, а не женщина жаждет Великого огня любви. Мужское начало традиционно активно, а женское — лишь принимающая сторона.

И мужское же начало, настигая цель, одухотворяет женщину, наполняя ее своими смыслами. Поднимая ее до сакральных высот, вдыхая в нее Бога, всю мощь своих счастливых открытий и откровений, приобретенных в горьком и сладком постижении бытия.

При этом в романе — поразительное, волшебное и даже таинственное сочетание вышеописанного смысла повествования и собственно сюжета.

Сюжет не просто земной, а очень земной. Даже слегка заземленный. Суть его в том, что наш герой, конечно же, встречает свою Великую Любовь.

Герой наш… слегка, как говорится, женат. Да и новая его избранница, совсем еще молоденькая девушка, имеет молодого человека.

Наш герой, изрядно, между прочим, потертый жизнью… пасует. Любовь-то он, к счастью, нашел, но — к несчастью — тут же от нее и отказался. Из всяческих благородных, разумеется, резонов: не буду тебе ломать жизнь, ты такая-сякая молодая, у тебя вот и паренек под стать, а я, типа, старый хрыч — ну и тому подобные доводы среднестатистической морали, которой ведь наплевать на Великую любовь!

А то, что любовь такова — герой наш вскоре и понимает. Он уже и не может без своей Малинки! И пошел второй виток героического эпоса — победоносное вторичное завоевание малодушно уступленной другому Великой любви.

Между тем не прошло время даром и для нашей героини.

Она, послушавшись нашего героя, таки вышла замуж за своего почти уже бывшего молодого человека и быстро родила ему первого ребенка. При этом не прервала связи с нашим благородным Ферамоном. Настолько тесной, что, когда родился второй ребенок, Ферамон какое-то время пребывал в уверенности, что он от него.

Героиня наша при всем том еще и пела в церковном хоре. А также ходила в местный ДК, где совершенствовала свое певческое искусство под руководством некоего господина, с которым также… Так же… как с мужем и Ферамоном. Вот какая интересная и насыщенная жизнь была у нашей Малинки. Ничуть не беднее, чем у самого Ферамона, столь опрометчиво выпустившего из рук свою Великую любовь на первом витке большого странствия.

Финал этой захватывающей истории хорош: «очарованный странник» Ферамон вырвал свою Малинку из лап двух мужиков и увез ее с чужими детьми в свой дом. К своему холодному очагу. Великая любовь победила все, даже простила те некоторые щекотливые моменты, которые кого-то, возможно, и смутили бы, не будь этой любви.

Такова сюжетная канва романа В. Карпова «Малинка». Основная канва. В романе немало интересных сюжетных ответвлений («Алтай», встреча со слепой девушкой и т. д.), но о главном я сказал.

А теперь о самом главном.

Я имею в виду особый дар, умение Владимира Карпова почти внезапно впадать в транс вдохновения. Способность видеть предмет или явление сразу в нескольких измерениях. За его спиной — вдруг — разворачивается парус, и автор взлетает от какого-нибудь вполне себе бытового, земного факта ввысь, на самый гребень больших смыслов и обобщений. И повествование обретает неожиданно онтологическую глубину, духовный объем, пафос.

Вспомним, например, как воспаряет автор, описывая (может быть, впервые в нашей литературе) сам физиологический процесс зачинания новой жизни на клеточном еще уровне. Ведь ему удается описать это как великое приключение во временах и пространствах, от поколения к поколению переходящую эстафету самой жизни человечества!

Эта удивительная способность В. Карпова была заметна и в его первых работах. В повести «Вилась веревочка», в рассказах «Юркин журавль», «Ермолаев, встаньте по диагонали!», в «Хали-гали под саксофон», в повести «Двое на голой земле» и бесподобном, любимом моем рассказе «Я могу хоть в валенке дышать!». А в романе «Танец единения душ», где речь шла о разведчиках и добытчиках якутских алмазов, эта способность явлена во всей полноте.

В романе «Малинка» автор, помимо «любовных страданий», трезво и жестко описывает современную Россию, по которой герой его катается из конца в конец в своем французском авто. Не тарантас Гоголя, не «жигули» В. Аксенова, конечно, но в чем-то — продолжение традиции «больших путешествий». Любовный сюжет созревает у Карпова на трагическом фоне растерзанной, униженной, преданной России. С заброшенными полями, разрушающимися заводами, фермами, фабриками, опустевшими деревнями и… так же страшно, опасно опустошенными и потерянными людьми.

Но в центре повествования — человек, наделенный необыкновенно мощным мужским началом. Осознав цель, он идет к ней, преодолевая препятствия без колебаний и сомнений. Он уверен: мужчина приходит в этот мир за женщиной, а женщина приходит в этот мир за ребенком. И потому, настигнув, завоевав, вырвав из слабых рук свою сильную, как и он сам, женщину, герой наш принимает безоговорочно и ее детей, потому что прозревает в них воплощение ее великой миссии. Вот — любовь!

Так, может быть, перед нами — роман о герое, воплощающем в себе самую настоящую национальную идею? Сильный мужчина — во времена стремительного и катастрофического вырождения мужского начала. На «розово-голубом» закате Европы. В синюшной от пьянства России…

Это мужское начало в прозе В. Карпова было изначально. И сейчас, в этом его первом романе о любви, оно проявилось во всей своей мощи.

Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов, размещённых в открытом доступе на сайте журнала «Сибирские огни», гиперссылка на сибирскиеогни.рф обязательна. При написании критических, полемических статей, колонок и пр., а также литературоведческих исследований (о прозе, поэзии, публицистике «СО»), необходима в обязательном порядке ссылка на номера журналов «Сибирские огни», где опубликованы затрагиваемые произведения того или иного автора.

w.yaCounter23509969 = new Ya.Metrika(<

var n = d.getElementsByTagName("script")[0],

if (w.opera == "[object Opera]") <

d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false);

>)(document, window, "yandex_metrika_callbacks");

Источник:

xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы

Малинка. Роман. Рассказы

"Малинка" - книга о Женщине, ведомой ныне всем тем, что прежде было привилегией мужчины. Женщина ищет смысл жизни, испытывает себя экстремальными условиями, пророчествует и стремится к экзотике. Но, как и в древние времена, женщина высвечивается и расцветает только в лучах мужской любви. Каждая женщина, по образу Девы Марии, через рождение Дитя участвует в мистерии Спасения рода человеческого. Героиня романа Таня Малинина исполнена готовностью к жертвенной любви и святым чувством материнства. Герой "Малинки" Валя Поцелуев, прозванный ФеРаМоНом, в радостном и задиристом ощущении бытия кружит по белу свету, встречая замечательных и прекрасных женщин.

.Эта книга о блуде и любви, о соразмерности в нашей жизни духа, души и плоти: не политики, не экономисты, а ты, вечный Адам, и ты, вечная Ева, - моделируете будущее.

.Подборка коротких повестей и рассказов, написанных в разные годы, составлена по принципу взросления героев: от детства до старости. Так, через отдельные истории, проходит человеческая жизнь.

Источник:

shop.rus.bz

Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы

Несмотря на солидный (толстовский!) возраст Сергея Николаевича Есина, смерть его стала полной неожиданностью для многих. Этим, вероятно, и объясняется сумбурность и некоторая однобокость иных воспоминаний-некрологов, появившихся в соцсетях, в основном литературных дам, общавшихся с ним по Литинституту — какие-то шероховатости его характера и поведения вспоминают, свои мелкие обиды. Но С. Есин — русский писатель, и этим в первую очередь интересен…

Книжная выставка-ярмарка, которая в середине декабря пройдёт в Санкт-Петербргском Художественном Музее, сосредоточится прежде всего на военно-исторической литературе. В остальном же она, традиционно для таких мероприятий, проходящих при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, будет включать в себя встречи с авторами, дискуссии на темы, связанные с российской историей, презентации книжных новинок.

21 ноября в медиацентре «Российской газеты» состоялась презентация мультимедийного проекта «Литературный экспресс», который реализуется Государственным музеем истории российской литературы имени В.И. Даля.

Читайте в свежем номере:

31 октября в Саранске состоялся вечер памяти писателя Анны Смородиной.

Самое время оформить подписку на "Литуратурную Россию" на 2018 год. Сделать это можно несколькими способами:

Сегодня вечером в Бетховенском зале Большого театра состоялось торжественное вручение литературной премии «Ясная Поляна» за 2017 год в трёх номинациях – «Современная русская проза», «Иностранная литература» и (впервые в этом году) «Событие».

Не так давно в Греции на острове Корфу прошла международная конференция, посвящённая великому русскому флотоводцу Фёдору Ушакову. От Союза писателей России в этом важном мероприятии участвовали автор неоднократно переиздававшейся в серии «ЖЗЛ» книги об Ушакове Валерий Ганичев, который совсем недавно отпраздновал своё 84-летие, его дочь Марина Ганичева и сопредседатель Союза писателей Сергей Котькало (правда, что этот чиновник написал, никто не знает, как никто не знает и что он сделал в деле изучения и прославления Фёдора Ушакова).

Конкурс организован Республиканским агентством по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» (Казань) и его целью является формирование интереса к культуре и искусству различных народов, проживающих на территории Российской Федерации и за её пределами.

Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

Три «кита» государственности

Издательство «Тверское княжество» выпустило две книги Геннадия Климова: «Код России» и «Пособие для будущего президента» (в соавторстве с Марией Орловой). Первая примечательна тем, что в ней анализируются несколько тысячелетий, которые прошло человечество: от Всемирного потопа до наших дней. Спрашивается: а причём здесь Россия, особенно, если брать ветхозаветные времена? А в том, и автор убедительно доказывает это, основываясь на достижениях разных наук, лингвистики и археологии, мировых религиях, эпосах всех народов на всех континентах, древних памятниках культуры, что на каждом историческом этапе глобальные события разворачивались на территории современной России. Цивилизация наших предков значительно архаичнее Древнего Шумера и Древнего Египта. Здесь же надо искать и корни Праязыка человечества. Эта теория находит всё большее и большее подтверждение в трудах и других учёных – Леднева, Троицкого, Тюняева, Чудинова, Гриневича. Мне эта тема близка, поскольку я и сам занимался ею несколько лет, писал книгу о поисках Праязыка, погружаясь в лингвистические глубины, древние арамейские, хеттские, семитские, индоевропейские, венедские и другие языки. И пришёл к тому же выводу: древнейшие культуры Междуречья, Индии, Египта, Китая – ростки одного корня, и этот корень следует искать на территории Русской равнины. Даже последние генетические исследования показали, что население средней полосы России значительно «старше» жителей Европы и Америки.

Но книга Климова посвящена не только древности. Его исторические исследования спроецированы на современность. Он выходит к понятию о ментальном коде России и разрабатывает новые принципы развития, основанные на сакральных знаниях предков. Что само по себе крайне интересно и неожиданно. К тому же, книга облечена в популяризаторскую форму, написана просто, ясно и убедительно, в ней приводятся многочисленные ранее неизвестные факты, любопытные гипотезы, даются ошеломляющие выводы. И, несмотря на всю серьёзность и научность темы, она доступна в понимании и познании для массового читателя. А кроме того будет весьма полезна и для властных элит. Если не для этих, олигархическо-бюрократических, так для тех, кто когда-нибудь, надеюсь, всё же придёт им на смену. Пора бы уж.

Вторая книга более конкретна, специфична. Она представляет собой обобщение теоретических и эмпирических знаний по социально-экономическому развитию территорий, в том числе брендированию мест. Бренд города, пишут авторы, не сводится только к логотипу. Это многоплановое и многоуровневое явление, которое должно вырасти из представлений специалистов по территориальному маркетингу и местного сообщества. Но, чтобы понятие бренда сформировалось, жители того или иного населённого пункта прежде всего должны почувствовать себя этим местным сообществом… А такое бывает далеко не всегда. И тут, возвращаясь к первой книге, приведу мысль Климова о том, где надо искать причину современных бед: в отклонении от того пути, который начался для наших предков много тысячелетий назад.

Эта книга написана также очень увлекательно. И предназначается она не только руководителям разных уровней – губернаторам и главам муниципалитетов, но и простым жителям городов и посёлков, от которых главным образом и зависит будущее их родной земли и страны в целом. Авторы пишут: «Судьба любого места сегодня зависит прежде всего от воли и умения лидеров конкретного регионального сообщества. Управление социальными системами требует высочайшей квалификации и глубоких знаний об обществе. Эти знания есть, но они растворены во многих философских доктринах, религиозных догматах, практике управления и маркетинга. » Вот они и попытались всю эту информацию интегрировать в некую систему правил, выполнение которых поможет избежать ошибок и провалов и добиться успеха.

Постскриптум. А главный вывод, который можно вынести из обеих книг, таков: если у общества нет осознания национальной идентичности и общих государственных интересов, то невозможно и появление новых вождей, которые будут способны к «умному деланию». И, как следствие, такая страна не будет иметь перспектив в новом глобальном соревновании народов. Поэтому восстановление и возрождение России лежит (кроме новой мощной индустриализации) прежде всего в сфере идеологии, истории и культуры. А вот все эти три кита, добавлю я от себя, на которых зиждется государственность, находятся у нас в каком-то странном болезненно-аморфном состоянии. Если не сказать ещё крепче: ублюдочном. Но, может быть, это для кого-то и выгодно?

В новую книгу замечательного писателя, сценариста, автора и ведущего многих теле– и радиопрограмм, в том числе уникальной радиоэнциклопедии российской истории и культуры «Национальный герой», Владимира Карпова «Малинка» (издательство «У Никитских ворот») вошли одноимённый роман и серия коротких повестей и рассказов разных лет. И вот на что сразу же хочу обратить внимание. Казалось бы, вращаясь долгие годы (ещё с перестроечных времён) в радиоэфире, Владимир должен был бы неизменно пропитаться свойственной этой профессии либерально-журналистскими маслами, потерять или намеренно забыть связь с землёй, с народом, со своей алтайской родиной. Но нет. Шукшинские Сростки пропитали его с детства ещё крепче, въелись в кровь и душу навсегда и их, я имею в виду традиционно-корневую русскую литературу, ничем не вытравишь. Никакими соблазнами современных СМИ. И каким он был сорок лет назад, а столько я его и знаю, таким и остаётся в своём творчестве и в жизни: весёлым, остроумным, примечающим всё лучшее и светлое и отметающим всё худшее и пошлое вокруг. Это настоящий русский писатель, каких теперь очень мало. И талант его проявляется во всём. Не случайно Володя награждён дипломом ЮНЕСКО «За вклад в мировую культуру», а его роман «Танец единения душ» (я писал о нём несколько лет назад в нашей газете) был удостоен «Большой литературной премии России» (а кроме того фильм «Тайна Чингисхана», автором сценария которого он был, номинировался на премию «Оскар»). Словом, этого идущего по обезлюдевшей дороге богатыря русской словесности не остановить и в западню не заманишь. Так и продолжай идти дальше, а за тобой и новое войско народится.

Но теперь к самой книге. Повести и рассказы в ней составлены по принципу взросления героев – от детства до старости. Сюжеты разнообразны, порою анекдотичны, что свойственно и манере Василия Макаровича Шукшина, и все они дышат простой человеческой жизнью. Как, например, особенно мне любый давний рассказ Карпова «Я могу хоть в валенке дышать!». А он, между прочим, вошёл в Антологию «Шедевры русской литературы ХХ века». Пересказывать сюжет нет смысла, это всё равно, что ловить на поляне голыми руками птиц. Тут важно почувствовать аромат слов, дыхание времени, терпкий вкус смысла происходящего с главными персонажами и со страной в целом. Но последние абзацы приведу целиком: «Жара меж тем вошла в полную полуденную силу. Ладно бы, если мы были бы где-то в селе, среди деревьев и саманных домиков. Но в центре пробетонированного города, где от зноя исходит пеной асфальт, едва поспевая за отцом, я взмолился:

– Как ты можешь тут жить?! Дышать же нечем!

И тогда отец сказал мне слова, пред которыми мог бы обезмолветь сам Сократ.

Родившийся за год до Первой мировой, переживший на веку несколько войн, революций и социальных формаций, в умопомрачительную жару шагая размашисто впереди с лыжной палкой и семикилограммовой дыней, он огласил окрест:

– Я могу хоть в валенке дышать!»

Так что дышать и жить можно везде, если ты именно живёшь, а не прозябаешь и не подстраиваешься всякий раз под «новую» жизнь. А вот нынешние оборотистые телевизионщики, гламурные писаки, политики, нувориши, деятели культуры, чинуши и все прочие власть предержащие, похоже, без противогазов уже и не могут существовать. Воздух России им чужд и горек, как отрава. Такими они мне почему-то всё время и видятся в экране ящика: на одно лицо, с хоботами противогазов.

Что же касается романа «Малинка», то он о девочке, девушке, женщине Татьяне Малининой, которая с детства исполнена готовности к жертвенной любви и святым чувствам материнства. Она ищет смысл жизни, испытывает себя экстремальными условиями (что прежде было привилегией мужчин), пророчествует и стремится к экзотике. Но высвечивается она и расцветает только в лучах мужской любви. И не случайно в прологе к роману Владимир проводит Молитву «Богородица, Дева, радуйся!» рефреном сквозь душу маленькой девочки, стоящей в храме. Ведь так и каждая женщина, по образу Девы Марии, через рождения Дитя участвует в мистерии Спасения рода человеческого.

Есть и ещё один главный герой «Малинки» – это Валентин Поцелуев, прозванный ФеРаМоНом, который в радостном и задиристом ощущении бытия кружит по белу свету, встречая замечательных и прекрасных женщин. Вместе с ним, с этим неугомонным персонажем, читатель окунается в водоворот жизни, в меняющийся мир от Черноморского побережья до излюбленной автором Якутии, где царит Полюс холода. А по сути, это не просто территория, обозначенное географическое пространство романа, это сама Вселенная, её глубины, где свершается высшее таинство Земли – зачатие человека.

Постскриптум. И если уж совсем коротко, то эта книга о человеческих страстях и любви, о соразмерности в нашей жизни во все времена духа, души и плоти.

Время собирать пожитки

Есть «время собирать камни и время разбрасывать камни», как смыслы жизни, а есть и другие «истины»: просто наступает время собирать пожитки и переезжать на новые квартиры. Для некоторых людей, а таких, собственно, большинство, и это не в укор им – ценности личных пожитков важнее смыслов. Либеральный человек именно так и устроен. Быстро перекрашивается и переделывается. Камни из его чемодана летят во все стороны, а на их место упихивется всё мало-мальски пригодное для очередного потребления. Таким мне видится содержание книги киножурналиста Юрия Абросимова «Пожитки» (издательство «Центрполиграф»), обозначенной им как «роман-дневник», где он с усмешкой идёт по проторённой дорожке развенчивания всего, что было в Советском Союзе. Вдохновителями этого русла в фильмотеке сегодняшнего дня являются неизменные мажоры всех времён, хоть советских, хоть либеральных, Валерий Тодоровский и Фёдор Бондарчук. Да и Никита Михалков из той же когорты. Всё тогда было плохо, смешно и гадко, а уж этим самым мажорам жизнь и вовсе казалась невыносимой. А главное, конечно же, повторяет вслед за другими «ниспровергателями» автор – это отсутствие туалетной бумаги (!). Будто у них тогда других «занятий» не было… Вот и он как-то нёс на шее чудом раздобытую связку рулонов, а за спиной у него раздавался изумлённый шёпот и ропот несчастных совков:

– Где бумажку достал? Повезло парню…

Опять же и другой дефицит: продукция Баковского завода резиновых изделий. Презервативы продавались только в аптеках, а «народ их приобретать стеснялся, потому что тогда пришлось бы публично расписаться в ведении половой жизни, не регламентированной нуждой в детях» (по-Абросимову). Но это уже из области ходячих анекдотов, вроде тех, что и секса в СССР не было. Однако автору снова несказанно повезло, причём, ещё в школьном возрасте. Достал-таки. И вот, значит, сидит в пустой комнате один маленький контрацептив и с вожделением смотрит на другой контрацептив, лежащий перед ним на тумбочке. Сидит и с негодованием думает обо всей пионерской организации во всесоюзном масштабе вместо того, чтобы, как и положено юному ленинцу заняться мастурбацией. А где джинсы взять? Порнофильмы? Колбасу? Жевательную резинку? Эту что ли, баковскую, пожевать? А за окном идёт колонна демонстрантов на какой-то очередной тупой коммунистический праздник… Беда, горе!

Постскриптум. Что ж, автор бывает во многом прав, да и пишет гладко. Например, когда обличает разрыв между столичной помпезностью и рядовым народонаселением. Но когда сравниваешь прошлое и настоящее, путешествуя из Советского Союза в современную Россию, стоит всё-таки учитывать не наличие сортов колбасы и баковских изделий, а нечто другое, иные смыслы. А то сам превращаешься в клише и штамп, которые уже набили оскомину. И вся литературная хроника действительно становится затасканными пожитками.

Источник:

www.litrossia.ru

Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы в городе Липецк

В этом каталоге вы имеете возможность найти Карпов В. Малинка. Роман. Рассказы по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Липецк, Воронеж, Астрахань.