Каталог книг

Дмитрий Зарубин Июль 1942. Старый Оскол

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Прочее (Книги)

Описание

На основании выявленных в архивах Курска и Москвы документов восстанавливаются события июня-июля 1942 года, приведшие к отступлению частей Красной армии и оккупации города Старый Оскол. Впервые публикуется стенограмма Курского обкома ВКП (б) о предприятиях Старого Оскола, взорванных особыми отрядами Курского управления НКВД. Впервые печатаются документы и фотографии 39-го отдельного дивизиона бронепоездов, принявшего свой первый и последний бой на железнодорожной станции Старый Оскол.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Дмитрий Зарубин Июль 1942. Старый Оскол Дмитрий Зарубин Июль 1942. Старый Оскол 320 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Мамин-Сибиряк Старый воробей Дмитрий Мамин-Сибиряк Старый воробей 0 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Ольга Васильева и Клим Жуков о новостях проекта Дмитрий Goblin Пучков Ольга Васильева и Клим Жуков о новостях проекта "Севастополь 1942" 49 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Севастополь 1942 - новости проекта. Клим Жуков и Ольга Васильева Дмитрий Goblin Пучков Севастополь 1942 - новости проекта. Клим Жуков и Ольга Васильева 49 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Goblin Пучков Новый и старый DOOM, капитан Америка и Battlefield против Call of Duty Дмитрий Goblin Пучков Новый и старый DOOM, капитан Америка и Battlefield против Call of Duty 49 р. litres.ru В магазин >>
Николай Иванов Контрольный выстрел Николай Иванов Контрольный выстрел 165 р. ozon.ru В магазин >>
Николай Федорович Иванов Контрольный выстрел Николай Федорович Иванов Контрольный выстрел 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Июль 1942

Июль 1942. Старый Оскол Зарубин Дмитрий Содержание
  • В начало
  • Перейти на

Заместитель командира полка майор Островский Борис Леонидович. Назначен с должности командира 150-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Родился в 1896 г. в Нижнем Новгороде в семье дворянина. Участник первой мировой войны, подпоручик. В РККА с октября 1918 г. В годы Гражданской войны командир батальона 174-го Самарского стрелкового полка, помощник командира и командир 172-го Петроградского стрелкового полка, командир батальона, помощник командира 93-го стрелкового полка 11-й Петроградской стрелковой дивизии.

После Гражданской войны помощник начальника штаба 31-й бригады 11-й стрелковой дивизии, командир взвода, помощник командира роты Четвёртых военно-инженерных курсов комсостава РККА, командир роты Восьмидесятых пехотно-пулемётных курсов комсостава, адъютант штаба 10-й бригады 1-й стрелковой дивизии, командир роты батальона 144-го стрелкового полка, начальник штаба 143-го стрелкового полка. С мая 1928 г. в запасе.

С 1941 г. вновь в кадрах РККА. Погиб в бою в 1944 г. Награждён приказами Реввоенсовета Республики 1919 г. за №511 и №2322 Реввоенсоветом Западного фронта орденом Красного Знамени за выдающуюся стойкость и доблесть, проявленные в период наступательных боев на Варшаву и арьергардных боях. 32

Начальник штаба полка капитан Солодовников Вадим Петрович назначен с должности начальника штаба комендатуры 83-го пограничного отряда управления пограничными войсками НКВД.

Заместитель начальника штаба по разведке капитан Гончаров Николай Иванович назначен с должности младшего помощника начальника отдела штаба 15-й дивизии войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Помощник начальника штаба старший лейтенант Ирошников Иван Павлович назначен с должности помощника начальника штаба 150-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Начальник связи полка старший лейтенант Новицкий Андрей Иванович из резерва войск НКВД.

Помощник начальника штаба по спецсвязи Пельш Станислав Алексеевич из резерва войск НКВД.

Помощник начальника штаба по спецсвязи лейтенант Гарагуля Петр Иванович из резерва войск НКВД.

Командир 1-го стрелкового батальона капитан Шайдаров Михаил Фёдорович назначен с должности помощника коменданта комендатуры фабрики «Госзнак» 173-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Командир 2-го стрелкового батальона капитан Сорокин Борис Николаевич назначен с должности командира роты 194-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Командир 3-го стрелкового батальона капитан Репа Ефим Иванович из резерва войск НКВД.

Командир миномётной роты старший лейтенант Смирнов Александр Евграфович назначен с должности командира роты 150-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Командир роты автоматчиков лейтенант Ананьев Дмитрий Максимович назначен с должности командира роты 207-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности. 33

В Старом Осколе был организован городской истребительный батальон районного отделения НКВД, его формирование проходило в здании городской почты на втором этаже. 34

Фото из архива Курского областного УМВД

Истребительные батальоны, один из первых видов военизированных добровольческих формирований, созданных в СССР в период войны, организовывались согласно постановлениям Совета народных комиссаров СССР от 24 июня 1941 г. «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов».

Они формировались из представителей партийного и советского актива, добровольцев, не подлежащих призыву в армию, для охраны народнохозяйственных объектов, борьбы с разведывательно-диверсионными группами и воздушными десантами противника. Общее руководство истребительными батальонами возлагалось на заместителя председателя СНК, наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия.

25—26 июня в развитие решений СНК были изданы приказы наркома внутренних дел СССР №00804 и №00821, определяющие состав и задачи истребительных батальонов. При НКВД СССР был образован штаб истребительных батальонов во главе с генерал-майором Г. А. Петровым. 35

Истребительные батальоны формировались руководством районных отделов НКВД из лиц, не подлежащих первоочередной мобилизации в ряды РККА, но имевших военную подготовку, способных владеть оружием. По своей структуре истребительные батальоны соответствовали армейскому образцу: делились на роты и взводы.

Формирование истребительных батальонов в Курске и районах области началось 26 июня 1941 г. Бюро Курского обкома ВКП (б) и облисполком приняли решение немедленно приступить к организации истребительных батальонов во всех районах Курской области.

Исполнение было возложено на первых секретарей РК ВКП (б) и начальников райотделов НКВД. Общее руководство истребительными батальонами возлагалось на начальника управления НКВД области П. А. Аксёнова.

27 июня 1941 г. Аксёновым было отдано телеграфное распоряжение во все районные отделы НКВД с требованием «начать формирование истребительных батальонов».

28 июня 1941 г. для руководства деятельностью истребительных батальонов была создана оперативная группа при областном управлении НКВД. Начальником оперативной группы был назначен прибывший из НКВД СССР майор А. Г. Климин. В группу входили сотрудники Курского УНКВД: капитан госбезопасности Борзенков и капитан госбезопасности Аленцев.

В штаб Орловского военного округа ушла заявка на приобретение оружия и боеприпасов для истребительных батальонов области, приказом по управлению НКВД области были назначены командиры истребительных батальонов. 36

По сообщению начальника оперативной группы майора А. Г. Климина на бюро Курского обкома ВКП (б), в 68 истребительных батальонах области на 25 июля 1941 г. из складов артиллерийского управления рабоче-крестьянской Красной армии и войск НКВД батальонами области было получено 8 станковых и 20 ручных пулемётов, 2167 автоматических и самозарядных винтовок, 6668 винтовок, 1382 кавалерийских клинков, 10000 гранат РГД-33 и 1153685 штук патронов. Кроме того, от местного населения собраны охотничьи ружья и мелкокалиберные винтовки.

По всем батальонам насчитывается: охотничьих ружей 1177, мелкокалиберных винтовок 345 штук. Однако оружие и в особенности боевые патроны между батальонами распределялись неравномерно. Это произошло из-за нечёткого выполнения нарядов складами РККА, расположенными на территории Воронежской области.

Ещё большие трудности испытывали батальоны по обеспечению предметами снаряжения: отсутствовали противогазы, шанцевые лопаты, гранатные сумки и т. д. Тяжёлая ситуация наблюдалась и с транспортом. Вместо положенных 211 грузовых автомобилей в распоряжение истребительных батальонов было передано лишь 118, причём для части из них не было водителей. 37

Численность истребительных батальонов к началу августа 1941 г. составила 10544 человека. В связи с тем, что Курская область с октября 1941 г. стала ареной боевых действий, а её районы подверглись оккупации, численность истребительных батальонов в это время претерпевает изменения. К началу 1942 г. осталось лишь 16 истребительных батальонов.

Зимой 1941 и 1942 гг. Красная армия освободила часть районов. В освобождённых районах вновь создавались такие формирования. К 1 июня 1942 г. в области имелось 25 истребительных батальонов, в которых состояло 2170 бойцов. 38

3 июля 1941 г. начальник Старооскольского межрайонного отдела НКГБ лейтенант госбезопасности Горынин и начальник Старооскольского районного отдела НКВД лейтенант милиции Скрыпник доложили начальнику управления НКГБ Аксёнову и начальнику управления НКВД по Курской области Паташову об организации истребительного батальона в районе и оперативной группы при МРО НКГБ и РО НКВД: «Из числа лучших партийцев, комсомольцев, беспартийных рабочих предприятий и железной дороги организован истребительный батальон, который в первые дни состоял из 180 человек. По состоянию на 2 июля 1941 г. батальон насчитывает 202 человека, организованы три роты, которые дислоцируются следующим образом: город – 1-я рота, 60 человек; железнодорожный узел – 2-я рота, 48 человек; КМАстрой – 3-я рота, 60 человек. Каждая рота имеет по два взвода.

При совхозе «Казацкая степь» организовано отделение из 12 человек, при Песчанском спиртзаводе – отделение из 10 человек, при канатной фабрике Каплинского сельсовета – отделение из 12 человек.

Командиром батальона назначен начальник паспортного стола РО НКВД Т. И. Ковалёв. Командиром первой роты Ф. М. Горожанкин, командир танкового взвода запаса, участник боёв с белофиннами. Командиром второй роты Д. С. Сильченко, старший лейтенант запаса, член ВКП (б). Командиром третьей роты Н. П. Головко, член ВКП (б), политрук запаса.

Т. И. Ковалев. Фото из архива Курского областного УМВД

При организации рот принимались в расчёт прежде всего уязвимость и важность промышленных объектов, компактность места расквартирования бойцов, наличие нужных людских ресурсов. При каждой роте организован штаб, где установлено круглосуточное дежурство из числа бойцов.

Считаем необходимым дополнительно организовать по 10—12 человек два отделения: в селе Котово и селе Казачок.

Вооружение батальона: рота КМА – 6 винтовок, 2 нагана, 20 гладкоствольных ружей, рота железнодорожного узла – 6 винтовок, 3 нагана, 11 ружей, отделение при совхозе – 10 гладкоствольных ружей, отделение при спиртзаводе – 1 винтовка, 6 ружей, отделение при канатной фабрики – 4 ружья.

Военно-исторический журнал, 1981 г., №5.

РГВА, ф. 38650, оп. 1, д. 5, л. 190—194.

Муниципальный архив Старого Оскола (МАСО). Личный фонд Абельдяева В. С. Ф. 15, оп. 1, д. 25, л.1.

Яценко К. В. Организация добровольческих военизированных формирований в годы Великой Отечественной войны (По материалам областей Центрального Черноземья). Москва, 2003 г. – С. 32.

Верютин Д. В. Деятельность органов НКВД на территории Центрального Черноземья накануне и в годы Великой Отечественной войны. Курск, 2002 г. – С. 81—82.

ГАОПИКО, ф. 1, оп.1, д. 2773, л. 4.

Гришков И. Г. Курская область в годы Великой Отечественной войны. Курск, 1993 г. – С. 9.

Источник:

fanread.ru

Июль 1942

LITMIR.BIZ Популярные Наши рекомендации ТОП просматриваемых книг сайта: Июль 1942. Старый Оскол. Дмитрий Зарубин Информация о произведении:

Июль 1942. Старый Оскол

© Дмитрий Зарубин, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Обстановка в городе перед июлем 1942 года

В ночь со 2 на 3 ноября 1941 г. Курск был захвачен немецко-фашистскими войсками.

В Старый Оскол перебазировались все областные учреждения. Обком Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКП (б)) занял райком на Интернациональной улице, облисполком разместился в райисполкоме, угол Урицкого и Интернациональной улиц. Городской Совет и облторг работали совместно в Доме пионеров, а в здании Старооскольского отделения госбанка развернулся областной банк. С учётом сложившейся обстановки и с целью наиболее оперативного воздействия на оборонительные и эвакуационные мероприятия областное управление НКВД поначалу разместилось на станции Касторная, но уже в марте 1942 г. перебазировалось в Старый Оскол.1

После вторжения 22 июня 1941 г. на советскую территорию германских войск переход страны с мирного положения на военное делал неизбежными как функциональные, так и структурные изменения в системе государственного управления, поскольку менялись условия его осуществления и характер приоритетных задач.

Создание Государственного комитета обороны (ГКО) СССР не было заранее запланировано, а произошло под влиянием начавшихся военных действий и возникновения различных по масштабу проблем, связанных с эвакуацией гражданского населения и предприятий, переводом экономики страны полностью на военные рельсы. Полномочия нового чрезвычайного органа были безграничны. ГКО руководил страной через аппарат Совета народных комиссаров СССР (СНК – правительство), центральные органы общественных организаций и, конечно, аппарат ЦК Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

Многие вопросы ГКО решал напрямую через наркоматы и ведомства, местные органы власти, в первую очередь партийные комитеты областного звена, где увеличилось число отраслевых отделов. Активно использовались структуры народного комиссариата внутренних дел – народного комиссариата государственной безопасности (НКВД – НКГБ).

Выполнение принятых решений ГКО находилось под контролем его членов, за каждым из которых закреплялся определённый участок государственных дел и которые со временем обзаводились заместителями и даже небольшим специальным аппаратом помощников по линии ГКО.2

В ГКО сосредоточивалась вся полнота власти в государстве, а все граждане, партийные, советские, комсомольские и военные органы обязывались «беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны».3

В условиях, когда детально-регламентированное управление из центра было затруднено, а отчасти и дезорганизовано, объективно усиливалось значение аппарата власти на местах. От него требовалось не просто дисциплинированное исполнение директив вышестоящих инстанций, но и ограниченная инициатива, и некоторая автономность в действиях. Особенно это касалось регионов, близких к фронту, где ситуация под влиянием боевых действий быстро менялась.

В прифронтовых зонах усложнялись управленческие задачи, а милитаризация общественной жизни достигала высокого предела: вводился комендантский час, происходило формирование истребительных батальонов, народного ополчения, развёртывалась система местной противовоздушной и противохимической обороны и т.д.4

Начиная с лета 1941 г. по инициативе местных работников и войскового командования стали возникать особые структуры для организации самообороны городов и районов, которые объединяли и координировали действия гражданских и военных ведомств.

Кризисная ситуация начала Великой Отечественной войны реанимировала в памяти части местного руководства образ комитетов (советов) обороны, революционных комитетов 1918—1920 гг. как твёрдой власти, обладавшей мобилизационной эффективностью, способной навести порядок и действовать сообразно складывавшейся обстановке. Отсюда та прямая аналогия, которая проводилась затем между ними и городскими комитетами обороны в различных пропагандистских материалах.

Примером проведения таких исторических параллелей может служить передовица воронежской областной газеты «Коммуна» от 26 октября 1941 г.: «Осенью 1919 г., когда пали Орёл, Курск, враг наступал на Воронеж. В эти дни в Воронеже был создан Совет Обороны. Воронежские коммунисты и комсомольцы организовались в отряды, батальоны, в части особого назначения, чтобы беспощадно и без страха громить, истреблять белогвардейские банды Мамонтова и Шкуро… Сейчас, когда враг приближается, воронежцы вспоминают грозный 1919 год. Они свято хранят традиции. Создание городского комитета обороны обязывает каждого из них быть бойцом-фронтовиком, повысить бдительность, зоркость. Мы должны неуклонно выполнять все распоряжения комитета обороны и строжайшим образом соблюдать революционный

Белых Н. «Частичка Родины». Диск СД, с. 248. Также архив управления внутренних дел министерства внутренних дел России по Курской области (АУМВД по КО), ф. 5, оп. 1, д. 15, л. 26.

Данилов В. Н. Война и власть: Чрезвычайные органы власти регионов России в годы Великой Отечественной войны. Саратов, 1996 г. – С. 39—41.

Газета «Правда». Москва. 1941 г. 1 июля.

Данилов В. Н. Война и власть: Чрезвычайные органы власти регионов России в годы Великой Отечественной войны. Саратов, 1996 г. – С. 49.

Источник:

litmir.biz

Дмитрий Зарубин - Июль 1942

Дмитрий Зарубин - Июль 1942. Старый Оскол

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Июль 1942. Старый Оскол"

Описание и краткое содержание "Июль 1942. Старый Оскол" читать бесплатно онлайн.

Июль 1942. Старый Оскол

© Дмитрий Зарубин, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Обстановка в городе перед июлем 1942 года

В ночь со 2 на 3 ноября 1941 г. Курск был захвачен немецко-фашистскими войсками.

В Старый Оскол перебазировались все областные учреждения. Обком Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКП (б)) занял райком на Интернациональной улице, облисполком разместился в райисполкоме, угол Урицкого и Интернациональной улиц. Городской Совет и облторг работали совместно в Доме пионеров, а в здании Старооскольского отделения госбанка развернулся областной банк. С учётом сложившейся обстановки и с целью наиболее оперативного воздействия на оборонительные и эвакуационные мероприятия областное управление НКВД поначалу разместилось на станции Касторная, но уже в марте 1942 г. перебазировалось в Старый Оскол.1

После вторжения 22 июня 1941 г. на советскую территорию германских войск переход страны с мирного положения на военное делал неизбежными как функциональные, так и структурные изменения в системе государственного управления, поскольку менялись условия его осуществления и характер приоритетных задач.

Создание Государственного комитета обороны (ГКО) СССР не было заранее запланировано, а произошло под влиянием начавшихся военных действий и возникновения различных по масштабу проблем, связанных с эвакуацией гражданского населения и предприятий, переводом экономики страны полностью на военные рельсы. Полномочия нового чрезвычайного органа были безграничны. ГКО руководил страной через аппарат Совета народных комиссаров СССР (СНК – правительство), центральные органы общественных организаций и, конечно, аппарат ЦК Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

Многие вопросы ГКО решал напрямую через наркоматы и ведомства, местные органы власти, в первую очередь партийные комитеты областного звена, где увеличилось число отраслевых отделов. Активно использовались структуры народного комиссариата внутренних дел – народного комиссариата государственной безопасности (НКВД – НКГБ).

Выполнение принятых решений ГКО находилось под контролем его членов, за каждым из которых закреплялся определённый участок государственных дел и которые со временем обзаводились заместителями и даже небольшим специальным аппаратом помощников по линии ГКО.2

В ГКО сосредоточивалась вся полнота власти в государстве, а все граждане, партийные, советские, комсомольские и военные органы обязывались «беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны».3

В условиях, когда детально-регламентированное управление из центра было затруднено, а отчасти и дезорганизовано, объективно усиливалось значение аппарата власти на местах. От него требовалось не просто дисциплинированное исполнение директив вышестоящих инстанций, но и ограниченная инициатива, и некоторая автономность в действиях. Особенно это касалось регионов, близких к фронту, где ситуация под влиянием боевых действий быстро менялась.

В прифронтовых зонах усложнялись управленческие задачи, а милитаризация общественной жизни достигала высокого предела: вводился комендантский час, происходило формирование истребительных батальонов, народного ополчения, развёртывалась система местной противовоздушной и противохимической обороны и т.д.4

Начиная с лета 1941 г. по инициативе местных работников и войскового командования стали возникать особые структуры для организации самообороны городов и районов, которые объединяли и координировали действия гражданских и военных ведомств.

Кризисная ситуация начала Великой Отечественной войны реанимировала в памяти части местного руководства образ комитетов (советов) обороны, революционных комитетов 1918—1920 гг. как твёрдой власти, обладавшей мобилизационной эффективностью, способной навести порядок и действовать сообразно складывавшейся обстановке. Отсюда та прямая аналогия, которая проводилась затем между ними и городскими комитетами обороны в различных пропагандистских материалах.

Примером проведения таких исторических параллелей может служить передовица воронежской областной газеты «Коммуна» от 26 октября 1941 г.: «Осенью 1919 г., когда пали Орёл, Курск, враг наступал на Воронеж. В эти дни в Воронеже был создан Совет Обороны. Воронежские коммунисты и комсомольцы организовались в отряды, батальоны, в части особого назначения, чтобы беспощадно и без страха громить, истреблять белогвардейские банды Мамонтова и Шкуро… Сейчас, когда враг приближается, воронежцы вспоминают грозный 1919 год. Они свято хранят традиции. Создание городского комитета обороны обязывает каждого из них быть бойцом-фронтовиком, повысить бдительность, зоркость. Мы должны неуклонно выполнять все распоряжения комитета обороны и строжайшим образом соблюдать революционный порядок в городе».5

Однако создание широкой сети местных чрезвычайных органов власти в прифронтовой зоне и в ближайшем тылу армии в годы Великой Отечественной войны было возможно только с санкции высшего руководства страны. Решение ГКО СССР о создании в городах, близких к фронту, комитетов обороны последовало лишь в конце октября 1941 г. Этот шаг напрямую связан с обострением к тому времени до предела обстановки на советско-германском фронте.

Постановление № ГКО-830с от 22 октября 1941 г. «О городских комитетах обороны»: «1. В интересах сосредоточения всей гражданской и военной власти и установления строжайшего порядка в городах и в прилегающих районах, представляющих ближайший тыловой район фронта, создать следующие городские комитеты обороны, охватывающие город и прилегающие районы: …Воронежский, … Курский…

2. В каждом из означенных городов иметь коменданта, в распоряжение которого передать войска НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды.

3. Городской комитет обороны иметь в следующем составе: а) первый секретарь обкома или секретарь горкома ВКП (б) (председатель); б) председатель облисполкома или председатель горисполкома; в) начальник областного НКВД или начальник городского отдела НКВД; г) комендант города».6

Одновременно к прифронтовым областям адресовались требования по формированию частей народного ополчения.7 За всем этим просматривалось стремление руководства СССР компенсировать изъяны регулярной армии за счёт местной самообороны и населения.

С созданием комитетов обороны в регионах, близких к фронту, происходит не просто слияние гражданской и военной власти: руководители партийных органов открыто, без бюрократического камуфляжа, наделялись функциями государственной власти.

Основополагающим принципом в организации деятельности комитетов обороны являлась персональная ответственность их членов за конкретный участок работы, который определялся не только занимаемой должностью членов ГорКО, но и спецификой задач времени.

На заседания комитетов обороны, проходившие в зависимости от обстоятельств в любое время суток, приглашались секретари обкомов и горкомов партии, работники исполкомов, руководители предприятий и военных организаций для того, чтобы получить более конкретные сведения по существу решаемого вопроса и оперативно ознакомиться с заданием, которое возлагалось на кого-либо из них.

Комитеты обороны за счёт местных бюджетов создавали специальные фонды для возмещения не только военных расходов, но и оплаты труда строителей оборонительных рубежей, содержания бойцов народного ополчения на казарменном положении, мероприятия местной противовоздушной обороны, приобретения у населения одежды и обуви, продовольствия.

Основным документом деятельности городских комитетов обороны являлись обязательные к исполнению директивы. Их в пределах своей компетенции устно или письменно могли давать отдельные члены ГорКО самостоятельно, в первую очередь председатели комитетов. Происхождение всех видов решений комитетов обороны разнообразно. Они могли быть изданы во исполнение директив вышестоящих органов – ГКО, военных советов фронтов и округов, по ходатайству различных инстанций и должностных лиц, но чаще всего являлись реакцией самих комитетов обороны на текущие проблемы.8

18 ноября 1941 г. Государственный комитет обороны СССР принял постановление №909с за подписью заместителя председателя ГКО В. Молотова, в котором разрешил организовать в Старом Осколе городской комитет обороны.9

Фото из Российского государственного архива социально-политической истории

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Июль 1942. Старый Оскол"

Книги похожие на "Июль 1942. Старый Оскол" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Дмитрий Зарубин

Дмитрий Зарубин - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Дмитрий Зарубин - Июль 1942. Старый Оскол"

Отзывы читателей о книге "Июль 1942. Старый Оскол", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Дмитрий Зарубин Июль 1942. Старый Оскол в городе Липецк

В данном интернет каталоге вы сможете найти Дмитрий Зарубин Июль 1942. Старый Оскол по доступной цене, сравнить цены, а также изучить прочие предложения в группе товаров Прочее (Книги). Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой населённый пункт России, например: Липецк, Челябинск, Краснодар.