Каталог книг

Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Универсальная хрестоматия составлена в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта нового поколения и может быть использована со всеми основными учебниками по литературному чтению, рекомендованными Министерством образования и науки РФ. Книга включает в себя произведения устного народного творчества, сказки русских и зарубежных писателей, стихотворения и прозу отечественных классиков. Кроме того, в хрестоматии имеются краткие биографические сведения и интересные факты из жизни любимых детских писателей.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс 129 р. litres.ru В магазин >>
Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 2 класс Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 2 класс 129 р. litres.ru В магазин >>
Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 4 класс Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 4 класс 129 р. litres.ru В магазин >>
Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 3 класс Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 3 класс 129 р. litres.ru В магазин >>
Жилинская А. (ред.) Универсальная хрестоматия. 1 класс Жилинская А. (ред.) Универсальная хрестоматия. 1 класс 184 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Жилинская А. (ред.) Универсальная хрестоматия. 1 класс Жилинская А. (ред.) Универсальная хрестоматия. 1 класс 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Эксмо Универсальная хрестоматия: 1 класс Эксмо Универсальная хрестоматия: 1 класс 201 р. mytoys.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Универсальная хрестоматия

Читать онлайн "Универсальная хрестоматия. 1 класс" автора Авторов коллектив - RuLit - Страница 1

Универсальная хрестоматия: 1 класс

Устное народное творчество

Не куст, а с листочками,

Не рубашка, а сшита,

Не человек, а рассказывает.

Где носом ведёт,

Там заметку кладёт.

Кто его раздевает,

Тот слёзы проливает.

Среди двора стоит копна:

Спереди вилы, сзади метла.

Придёт домой — растянется.

Да весь мир одевает.

Сам алый, сахарный;

Кафтан зелёный, бархатный.

У Иванова двора

Всем селом пожар тушили,

А огонь не загасили.

Пришёл дедушка Фома,

Он народ погнал в овин [1] ,

Затушил пожар один.

Как Фома тушил пожар,

Он об этом не сказал.

Только слышно стороной:

Затушил он бородой!

Между небом и землёй

И нечаянно хвостом

К небу прицепился.

Из-за леса, из-за гор

Едет дедушка Егор.

Он на сивой [2] на телеге,

На скрипучем на коне,

Ремень за пояс заткнут,

На босу ногу зипун [3] .

Ехала деревня мимо мужика,

Вдруг из-под собаки лают ворота.

И давай дубасить

Кошка на окошке

Курочка в сапожках

Мыши водят хоровод,

На лежанке дремлет кот.

Тише, мыши, не шумите,

Кота Ваську не будите.

Вот проснётся Васька-кот,

Разобьёт весь хоровод.

Что ты рано встаёшь,

Ване спать не даёшь?

Пословицы и поговорки

Для Родины своей ни сил, ни жизни не жалей.

Источник:

www.rulit.me

Читать бесплатно книгу Универсальная хрестоматия

Универсальная хрестоматия. 1 класс Устное народное творчество

Не куст, а с листочками,

Не рубашка, а сшита,

Не человек, а рассказывает.

Где носом ведёт,

Там заметку кладёт.

Кто его раздевает,

Тот слёзы проливает.

Среди двора стоит копна:

Спереди вилы, сзади метла.

Придёт домой – растянется.

Да весь мир одевает.

Сам алый, сахарный;

Кафтан зелёный, бархатный.

У Иванова двора

Всем селом пожар тушили,

А огонь не загасили.

Пришёл дедушка Фома,

Он народ погнал в овин[1] 1

Овин – хозяйственная постройка, в которой сушили снопы перед молотьбой.

Затушил пожар один.

Как Фома тушил пожар,

Он об этом не сказал.

Только слышно стороной:

Затушил он бородой!

Между небом и землёй

И нечаянно хвостом

К небу прицепился.

Из-за леса, из-за гор

Едет дедушка Егор.

Сивый – цвет лошади: вороная с проседью.

На скрипучем на коне,

Ремень за пояс заткнут,

На босу ногу зипун[3] 3

Зипун – в старину верхняя одежда у крестьян из домотканого коричневого или чёрного сукна.

Ехала деревня мимо мужика,

Вдруг из-под собаки лают ворота.

И давай дубасить

КОШКА И КУРОЧКА

Кошка на окошке

Курочка в сапожках

Мыши водят хоровод,

На лежанке дремлет кот.

Тише, мыши, не шумите,

Кота Ваську не будите.

Вот проснётся Васька-кот,

Разобьёт весь хоровод.

Что ты рано встаёшь,

Ване спать не даёшь?

Пословицы и поговорки

Для Родины своей ни сил, ни жизни не жалей.

Родина – мать, умей за неё постоять.

Где смелость, там и победа.

Нет друга – ищи, а нашёл – береги.

Все за одного, один за всех.

ОБ УМЕНИИ И ТРУДОЛЮБИИ

Делу время, а потехе час.

Учение – путь к умению.

Терпение и труд всё перетрут.

Семь раз отмерь, а один отрежь.

Без труда не вытащишь и рыбку из пруда.

Не учи безделью, а учи рукоделью.

Труд человека кормит, а лень портит.

О ЛЕНИ И НЕРАДИВОСТИ

Поспешишь – людей насмешишь.

Под лежачий камень и вода не течёт.

Не спеши языком, торопись делом.

Делаешь наспех – сделаешь на смех.

Скучен день до вечера, коли делать нечего.

Любишь кататься – люби и саночки возить.

На работу он сзади последних,

а на еду – впереди первых.

Скороговорки

На дворе трава, на траве дрова.

Не руби дрова на траве двора.

От топота копыт пыль по полю летит.

Проворонила ворона воронёнка.

Бежит лиса по шесточку,

Лизни, лиса, песочку!

Ехал грека через реку,

Видит грека – в реке рак,

Сунул грека руку в реку,

Рак за руку греку цап.

У перепела и перепёлки пять перепелят.

Шли сорок мышей, несли сорок грошей;

Две мыши поплоше несли по два гроша.

Ай, чу-чу, чу-чу, чу-чу,

Я горошек молочу,

Я горошек молочу

На Ивановом току.

Ко мне курочка бежит,

Ой, бежит она, спешит,

Ничего не говорит.

А из курочки перо

Ой, далёко, далеко,

На Иваново село.

Ретивый – усердный, горячий, старательный.

С нами в салочки

На берёзу села галка,

Две вороны, воробей,

Три сороки, соловей.

Ой ты, зоренька-заря,

А кто зореньку найдёт,

Тот и вон пойдёт.

С длинной гривой

Скачет по полям

Где проскачет он —

Кого первого найдёт,

Тот за палочкой пойдёт.

Докучные сказки

Стоит град пуст,

А во граде куст.

Под кустом сидит старец,

У него в руках косой заяц.

У зайца во рту сало.

Не начать ли сначала?

Во борочке журавль да кулик.

На лужочке старушка и старик.

Накосили стожок сенца

И поставили у крыльца.

Не сказать ли сказку опять с конца?

Русские народные сказки
Волк и коза

Жила-была коза, сделала себе в лесу избушку и нарожала деток.

Воротится коза, постучится в дверь и запоёт:

А я, коза, в бору была;

Ела траву шёлковую,

Пила воду студёную.

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлятки тотчас отопрут дверь и впустят мать. Она их покормит и опять уйдёт в бор, а козлята запрутся крепко-накрепко.

Волк всё это подслушал, выждал время, и только коза в бор, он подошёл к избушке и закричал толстым голосом:

Вы, детушки, вы, батюшки,

Ваша мать пришла,

Полны копытцы водицы!

А козлятки отвечают:

– Слышим, слышим – не матушкин это голосок! Наша матушка поёт тонким голосом и не так причитает.

Волк ушёл и спрятался. Вот приходит коза и стучится.

А я, коза, в бору была;

Ела траву шёлковую,

Пила воду студёную.

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлятки впустили мать и рассказали ей, как приходил к нам бирюк (волк) и хотел их поесть.

Коза покормила их и, уходя в бор, строго-настрого наказала:

– Коли придёт кто к избушечке и станет проситься толстым голосом и не переберёт всего, что я вам причитываю, – того ни за что не впускать в двери.

Только ушла коза, волк прибежал к избушке, постучался и начал причитывать тоненьким голосом:

А я, коза, в бору была;

Ела траву шёлковую,

Пила воду студёную.

Бежит молоко по вымечку,

Из вымечка по копытечку,

Из копытечка во сыру землю!

Козлята отперли дверь, волк вбежал в избу и всех поел, только один козлёночек схоронился, в печь улез.

Приходит коза; сколько ни причитывала – никто ей не отзывается. Подошла поближе к дверям и видит, что всё отворено; в избу – а там всё пусто; заглянула в печь и нашла одного детища.

Как узнала коза о своей беде, села она на лавку, зачала горько плакать и припевать:

– Ох вы, детушки мои, козлятушки! На что отпиралися-отворялися, злому волку доставалися? Он вас всех поел и меня, козу, со великим горем, со кручиною сделал.

Услыхал это волк, входит в избушку и говорит козе:

– Ах ты, кума, кума! Что ты на меня грешишь? Неужели таки я сделаю это. Пойдём в лес, погуляем.

– Нет, кум, не до гулянья.

– Пойдём! – уговаривает волк.

Пошли они в лес, нашли яму, а в этой яме разбойники кашицу недавно варили, и оставалось в ней ещё довольно-таки огня.

Коза и говорит волку:

– Кум, давай попробуем, кто перепрыгнет через яму?

Волк прыгнул, да и ввалился в горячую яму; брюхо у него от огня лопнуло, и козлята оттуда да прыг к матери!

И стали они жить да поживать, ума наживать, а лиха избывать.

Лиса и кувшин

Вышла баба на поле жать[5] 5

Жать – срезать серпом растения с корня.

[Закрыть] и спрятала за кусты кувшин с молоком. Подобралась к кувшину лиса, всунула в него голову, молоко вылакала; пора бы и домой, да вот беда – головы из кувшина вытащить не может.

Ходит лиса, головой мотает и говорит:

– Ну, кувшин, пошутил, да и будет – отпусти же меня, кувшинушко! Полно тебе, голубчик, баловать – поиграл, да и полно!

Не отстаёт кувшин, хоть ты что хочешь.

– Погоди же ты, проклятый, не отстаёшь честью, так я тебя – утоплю.

Побежала лиса к реке и давай кувшин топить. Кувшин-то утонуть утонул, да и лису за собой потянул.

Лиса и козёл

Бежала лиса, на ворон зазевалась – попала в колодец.

Воды в колодце было немного: утонуть нельзя, да и выскочить тоже. Сидит лиса, горюет. Идёт козёл, умная голова; идёт, бородищей трясёт, рожищами мотает; заглянул от нечего делать в колодец, увидел там лису и спрашивает:

– Что ты там, лисонька, поделываешь?

– Отдыхаю, голубчик, – отвечает лиса. – Там наверху жарко, так я сюда забралась. Уж как здесь прохладно да хорошо! Водицы холодненькой – сколько хочешь.

А козлу давно пить хочется.

– Хороша ли вода-то? – спрашивает козёл.

– Отличная! – отвечает лиса. – Чистая, холодная! Прыгай сюда, коли хочешь; здесь обоим нам место будет.

Прыгнул сдуру козёл, чуть лисы не задавил, а она ему:

– Эх, бородатый дурень! И прыгнуть-то не умел – всю обрызгал.

Вскочила лиса козлу на спину, со спины на рога, да и вон из колодца.

Чуть было не пропал козёл с голоду в колодце; насилу-то его отыскали и за рога вытащили.

Пузырь, соломинка и лапоть

Жили-были пузырь, соломина и лапоть[6] 6

Лапоть – плетёная обувь.

[Закрыть] ; пошли они в лес дрова рубить, дошли до реки, не знают: как через реку перейти? Лапоть говорит пузырю: «Пузырь, давай на тебе переплывём!» – «Нет, лапоть, пусть лучше соломинка перетянется с берега на берег, а мы перейдём по ней». Соломинка перетянулась; лапоть пошёл по ней, она и переломилась. Лапоть упал в воду, а пузырь хохотал, хохотал, да и лопнул.

Лисичка-сестричка и волк

Жили себе дед да баба. Дед говорит бабе:

– Ты, баба, пеки пироги, а я запрягу сани да поеду за рыбой.

Наловил рыбы и везёт домой целый воз. Вот едет он и видит: лисичка свернулась калачиком и лежит на дороге. Дед слез с воза, подошёл к лисичке, а она не ворохнётся, лежит себе как мёртвая.

– Вот будет подарок жене! – сказал дед, взял лисичку и положил на воз, а сам пошёл впереди.

А лисичка улучила время и стала выбрасывать полегоньку из воза всё по рыбке да по рыбке, всё по рыбке да по рыбке. Повыбросила всю рыбу и сама ушла.

– Ну, старуха, – говорит дед, – какой воротник привёз я тебе на шубу!

– Там на возу – и рыба и воротник.

Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы – и начала ругать мужа:

– Ах ты, такой-сякой! Ты ещё вздумал обманывать!

Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мёртвая. Погоревал, погоревал, да делать нечего.

А лисичка собрала всю разбросанную рыбу в кучку, уселась на дорогу и кушает себе.

Приходит к ней серый волк:

– Налови сам да и кушай.

– Эка, ведь я же наловила! Ты, братец, ступай на реку, опусти хвост в прорубь, сиди да приговаривай: «Ловись, рыбка, и мала?, и велика?! Ловись, рыбка, и мала?, и велика?! Ловись, рыбка, и мала?, и велика?!» Рыбка к тебе сама на хвост нацепится. Да смотри сиди подольше, а то не наловишь.

Волк и пошёл на реку, опустил хвост в прорубь и начал приговаривать:

Ловись, рыбка, и мала?, и велика?!

Ловись, рыбка, и мала?, и велика?!

Вслед за ним и лиса явилась; ходит около волка да причитывает:

Ясни, ясни, на небе звёзды,

Мёрзни, мёрзни, волчий хвост!

– Что ты, лисичка-сестричка, говоришь?

– То я тебе помогаю.

А сама, плутовка, поминутно твердит:

Мёрзни, мёрзни, волчий хвост!

Долго-долго сидел волк у проруби, целую ночь не сходил с места, хвост его и приморозило; пробовал было приподняться: не тут-то было!

«Эка, сколько рыбы привалило – и не вытащишь!» – думает он.

Смотрит, а бабы идут за водой и кричат, завидя серого:

– Волк, волк! Бейте его, бейте его!

Прибежали и начали колотить волка – кто коромыслом[7] 7

Коромысло – деревянное приспособление для ручного ношения двух вёдер или других грузов.

[Закрыть] , кто ведром, кто чем попало. Волк прыгал, прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.

«Хорошо же, – думает, – уж я тебе отплачу, сестрица!»

Тем временем, пока волк отдувался своими боками, лисичка-сестричка захотела попробовать, не удастся ли ещё что-нибудь стянуть. Забралась в одну избу, где бабы пекли блины, да попала головой в кадку с тестом, вымазалась и бежит. А волк ей на-встречу:

– Так-то учишь? Меня всего исколотили!

– Эх, братец! – говорит лисичка-сестричка. – У тебя хоть кровь выступила, а у меня мозг, меня больней твоего прибили: я насилу плетусь.

– И то правда, – говорит волк, – где уж тебе, сестрица, идти, садись на меня, я тебя довезу.

Лисичка села ему на спину, он её и повёз.

Вот лисичка-сестричка сидит да потихоньку напевает:

Битый небитого везёт,

Битый небитого везёт!

– Что ты, сестрица, говоришь?

– Я, братец, говорю: «Битый битого везёт».

– Так, сестрица, так!

Лежит в поле лошадиная голова. Прибежала мышка-норушка и спрашивает:

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

Никто не отзывается.

Вот она вошла и стала жить в лошадиной голове.

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

– Я, мышка-норушка; а ты кто?

– А я лягушка-квакушка.

– Ступай ко мне жить.

Вошла лягушка, и стали себе вдвоём жить.

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

– Я, мышка-норушка, да лягушка-квакушка; а ты кто?

– А я на горе увёртыш.

Стали они втроём жить.

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

– Мышка-норушка, лягушка-квакушка, на горе увёртыш; а ты кто?

– А я везде поскокиш.

Стали четверо жить.

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

– Мышка-норушка, лягушка-квакушка, на горе увёртыш, везде поскокиш; а ты кто?

– А я из-за кустов хватыш.

Стали пятеро жить.

Вот приходит к ним медведь:

– Терем-теремок! Кто в тереме живёт?

– Мышка-норушка, лягушка-квакушка, на горе увёртыш, везде поскокиш, из-за кустов хватыш.

– А я всех вас давишь!

Сел на голову и раздавил всех.

Привередница

Жили-были муж да жена. Детей у них было всего двое – дочка Малашечка да сынок Ивашечка. Малашечке было годков десяток или поболе, а Ивашечке всего пошёл третий.

Отец и мать в детях души не чаяли и так уж избаловали! Коли дочери что наказать надо, то они не приказывают, а просят. А потом ублажать начнут:

– Мы-де тебе и того дадим, и другого добудем!

А уж как Малашечка испривереднилась, так такой другой не то что на селе, чай, и в городе не было! Ты подай ей хлебца не то что пшеничного, а сдобненького, – на ржаной Малашечка и смотреть не хочет!

А испечёт мать пирог-ягодник, так Малашечка говорит:

– Кисел, давай медку!

Нечего делать, зачерпнёт мать на ложку мёду и весь на дочернин кусок ухнет. Сама же с мужем ест пирог без мёду: хоть они и с достатком были, а сами так сладко есть не могли.

Вот раз понадобилось им в город ехать, они и стали Малашечку ублажать, чтобы не шалила, за братом смотрела, а пуще всего, чтобы его из избы не пускала.

– А мы-де тебе за это пряников купим, да орехов калёных, да платочек на голову, да сарафанчик с дутыми пуговками. – Это мать говорила, а отец поддакивал.

Дочка же речи их в одно ухо впускала, а в другое выпускала.

Вот отец с матерью уехали. Пришли к ней подруги и стали звать посидеть на травке-муравке. Вспомнила было девочка родительский наказ, да подумала: «Не велика беда, коли выйдем на улицу!» А их изба была крайняя к лесу.

Подруги заманили её в лес с ребёнком – она села и стала брату веночки плесть. Подруги поманили её в коршуны поиграть, она пошла на минутку, да и заигралась целый час.

Вернулась к брату. Ой, брата нет, и местечко, где сидел, остыло, только травка помята.

Что делать? Бросилась к подругам – та не знает, другая не видела. Взвыла Малашечка, побежала куда глаза глядят брата отыскивать: бежала, бежала, бежала, набежала в поле на печь.

– Печь, печурка! Не видала ли ты моего братца Ивашечку?

А печка ей говорит:

– Девочка-привередница, поешь моего ржаного хлеба, поешь, так скажу!

– Вот, стану я ржаной хлеб есть! Я у матушки да у батюшки и на пшеничный не гляжу!

– Эй, Малашечка, ешь хлеб, а пироги впереди! – сказала ей печь.

Малашечка рассердилась и побежала далее. Бежала, бежала, устала, – села под дикую яблоню и спрашивает кудрявую:

– Не видала ли, куда братец Ивашечка делся?

А яблоня в ответ:

– Девочка-привередница, поешь моего дикого, кислого яблочка – может статься, тогда и скажу!

– Вот, стану я кислицу есть! У моих батюшки да матушки садовых много – и то ем по выбору!

Покачала на неё яблоня кудрявой вершиной да и говорит:

– Давали голодной Маланье оладьи, а она говорит: «Испечены неладно!»

Малаша побежала далее. Вот бежала она, бежала, набежала на молочную реку, на кисельные берега и стала речку спрашивать:

– Речка-река! Не видала ли ты братца моего Ивашечку?

А речка ей в ответ:

– А ну-ка, девочка-привередница, поешь наперёд моего овсяного киселька с молочком, тогда, быть может, дам весточку о брате.

– Стану я есть твой кисель с молоком! У моих у батюшки и у матушки и сливочки не в диво!

– Эх, – погрозилась на неё река, – не брезгай пить из ковша!

Побежала привередница дальше. И долго бежала она, ища Ивашечку; наткнулась на ежа, хотела его оттолкнуть, да побоялась наколоться, вот и вздумала с ним заговорить:

– Ёжик, ёжик, не видал ли ты моего братца?

А ёжик ей в ответ:

– Видел я, девочка, стаю серых гусей, пронесли они в лес на себе малого ребёнка в красной рубашечке.

– Ах, это-то и есть мой братец Ивашечка! – завопила девочка-привередница. – Ёжик, голубчик, скажи мне, куда они его пронесли?

Вот и стал ёж ей сказывать: что-де в этом дремучем лесу живёт Яга Баба, в избушке на курьих ножках; в прислугу наняла она себе серых гусей, и что она им прикажет, то гуси и делают.

И ну Малашечка ежа просить, ежа ласкать:

– Ёжик ты мой рябенький, ёжик игольчатый! Доведи меня до избушки на курьих ножках!

– Ладно, – сказал он и повёл Малашечку в самую чашу, а в чаще той все съедобные травы растут: кислица да борщовник, по деревьям седая ежевика вьётся, переплетается, за кусты цепляется, крупные ягодки на солнышке дозревают.

«Вот бы поесть!» – думает Малашечка, да уж до еды ли ей! Махнула на сизые плетенницы и побежала за ежом. Он привёл ёе к старой избушке на курьих ножках.

Малашечка заглянула в отворенную дверь и видит – в углу на лавке Баба Яга спит, а на прилавке Ивашечка сидит, цветочками играет.

Схватила она брата на руки да вон из избы!

А гуси-наёмники чутки. Сторожевой гусь вытянул шею, гагакнул, взмахнул крыльями, взлетел выше дремучего леса, глянул вокруг и видит, что Малашечка с братом бежит. Закричал, загоготал серый гусь, поднял всё стадо гусиное, а сам полетел к Бабе Яге докладывать. А Баба Яга – костяная нога так спит, что с неё пар валит, от храпа оконницы дрожат. Уж гусь ей в то ухо и в другое кричит – не слышит! Рассердился щипун, щипнул Ягу в самый нос. Вскочила Баба Яга, схватилась за нос, а серый гусь стал ей докладывать:

– Баба Яга – костяная нога! У нас дома неладно что-то сделалось, Ивашечку Малашечка домой несёт!

Тут Баба Яга как расходилась:

– Ах вы трутни, дармоеды, из чего я вас пою, кормлю! Вынь да положь, подайте мне брата с сестрой!

Полетели гуси вдогонку. Летят да друг с дружкою перекликаются. Заслышала Малашечка гусиный крик, подбежала к молочной реке, кисельным берегам, низенько ей поклонилась и говорит:

– Матушка река! Скрой, схорони ты меня от диких гусей!

А река ей в ответ:

– Девочка-привередница, поешь наперёд моего овсяного киселя с молоком.

Устала голодная Малашечка, в охотку поела мужицкого киселя, припала к реке и всласть напилась молока. Вот река и говорит ей:

– Так-то вас, привередниц, голодом учить надо! Ну, теперь садись под бережок, я закрою тебя.

Малашечка села, река прикрыла её зелёным тростником; гуси налетели, покрутились над рекой, поискали брата с сестрой да с тем и полетели домой.

Рассердилась Яга пуще прежнего и прогнала их опять за детьми. Вот гуси летят вдогонку, летят да меж собой перекликаются, а Малашечка, заслыша их, прытче прежнего побежала. Вот подбежала к дикой яблоне и просит её:

– Матушка зелёная яблонька! Схорони, укрой меня от беды неминучей, от злых гусей!

А яблоня ей в ответ:

– А поешь моего самородного кислого яблочка, так, может статься, и спрячу тебя!

Нечего делать, принялась девочка-привередница дикое яблоко есть, и показался дичок голодной Малаше слаще наливного садового яблочка.

А кудрявая яблонька стоит да посмеивается:

– Вот так-то вас, причудниц, учить надо! Давеча не хотела и в рот взять, а теперь ешь над горсточкой!

Взяла яблонька, обняла ветвями брата с сестрой и посадила их в серёдочку, в самую густую листву.

Прилетели гуси, осмотрели яблоню – нет никого! Полетели ещё туда, сюда да с тем к Бабе Яге и вернулись.

Как завидела она их порожнем, закричала, затопала, завопила на весь лес:

– Вот я вас, трутней! Вот я вас, дармоедов! Все пёрышки ощиплю, на ветер пущу, самих живьём проглочу!

Испугались гуси, полетели назад за Ивашечкой и Малашечкой. Летят да жалобно друг с дружкой, передний с задним, перекликаются:

– Ту-та, ту-та? Ту-та не-ту!

Стемнело в поле, ничего не видать, негде и спрятаться, а дикие гуси всё ближе и ближе; а у девочки-привередницы ножки, ручки устали – еле плетётся.

Вот видит она – в поле та печь стоит, что её ржаным хлебом потчевала. Она к печи:

– Матушка печь, укрой меня с братом от Бабы Яги!

– То-то, девочка, слушаться бы тебе отца-матери, в лес не ходить, брата не брать, сидеть дома да есть, что отец с матерью едят! А то «варёного не ем, печёного не хочу, а жареного и на дух не надо!»

Вот Малашечка стала печку упрашивать, умаливать: вперёд-де таково не буду!

– Ну, посмотрю я. Пока поешь моего ржаного хлебца!

С радостью схватила его Малашечка и ну есть да братца кормить!

– Такого-то хлебца я отроду не видала – словно пряник-коврижка!

А печка, смеючись, говорит:

– Голодному и ржаной хлеб за пряник идёт, а сытому и коврижка вяземская не сладка! Ну, полезай теперь в устье[8] 8

Устье – широкое топочное отверстие русской печи.

[Закрыть] , – сказала печь, – да заслонись заслоном.

Вот Малашечка скоренько села в печь, затворилась заслоном, сидит и слушает, как гуси всё ближе подлетают, жалобно друг дружку спрашивают:

– Ту-та, ту-та? Ту-та не-ту!

Вот полетали они вокруг печки. Не нашед Малашечки, опустились на землю и стали промеж себя говорить: что им делать? Домой ворочаться нельзя: хозяйка их живьём съест. Здесь остаться также не можно: она велит их всех перестрелять.

– Разве вот что, братья, – сказал передовой вожак, – вернёмся домой, в тёплые земли – туда Бабе Яге доступа нет!

При использовании книги "Универсальная хрестоматия. 1 класс" автора Коллектив авторов активная ссылка вида: читать книгу Универсальная хрестоматия. 1 класс обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс

Загадки

Не куст, а с листочками,

Не рубашка, а сшита,

Не человек, а рассказывает.

Где носом ведёт,

Там заметку кладёт.

Кто его раздевает,

Тот слёзы проливает.

Среди двора стоит копна:

Спереди вилы, сзади метла.

Придёт домой – растянется.

Да весь мир одевает.

Сам алый, сахарный;

Кафтан зелёный, бархатный.

Похожие главы из других книг Нина Пикулева ЗАГАДКИ

Нина Пикулева ЗАГАДКИ Журавлик тонкий, Кораблик звонкий, Черпают водицу — Всем дают напиться. (Колодец) Кто носит шляпу на ноге? (Гриб) На пеньке живет семья: Мама, папа, брат и я. Дом

Загадки Не куст, а с листочками, Не рубашка, а сшита, Не человек, а рассказывает. Книга * * * Чёрный Ивашка, Деревянная рубашка, Где носом ведёт, Там заметку кладёт. Карандаш * * * Железный нос В землю врос, Роет, копает, Землю разрыхляет. Лопата * * * Сидит дед,В о сто шуб

Загадки, загадки, загадки…

Загадки, загадки, загадки… Сонеты Шекспира – одно из самых таинственных произведений мировой литературы. Конечно, оно не было бы таким таинственным, когда бы это был не Шекспир. Но люди ребячливы: «царя горы» обязательно хочется если не свергнуть с пьедестала,

Загадки на завтра Глава V Загадки «Лолиты»

Глава V Загадки «Лолиты» Из чего только сделаны девочки? Из конфет и пирожных, Из сластей всевозможных. Вот из чего сделаны девочки. Самуил Маршак Самый загадочный роман Набокова Подобно апостолу Петру, троекратно отрёкшемуся от Христа, Владимир Набоков открещивался от

Загадки и отгадки виктора Пелевина Загадки без отгадок

Загадки без отгадок Когда Аттила со своими войсками подошел к Риму и Рим был лишен возможности защищаться, то из ворот города, направляясь к палатке Аттилы, вышел босой старик, Папа Лев Первый. Он разговаривал с Аттилой несколько часов и потом вернулся в Рим. И Аттила отдал

Разрешимые загадки

Разрешимые загадки Одним из главных сюрпризов при написании МРМ для меня было то, насколько сильно я недооценивал Иллюзию Прозрачности.Иллюзию прозрачности можно наблюдать в экспериментах, где человеку говорят выстучать пальцами ритм мелодии (не такой, какая сразу

Загадки песни Окуджавы «Неистов и упрям…»

Загадки песни Окуджавы «Неистов и упрям…» Среди песен Окуджавы песня «Неистов и упрям…» занимает особое место. Она была впервые опубликована в 1977 году «без посвящения и со сведениями о дате: 1946»[1], а в интервью и выступлениях Окуджава называл ее своей первой песней.

И. Л. Галинская Льюис Кэролл и загадки его текстов

И. Л. Галинская Льюис Кэролл и загадки его текстов Введение Даже для тех, кто знал Льюиса Кэрролла близко, он представлял подчас загадку — в нем соединялись стихии, казалось бы, совершенно несовместимые: приверженность, с одной стороны, к таким наукам, как математика и

Загадки творчества Хулио Кортасара

Загадки творчества Хулио Кортасара Между реализмом и фантазией Хулио Кортасар (1914-1984) соединил в своем творчестве приверженность к европейской культуре и интерес к аргентинской реальности. Возможно, это связано с тем, что он эмигрант не в первом поколении. Его предки,

Русские народные загадки, пословицы, поговорки

Русские народные загадки, пословицы, поговорки Среди множества детских игр есть и отгадывание загадок. Хотя это занятие и развивает остроту ума, в наше время оно воспринимается как развлечение. А прежде разгадывание загадок считалось делом очень серьезным. Очень часто

Источник:

lit.wikireading.ru

Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс в городе Владивосток

В этом каталоге вы всегда сможете найти Коллектив авторов Универсальная хрестоматия. 1 класс по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие книги в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Владивосток, Астрахань, Киров.