Каталог книг

Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книгу "Истории из Простоквашино" вошло несколько историй любимого детского писателя Эдуарда Николаевича Успенского. Небольшие смешные истории о дяде Фёдоре и его друзьях отлично подойдут для первого самостоятельного чтения. Яркие весёлые картинки, крупный шрифт и ударения в словах сделают процесс чтения лёгким и увлекательным. Для дошкольного возраста.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ASE000000000720445

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Успенский Э.Н. Трое из Простоквашино: книжка-вырубка на картоне Успенский Э.Н. Трое из Простоквашино: книжка-вырубка на картоне 236 р. bookvoed.ru В магазин >>
Успенский Э.Н. Трое из Простоквашино: книжка-игрушка на картоне Успенский Э.Н. Трое из Простоквашино: книжка-игрушка на картоне 499 р. bookvoed.ru В магазин >>
Успенский Э.Н. Дядя Фёдор, пёс и кот. Все истории Успенский Э.Н. Дядя Фёдор, пёс и кот. Все истории 433 р. bookvoed.ru В магазин >>
Истории из Простоквашино (Успенский Э.Н.) Истории из Простоквашино (Успенский Э.Н.) 279 р. auchan.ru В магазин >>
Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино 313 р. book24.ru В магазин >>
Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино 118 р. book24.ru В магазин >>
Успенский Э.Н. Дядя Фёдор, пёс, кот и другие Успенский Э.Н. Дядя Фёдор, пёс, кот и другие 244 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Эдуард Успенский

Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино

– Он мне сам сказал.

Профессор так и подпрыгнул:

– Послушайте, молодой человек, – удивился профессор, – где это вы видели говорящих котов?

– Не может быть, – говорит профессор Сёмин. – Я всю жизнь язык зверей изучаю и сам кошачьим владею чуть-чуть, но говорящих котов никогда не встречал. Не можете вы меня с ним познакомить?

– А вы его не заберёте? Ведь это же ваш кот.

– Да нет же, не заберу. Знаете что, приходите-ка вы ко мне в гости с этим котом! Обедать. У меня сегодня очень вкусный суп.

Дядя Фёдор согласился и пошёл кота звать. Он и Шарика хотел пригласить, только Шарик наотрез отказался:

– Я и за столом сидеть не умею, и вообще боюсь и стесняюсь.

– Что меня заберут.

– Чудак. Он же сказал, что забирать нельзя, если зверь не хочет.

– Это он про котов говорил. А про собак ещё неизвестно. Уж лучше я дома останусь фотографии проявлять.

И они пошли вдвоём с Матроскиным. Когда они пришли, стол для них был уже накрыт. Очень хорошо накрыт. И вилки лежали, и ложки, и хлеб порезанный. И суп был действительно очень вкусный – борщ со сметаной.

А профессор всё с котом разговаривал. Он спрашивал:

– Вот я уточнить хочу. Как будет на кошачьем языке «Не подходите ко мне, я вас оцарапаю»?

– Это не на языке, это на когтях будет. Надо спину выгнуть, правую лапу поднять и когти вперёд выпустить.

– А если «ш-ш-ш-ш-ш-ш» добавить? – спрашивает профессор.

– Тогда, – говорит кот, – это уже ругательство получается кошачье. Что-то вроде: «Не подходите ко мне, я вас оцарапаю. А идите лучше к собачьей бабушке».

И профессор всё за ним записывал. А потом он им очень много конфет подарил и банку сметаны для кота.

– Да, – говорит, – не кот был у меня, а золото. А я этого не понимал. А то бы я давно академиком был.

Ещё он дяде Фёдору свою книжку дал про язык зверей и всё время в гости приглашал. И сам обещал приходить.

Вообще, он оказался очень хорошим. И кот Матроскин с тех пор перестал в подполе сидеть и, чуть что, с печки в подпол прыгать.

Письмо почтальона Печкина

– Я теперь многое поняла. Если дядя Фёдор найдётся, я для него няню заведу. Чтобы ни на шаг от него не отходила. Он тогда никуда не убежит.

– И ни капельки ты не права, – говорит папа. – Он же мальчик. Ему нужны приятели, чердаки, шалаши разные. А ты из него барышню кисельную делаешь.

– Не кисельную, а кисейную, – поправляет мама.

– Да хоть клюквенную! – кричит папа. – Он же мальчик! Сейчас даже девочки пошли шурум-бурумные! Я вот мимо детского сада проходил, когда там ребят спать укладывали. Так они на кроватях чуть не до потолка прыгали. Как кузнечики! Из штанишек выскакивали. Мне и самому так прыгать захотелось!

– Давай, давай! – говорит мама. – Прыгай до потолка! Выскакивай из штанишек! Только сына я тебе портить не позволю! И никаких собак у нас дома не будет! И никаких кошек! Уж в крайнем случае я на черепаху соглашусь в коробочке.

И так они каждый день разговаривали. И мама всё строже и строже становилась. Она решила ни папе, ни дяде Фёдору воли не давать. А тут письма стали приходить от почтальонов. Сначала одно. Потом ещё одно. Потом сразу десять. Но хороших новостей не было.

Письма были такие:

Пишет вам почтальон из деревни Простоквашино. Зовут меня Вилкин Василий Петрович. Работаю я хорошо.

Вы спрашиваете, нет ли в нашей деревне мальчика дяди Фёдора. Отвечаем: такого мальчика у нас нет.

Есть один человек, которого зовут Фёдор Фёдорович. Но это дедушка, а не мальчик. И он вам, наверное, не нужен.

Края у нас хорошие и много разных просторов. Приезжайте к нам жить и работать. Поклон вам от всех простоквашинцев.

С большим приветом – почтальон Вилкин». Или такие:

«Уважаемые папа и мама!

Вы пишете, что от вас ушёл дядя. Ну и пусть. Но при чём здесь мальчик? Или он ушёл мальчиком, а вырос в дядю? Тогда непонятно, кому подарки.

Напишите нам со старухой, чтобы мы знали. Только побыстрее, а то мы собираемся в дом отдыха во вторую смену. Мы очень хотим знать ответ на эту загадочную тайну.

Почтальон Ложкин со старухой». Много было разных писем, а нужного письма не было.

– Не найдём мы дядю Фёдора. Уже двадцать одно письмо пришло, а про него ни слова.

Папа её успокаивает:

– Ничего, ничего. Подождём двадцать второе.

И вот оно пришло. Мама раскрыла и глазам своим не поверила.

«Здравствуйте, папа и мама!

Пишет вам почтальон Печкин из деревни Простоквашино. Вы спрашиваете про мальчика дядю Фёдора. Вы про него ещё заметку в газете писали. Этот мальчик живёт у нас. Я недавно заходил к нему посмотреть, все ли у них плитки выключены, а его корова меня на дерево загнала.

А потом я у них чай пил и незаметно пуговицу отрезал от курточки. Посмотрите, ваша ли это пуговица. Если пуговица ваша, и мальчик ваш».

Мама вынула пуговицу из конверта и как закричит:

Источник:

thelib.ru

Читать онлайн Самые новые истории о Простоквашино автора Успенский Эдуард Николаевич - RuLit - Страница 2

Читать онлайн "Самые новые истории о Простоквашино" автора Успенский Эдуард Николаевич - RuLit - Страница 2

Кот не согласен:

– Нечего у нас охранять. У нас и дома-то нет. Ты к нам через год прибегай, когда мы разбогатеем. Тогда мы тебя возьмём.

Дядя Фёдор говорит:

– Ты, кот, помолчи. Хорошая собака ещё никому не мешала. Давай мы лучше узнаем, где он разговаривать научился.

– Я дачу охранял одного профессора, – отвечает пёс, – который язык зверей изучал. Вот и выучился.

– Это, наверное, мой профессор! – кричит кот. – Сёмин Эрик Трофимович! У него ещё была жена, двое детей и бабушка с веником. И он всё словарь составлял «Русско-кошачий».

– «Русско-кошачий» – не знаю, а «Охотничье-собачий» составлял. И «Корово-пастухачий» тоже. А бабушка теперь уже не с веником. Ей пылесос купили.

– Всё равно это мой профессор, – говорит кот.

– А где же он сейчас? – спрашивает мальчик.

– Он в Африку уехал. В командировку. Язык слонов изучать. А я с бабушкой остался. Только мы с ней характерами не сошлись. Я люблю, когда у человека характер весёлый – колбасно-угощательный. А у неё, наоборот – тяжёлый характер. Венико-выгонятельный.

– Это точно, – поддерживает кот, – и характер тяжёлый, и веник тоже.

– Ну что? Возьмёте меня к себе жить? – спрашивает пёс. – Или мне потом прибегать? Через год?

– Возьмём, – отвечает дядя Фёдор. – Втроём веселее. Как тебя зовут?

– Шарик, – говорит пёс. – Я из простых собак. Не из породистых.

– А меня дядя Фёдор зовут. А кота – Матроскин, это фамилия такая.

– Очень приятно, – говорит Шарик и кланяется. Сразу видно, что он воспитанный. Из хорошей семьи пёс. Только запущенный.

Но кот всё равно недоволен. Он у Шарика спрашивает:

– Что ты делать умеешь? Просто дом сторожить и замо?к может.

– Я могу картошку окучивать задними лапами. И посуду мыть – языком облизывать. И места мне не надо, я могу на улице спать.

Очень он боялся, что его не возьмут.

А дядя Фёдор сказал:

– Сейчас будем дом выбирать. Пусть каждый по деревне пройдёт и посмотрит. А потом мы решим, чей дом лучше.

И стали они смотреть. Каждый ходил и выбирал, что ему больше нравится. А потом они снова встретились. Кот говорит:

– Я такой дом нашёл! Весь проконопаченный. И печка там тёплая! На полкухни! Пошли туда жить.

Шарик как засмеётся:

– Что твоя печка! Чепуха! Разве это в доме главное? Вот я дом нашёл – это дом! Там такая будка собачья – загляденье! Никакого дома не надо. Все мы в будке поместимся!

Дядя Фёдор говорит:

– Не о том вы оба думаете. Надо, чтобы в доме телевизор был обязательно. И окна большие. Я как раз и нашёл такой дом. Крыша красная. И сад с огородом есть. Пошли его смотреть!

И пошли они смотреть. Как только подошли, Шарик кричит:

– Это же мой дом! Я про эту будку говорил.

– И печка моя! – говорит кот. – Я о такой печке всю жизнь мечтал! Когда холодно было.

– Вот и хорошо! – сказал дядя Фёдор. – Мы, наверное, и в самом деле лучший дом выбрали.

Осмотрели они дом и обрадовались. Всё в доме было. И печка, и кровати, и занавесочки на окнах! И радио, и телевизор в углу. Правда, старенький. И котелки разные на кухне были, чугунные. И в огороде всё было посажено. И картошка, и капуста. Только всё запущено было, не прополото. А в сарае удочка была.

Дядя Фёдор взял удочку и пошёл рыбу ловить. А кот с Шариком печку истопили и воды принесли. Потом они поели, радио послушали и спать легли. Очень им в этом доме понравилось.

На другое утро дядя Фёдор, пёс и кот дом в порядок приводили. Паутину сметали, мусор выносили, печку чистили. Особенно кот старался: он чистоту любил. Он с тряпкой на все шкафы, под все диваны залезал. Дом и так был не очень грязный, а тут совсем заблестел.

А от Шарика пользы мало было. Он только носился, лаял от радости и чихал во все углы. Дядя Фёдор не выдержал и послал его в огород картошку окучивать. И пёс так заработал, что только земля летела во все стороны.

Весь день они так трудились. И морковь пропололи, и капусту. Ведь они сюда жить приехали, а не в игрушки играть.

А потом они мыться на речку отправились и, главное, Шарика купать.

– Уж больно ты у нас запущенный, – говорит дядя Фёдор. – Придётся тебе отмыться как следует.

– Я бы рад, – отвечает пёс, – только мне помощь нужна. Я один не могу. У меня мыло из зубов выскакивает. А без мыла что за мытьё! Так, намокание!

Он в воду залез, а дядя Фёдор его намыливал и шерсть расчёсывал. А кот по берегу ходил и всё грустил о разных океанах. Он же был морской кот, просто он воды боялся.

Потом они домой пошли по тропинке под солнышком. А навстречу им какой-то дядя бежит. Румяный такой, в шапке. Лет пятидесяти с хвостиком. (Это не дядя с хвостиком, а возраст у него с хвостиком. Значит, ему пятьдесят лет и ещё чуть-чуть.) Остановился дядя и спрашивает:

– А ты, мальчик, чей? Ты откуда к нам в деревню попал?

Дядя Фёдор отвечает:

– Я ничей. Я сам по себе мальчик. Свой собственный. Я из города приехал.

Гражданин в шапке удивился ужасно и говорит:

– Так не бывает, чтобы дети сами по себе были. Свои собственные. Дети обязательно чьи-нибудь.

– Это почему не бывает?! – рассердился Матроскин. – Я, например, кот – сам по себе кот! Свой собственный!

– И я свой собственный! – говорит Шарик.

Дядя совсем растерялся. Видит, тут и собаки разговаривают, и коты. Что-то необычное здесь. Значит, непорядок. Да к тому ж ещё дядя Фёдор сам наступать начал:

– А вы почему спрашиваете? Вы, случайно, не из милиции?

– Нет, я не из милиции, – отвечает дядя. – Я из почты. Я почтальон тутошний – Печкин. Поэтому я всё должен знать. Чтобы письма разносить и газеты. Вы, например, что выписываете?

– Я буду «Мурзилку» выписывать, – говорит дядя Фёдор.

– А я что-нибудь про охоту, – говорит Шарик.

– А вы? – спрашивает дядя у кота.

– А я ничего не буду, – отвечает кот. – Я экономить буду.

Однажды кот говорит:

– Что это мы всё без молока и без молока? Так и умереть можно. Надо бы корову купить.

– Надо бы, – соглашается дядя Фёдор. – Да где денег взять?

– Может, занять? – предлагает пёс. – У соседей.

– А чем отдавать будем? – спрашивает кот. – Отдавать-то надо.

– А отдавать будем молоком.

Но кот не согласен:

– Если молоко отдавать, зачем же тогда корова?

– Значит, надо что-нибудь продать, – говорит Шарик.

– Чтобы продать что-нибудь ненужное, – сердится кот, – надо сначала купить что-нибудь ненужное. А у нас денег нет. – Тут он на пса посмотрел и говорит: – А давай, Шарик, мы тебя продадим.

Шарик даже на месте подпрыгнул:

– Это как так – меня?

– А так. Ты у нас ухоженный стал, красивый. За тебя любой охотник сто рублей даст. И ещё больше. А потом ты от него убежишь – и снова к нам. А мы уже с коровой.

– Да? – кричит Шарик. – А если меня на цепь посадят?! Давай, кот, мы тебя продадим. Ты у нас тоже ухоженный. Вон какой толстый сделался. А котов на цепь не сажают.

Тут дядя Фёдор вмешался:

– Никого мы продавать не будем. Мы пойдем клад искать.

– Ура! – кричит Шарик. – Давно пора! – А сам потихоньку у кота спрашивает: – А что такое склад?

Источник:

www.rulit.me

Новая жизнь в Простоквашино - Успенский Эдуард Николаевич, Страница 1, Читать онлайн

Новая жизнь в Простоквашино Успенский Эдуард Николаевич Серия: Простоквашино [16] Содержание
  • В начало
  • Перейти на

Жизнь в деревне Простоквашино всегда была полна интересных дел и событий. Потому, что в ней жили очень интересные люди. Один другого интересней, кого ни возьми.

Пелагея Капустина, подружка почтальона Печкина, была женщина деловая и невероятно хозяйственная. В доме у неё размещалось большое количество всякой ненужной мебели. Одних сервантов у неё было четыре штуки.

И всё потому, что у неё было три сестры в городе. Они очень любили Пелагею и всё старое ей присылали. Весь дом у неё был заставлен стульями, креслами с вылезшей ватой, этажерками и письменными столами.

Когда приезжала новая старая вещь, допустим, тумбочка бамбуковая, старую вещь приходилось выставлять в огород.

Как-то раз по вечерней росе дядя Фёдор с профессором Сёминым шли мимо её дома. И профессор Сёмин говорит:

— Смотри, дядя Фёдор, какое интересное кресло Пелагея Федотовна в огород вынесла. Наверное, будет реставрировать.

Пелагея в это время в огороде работала (она в любое время в огороде работала), она и услышала.

— Не реставрировать, — говорит, — а на дрова колоть.

Профессор Сёмин ужасно расстроился.

— Такое кресло нельзя на дрова колоть. Это музейное кресло.

— Мне это кресло не нужно, — говорит Пелагея. — У меня дом, а не музей. А дрова сейчас подорожали.

Тогда дядя Фёдор предложил:

— А вы, Эрик Трофимович, с ней это кресло на дрова поменяйте.

Они так и договорились. Взяли тачку кота Матроскина, привезли Пелагее две охапки тяжёлых берёзовых дров, а кресло музейное забрали и с трудом унесли.

Причём всё время садились на кресло отдыхать.

Через несколько дней Пелагея резной сервант в огород вынесла. Он стоял там рядом с помидорами и сверкал всеми стёклами. Профессор Сёмин как раз в это время рысцой пробегал мимо в поисках здоровья. Увидел этот сервант и говорит:

— Это ранний модерн времён Пушкина. Я такой сервантик в музее Достоевского в Петербурге видел.

Он позвал дядю Фёдора и спрашивает:

Дядя Фёдор говорит:

— Этот сервантик, пожалуй, тяжелее судейского кресла будет. Раза в два. Он на всю вашу поленницу потянет.

И верно, пришлось профессору Сёмину всю свою поленницу к Пелагее Капустиной перетаскивать. Зато сервант у него в кабинете рядом с судейским креслом просто засиял. Профессор всё время в нём стёклышки протирал и зубной щёткой резьбу по дереву чистил.

Как-то раз почтальон Печкин к нему зашёл, газету принёс. Увидел он сервант и кресло и говорит:

— Хорошая работа. Бывалошная. Такие кресла у нас в своё время в селе Троицком делали. Всё село креслами промышляло. Была кресельная фабрика.

— А скажите тогда, Игорь Иванович, как они умудрялись ножки у кресел так выгибать?

— Никак они не умудрялись, — говорит Печкин. — Они в лесу искали такие деревья, которые у корня искривлённые. Из них ножки и делали.

Он много чего интересного рассказал. Что древесина на мебель шла особая, дорогая. Что порой некоторые деревья в воде по двадцать лет держали, чтобы они твёрже становились. Что основная фабрика была в городе, а в селе мужики только резьбу резали да кресла склеивали.

— Спасибо, Игорь Иванович, — сказал Сёмин. — Вы по мебели просто профессор.

Люди в деревне и в окрестностях узнали, что профессор за старую мебель дровами рассчитывается, и всё ненужное к нему в дом понесли. Кто шкафчик для лекарства, кто крышку от старого патефона, кто приёмник ламповый. И ещё обижались, если профессор что-нибудь не брал.

Хромой Шуряйка с лесопилки притащил такой же хромоногий табурет большущий, на медведя рассчитанный. Профессор Сёмин от этого табурета отказался:

— Нет, спасибо, дядя Шура. Нам такой табурет не в коллекцию.

— Да ты внимательнее посмотри, — говорил Шуряйка, — этот табурет ещё мой дедушка мастерил. Сколько лет стоит, и всё сносу нету.

— Я табуретками не интересуюсь, — ответил профессор Сёмин. — Нет ли у вас чего-нибудь более интересного? Более сложной работы?

— Как нет, — говорит Шуряйка. — Лавка у меня есть очень сложной работы. Она берёзовая. Берёза для работы ой как трудна.

— И лавками я не интересуюсь, — отвечал профессор. — И табурет этот вам самому пригодится. Он всех нас переживёт.

— Не переживёт, — сказал хромой Шуряйка. — Раз он вам не нужен, я его на дрова пущу.

Скоро столько старинной мебели у профессора Сёмина набралось, что хоть самому её на дрова меняй. А мебель всё прибывала.

Раньше в этой области много помещичьих усадеб было. Усадьбы исчезли, а мебель по соседним сёлам разбрелась.

Она вся довольно старая была, поменять на дрова её было не сложно, а вот реставрировать её после этого — никаких денег не хватало.

И тут кот Матроскин предложил:

— А давайте мы музей старинной мебели организуем. Вон у нас какой сараище на берегу речки стоит.

Так они и сделали. Сарай всей деревней подремонтировали. Всю мебель туда свезли. Печкина директором сделали. Он билеты продавал и всё про мебель рассказывал.

Печкин был человек вредный, но мастеровой. Он всё умел делать. И скоро музей заработал. И даже стал доход давать.

Только профессор Сёмин всю эту осень на даче мёрз. Дров у него было маловато. Он их всё время на разные зеркала и полочки менял.

История вторая. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РЕКЕ ПРОСТОКВАШКЕ

Это лето выдалось в Простоквашино особенно удачное. Листва шелестела, трава зеленела, дождики шли.

Дядя Фёдор с Шариком и Матроскиным жили нормально. В огороде работали, купались, книжки читали. Корову Мурку по очереди пасли. Но чего-то всё-таки дяде Фёдору не хватало. Он всё время маму с папой уговаривал:

— Купите мне надувную лодку. Купите мне надувную лодку.

— Мы хотим в речной поход пойти.

— Сначала ты хорошо плавать научись.

Дядя Фёдор думал про себя: «Если бы я плавать умел, я бы без лодки обходился».

В конце концов, дядя Фёдор научился хорошо плавать. Шарик хорошо плавать умел с самого рождения, а Матроскин, хоть и в тельняшке родился, плавать совсем не умел. Может быть, он кое-как и умел, только он ни разу не пробовал.

Когда дядя Фёдор научился хорошо плавать, он снова стал папу и маму уговаривать купить резиновую лодку:

— Купите лодку, хотя бы без мотора.

Вот это «хотя бы» и решило всё дело. Потому что лодку с мотором ему бы точно не купили. Она — очень дорогой подарок. А без мотора стыдно не купить. Лодка без мотора только на треть цены тянет.

И однажды лодка приехала. Вернее, приехал папа на машине и лодку привёз. Её тут же вытащили и накачали воздухом.

Сначала лодка тряпочная была, как шкурка. А потом стала твёрдой, как барабан.

— Почему вы так долго лодку просили? — спросил папа.

— Мы хотим в морской поход пойти по реке, — объяснил Матроскин.

— Но ведь коты плавать не умеют, — говорит папа.

— Ничего, ничего, — отвечает кот. — В крайнем случае, я вдоль берега побегу с рюкзаком. Не барин небось.

Но дядя Фёдор, Шарик и Матроскин отказались:

— Мы хотим одни, без взрослых.

Без взрослых, так без взрослых. Папа уехал домой. Он немного даже обиделся. Он подумал про себя: «Ничего, ничего, мы с мамой тоже уедем куда-нибудь без детей. Хотя бы на горных лыжах кататься».

С этого дня Матроскин, как главный завхоз, стал в поход готовиться. Он приготовил тёплые вещи, удочки и продукты. И всё это в рюкзак уложил и в корзину продуктовую.

Стали маршрут обговаривать.

— Вверх по течению плыть бесполезно, — сказал Шарик. — Мы через два дня на том же месте сойдём, где начали.

— Будем плыть вниз, — сказал дядя Фёдор, — до города. А там нас Печкин встретит на телеге. И обратно привезёт.

Побежали к Печкину договариваться.

— Где ж я лошадь возьму? — говорит Печкин. — У нас на всю деревню только одна и есть, у деда Сергея с горушки.

— Вот у него и возьмите, — предложил дядя Фёдор.

— Он на ней коров пасёт.

— А мы в воскресенье поплывём. В воскресенье все коровы дома, — сказал дядя Фёдор.

— Коровы — это тебе не детский сад и не школа, — говорит Матроскин. — Они всё время в поле.

Тут Печкин придумал:

— Вы только доплывите до Простоквашинска. А оттуда к нам в деревню почтовая машина два раза в день ходит. Она вас и подберёт. И от хлебозавода машина к нам ходит, в наш поселковый ларёк буханки доставляют. Не пропадёте.

На этом и порешили.

— Всё, — сказал дядя Фёдор. — Завтра в поход.

Завтра, так завтра.

Утром рано-рано, ещё темно было, они встали, отнесли лодку на берег, подкачали её немного и стали вещи подносить.

В резиновую лодку очень трудно вещи с берега складывать. Эта лодка всё норовит одна, без пассажиров, от берега отплыть.

Дядя Фёдор и Матроскин погрузили рюкзак, продукты в корзинке, чайник со свистком, кружки алюминиевые в связке и в лодку сели. Последним Шарик прибежал, котелок принёс.

Только они отчалили, кот Матроскин говорит:

— А ты, Шарик, сарай наш запер?

— Нет, — отвечает Шарик. — А зачем его запирать?

— А затем, — говорит Матроскин, — что у меня там вещи есть ценные — ведро эмалированное, лопаты.

— Тоже мне ценные, — говорит Шарик. Ты мне ещё кувалду перечисли.

Пёс поворчал немного, но домой сбегал, сарай запер.

Поплыли дальше. Дядя Фёдор говорит:

— Что-то холодно на воде. А у меня куртка лёгкая.

Шарик, молча, с лодки на берег прыгнул и за тёплой курткой побежал. Скоро он вернулся и говорит:

Источник:

fanread.ru

Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино

Запись на стене

После окончания школьной жизни Э. Успенский стал студентом Московского авиационного института. В годы учёбы в институте его литературные произведения начали выходить в печать.

Путь к творчеству Успенского начинается в юмористическом жанре совместно с А. Арконовым. Начали издаваться в “Литературной газете” и звучать по радио детские стихи.

В 1966 Эдуард Успенский стал популярен благодаря своим детским произведениям: ”Вниз по волшебной реке”, “Крокодил Гена и его друзья”.

После чего в 1970 году им были написаны такие популярные пьесы как ”Чебурашка и его друзья”, “Отпуск крокодила Гены”, ”Наследство Брахмана” и другие пьесы.

Все дети, не зависимо от возраста, любят созданные автором образы героев: Крокодила Гены, Чебурашки и многих др.

В начале 80-90-х годов автором был создан сборник стихов ”Всё в порядке”, выпущена целая серия книг для детей: "Дядя Федор, пес и кот", "Каникулы в Простоквашино", "Разноцветная семейка", "Колобок идет по следу”.

Также Эдуард Успенский был сценаристом известных до сей поры мультфильмов про Крокодила Гену и Чебурашку, приключения друзей из Простоквашино. Несмотря на смену поколений, герои мультфильмов остаются надолго в сердцах всех зрителей.

Э.Н. Успенский писал также для таких известных передач, как "В нашу гавань заходили корабли", "АБВГДейка", "Радионяня".

”Дядя Федор, пес и кот”. Сцен. Э. Н. Успенского.

”Тетя дяди Федора”. Сцен. Э.Успенского.

”Любимая девочка дяди Федора”. Сцен. Э. Н. Успенского.

”Зима в Простоквашино”. Сцен. Э.Успенского.

”Новые порядки в Простоквашино”. Сцен. Э.Успенского.

”Дядя Федор идет в школу”. Сцен. Э.Успенского.

”Привидение из Простоквашино”. Сцен. Э.Успенского.

”Клад из деревни Простоквашино”. Сцен. Э.Успенского.

”Праздники в деревне Простоквашино”. Сцен. Э.Успенского.

”Крокодил Гена и его друзья”. Сцен. Э.Успенского.

”Отпуск крокодила Гены”. Сцен. Э.Успенского.

”Бизнес крокодила Гены”. Сцен. Э.Успенского.

”Чебурашка уходит в народ”. Сцен. Э.Успенского.

”Крокодил Гена – и грабители”. Сцен. Э.Успенского.

”Похищение Чебурашки”. Сцен. Э.Успенского.

”Три комикса с Чебурашкой”. Сцен. Э.Успенского.

”Следствие ведут Колобки”. Сцен. Э.Успенского.

"Вниз по волшебной реке". Сцен. Э.Успенского.

"Грамота". Сцен. Э.Успенского.

"Дядюшка Ау". Сцен. Э.Успенского.

На данный момент автор живёт и работает в Московской области, его новые произведения выходят в печать в издательстве ”Самовар”.

Источник:

vk.com

Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино в городе Пермь

В представленном интернет каталоге вы всегда сможете найти Успенский Э.Н. Истории из Простоквашино по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти другие предложения в категории Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Пермь, Оренбург, Новосибирск.