Каталог книг

Крусанов, Павел Васильевич Американская дырка: роман

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Знаменитый Сергей Курёхин считал себя ошибкой природы и в одном из взятых у него интервью признавался в том, что природа в его лице пыталась произвести курицу, ибо все его повадки куриные. «Хотя бывают иногда странности, — до бавляет он. — Я, например, время от времени начинаю рыть нору в земле, что, насколько я знаю, курицам не свойственно, а свойственно скорее лошадям». Роман «Американская дырка» о нём, Сергее Курёхине, великом комбинаторе современности, возродившемся после мнимой смерти и восстанавливающем мировую несправедливость не ради той России, которая есть, а ради той, которая должна быть. Для этого ему и пригодилось его странное отклонение — рытьё глубинных земляных нор. Причём право на этот труд он предоставил Америке — на её собственную погибель. Роман Павла Крусанова стоит в одном ряду с такими его известными сочинениями, как «Укус ангела», «Ночь внутри», «Бом-бом» и другими, всегда неожиданными, ломающими устоявшиеся каноны и представляющими человека в истории не послушным инструментом в руках демонов и земных богов, но героем, способным изменить само направление времени.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Крусанов П. Американская дырка. Роман Крусанов П. Американская дырка. Роман 106 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Павел Крусанов Триада Павел Крусанов Триада 349 р. ozon.ru В магазин >>
Павел Крусанов Все прочее - литература Павел Крусанов Все прочее - литература 219 р. ozon.ru В магазин >>
Павел Крусанов Железный пар Павел Крусанов Железный пар 259 р. ozon.ru В магазин >>
Павел Крусанов Царь головы Павел Крусанов Царь головы 65 р. book24.ru В магазин >>
Павел Крусанов Царь головы (сборник) Павел Крусанов Царь головы (сборник) 159 р. litres.ru В магазин >>
Павел Крусанов Железный пар Павел Крусанов Железный пар 256 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Американская дырка автора Крусанов Павел Васильевич - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Американская дырка" автора Крусанов Павел Васильевич - RuLit - Страница 1

Сергей Анатольевич, мы хотели бы поговорить с вами на разные темы для специального издания, посвященного выходу фильма С. Дебижева

“Два капитана – 2”, в котором вы играете одну из главных ролей.

Возможно ли это сделать сейчас?

– Сейчас нет, а минут через десять – можно. Дело в том, что через десять минут закончится мой индивидуальный цикл перемещения солей животного происхождения в мозг из печени. Таким образом, в данный момент я контролирую обмен веществ в моем организме, и, если вы будете говорить со мной в это время, я за себя не ручаюсь.

(Прошло 10 минут. Взгляд Курехина приобрел некоторую осмысленность, и мы решили попробовать еще раз.)

– Сергей Анатольевич, в одном из интервью вы сообщили, что вы – ошибка природы. Что вы имели в виду?

– Дело в том, что природа в моем лице пыталась сделать курицу. Все мои повадки – куриные. Хотя иногда бывают странности. Я, например, время от времени начинаю рыть нору в земле, что, насколько я знаю, курицам не свойственно, а свойственно скорее лошадям.

– Нам кажется, что ваш способ отвечать на вопросы – это попытка увильнуть от ответа. Очень хотелось бы услышать от вас что-нибудь искреннее.

– Я постараюсь быть предельно искренним.

– Тогда мы хотели бы поговорить о политике. Каково ваше отношение к активизации коммунистов в стране?

– Коммунисты – очень милые и симпатичные люди. Только хари у них противные. Я, правда, не совсем понимаю, чего они хотят, но сразу видно, что они настоящие патриоты чего-то.

– Крайне любопытно. В таком случае вы можете сказать что-нибудь о

– Жириновский – тоже очень милый и симпатичный человек. Играть роль полуидиота его заставляют. Скорее всего – это Бурбулис. Фамилия

Бурбулис этимологически связана с именем Карабас Барабас, в свете чего сразу становится видна его сущность. А от сущности до бытия – один шаг, как любил говорить покойный Хайдеггер. Проблемная линия

Маркс-Энгельс-Бурбулис-Карабас Барабас еще ждет своего исследователя. Кстати, мне недавно сказали, что Маркс и Энгельс – не муж и жена, а три абсолютно разных человека.

– После того, как вы в одном из номеров “Огонька” нелицеприятно отозвались о Невзорове, изменилось ли ваше отношение к нему?

– Я не совсем понимаю, зачем он ведет эту ужасную программу.

По-моему, его тоже заставляют. Это происки либо евреев, либо педерастов. То есть происки либо крайне правых реакционных сил, либо крайне левых прогрессивных, точно не помню. Либо крайне средних. Мне кажется, что ему лучше подошла бы роль ведущего какой-нибудь другой программы, например, “Бурда Моден представляет”.

– Сергей Анатольевич, а вы хоть приблизительно представляете, что на самом деле происходит в нашей стране?

– Мне Гребенщиков говорил, что наша страна куда-то идет. Кстати, он возглавил движение по переносу столицы из Москвы во Владимир. Только таким путем можно восстановить Россий-скую государственность и

Святую Русь. Меня он обещал назначить Великим князем.

– Да, я – православный, хотя всю свою жизнь посвятил кабалистике.

Дело в том, что я нашел ошибку, которую допустили Раймонд Луллий и

Альберт Великий при создании Голема. До этого все мои попытки создать Нового Человека приводили меня к созданию Вечного Жида.

Кстати, Карл Маркс тоже был Вечным Жидом. Я проследил движение ВЖ

(Вечный Жид) в истории. Но в истинном свете я увидел его только в наше время. И долго стоял перед этой тайной, пока не понял, что

Вечный Жид – это я. С этого момента я постиг, что Космос – един и что совсем не обязательно исследовать макрокосмос, как это делает вся современная космонавтика. Мы сконструировали космический корабль и отправили его в микрокосмос, то есть во внутренний духовный мир человека. Корабль пилотируют две курицы – Мышка и Пышка. У нас в планах запуск искусственного спутника души. В процессе исследований нам удалось расщепить духовный атом. Таким образом, мы вплотную подошли к созданию духовной атомной бомбы.

– Я, Псевдо-Дионисий Ареопагит, Наполеон и Гоголь.

– Ваше любимое чтение?

– Некрасов. По чувству юмора с ним может сравниться только Тарас

Шевченко, но юмор у Некрасова более изящный. Также очень люблю

Борхеса, Розанова, Шестова. Достоевского люблю за невменяемость и мощную многозначительность, прости, Господи, мои прегрешения. Пикуля не люблю, тяжел для понимания.

– Каравайчук. А вообще-то любимых композиторов много. Терпеть не могу только Шостаковича. Сумбур вместо музыки. Да и двух шипящих, согласитесь, многовато для одной фамилии. Кстати, Сталин тоже его недолюбливал, а у него, как всем известно, был довольно тонкий вкус.

– Собираетесь ли вы в ближайшее время где-нибудь гастролировать?

– Недавно меня пригласили в Италию, то ли на работу, то ли на излечение, я так и не понял. И еще я готовлю новую программу для

Франции. Называется она “Бородино-II”. В этой программе я попытаюсь расквитаться с французами за все.

И еще два слова о фильме “Два капитана – 2”. Фильм, по-моему, художественный. Он рассказывает о том, что Мао Цзэдун и Чан Кайши были сиамскими близнецами, а не китайскими, как считали до сих пор.

Начинается он со сцены концерта “Рок против оргазма”. Цель фильма – доказать, что оргазм присущ как живой, так и неживой материи. Это практически все, что я помню. Извините, но мне уже пора идти копать.

Глава первая. ДРУГОЙ

Меня зовут Евграф. А фамилия моя – Мальчик. Так уж не повезло, что делать… Имя комическое, и поскольку речь дальше пойдет о вещах серьезных, постараюсь впредь упоминать его как можно реже. Тем более, это нетрудно. И все же… И все же прошу запомнить: Евграф

Мальчик. Герои не должны быть безымянными.

Еще в законах Ману сказано, что женщины падки на удовольствия, капризны по природе, лишены естественных привязанностей, не ведают священных правил и молитв, да и вообще они – сама лживость. Поэтому тот, кто убьет женщину или корову, – несет одинаковое наказание. Не стоит удивляться, что ничему хорошему эти чертовки научить не могут.

К тому же от них мы узнаем, что иногда храпим.

Словом, обольщаться на их счет нет повода. Но последняя стрекоза, бронзовая лютка с прозрачными крыльями, та, что свела меня с

Курехиным спустя четырнадцать лет после его смерти, была не чета остальным. Такую, пусть она и провинилась, нельзя отшлепать даже ромашкой.

Она была небольшой и изящной, как резная шахматная фигурка (кажется, это из Олеши), сам Микеланджело не нашел бы, что отсечь у нее лишнего: волосы – цвета светлого янтаря, грудь маленькая и тугая, кожа немного смуглая и словно бы звенящая, а глаза… глаза серо-голубые, причем серого больше было в радужке левого, а голубого – в радужке правого. Странные глаза. Она утверждала, что и видит ими по-разному: левый видит все, как есть, а правый присматривает за полетом слов и звуков и различает их цвета.

Приведись ей оглохнуть – не дай Бог! – она могла бы речь и музыку просто смотреть, как смотрят на цветистую, бьющуюся общим пульсом толкотню бабочек над лугом. Кроме того, спала она всегда на животе, получать удовольствие предпочитала сверху, отлично готовила луковый пирог, умела говорить комплименты, знала, когда это нужно делать, и своим умением-знанием пользовалась. А звали лютку Оля.

Да, чуть не забыл. Под левой ключицей она носила татуировку – пеструю змейку, маленькую, но такую яркую, что на нее садились пчелы.

С детства Оля жила по разным людям: то с родителями, то у бабушки с дедушкой, то у другой бабушки в Белоруссии, то у тетки в Москве. У нее не было единого, цельного детства, их, детств, было много, причем одно вовсе не являлось фрагментом или продолжением другого – каждое она считала самоценным. Для того чтобы так случилось, она должна была научиться ни к чему не привыкать. И она научилась.

Источник:

www.rulit.me

Павел Крусанов «Американская дырка»

Павел Крусанов «Американская дырка» Американская дырка

Действие нового романа Павла Крусанова происходит в ближайшем будущем — 2010-2011 годах. Персонажи этого затейливого повествования, одним из которых оказывается мистификатор и выдумщик Сергей Курехин, художественным жестом, артистической провокацией преображают привычную реальность до неузнаваемости.

Номинации на премии:

Zangezi, 8 апреля 2012 г.

У нас будет шанс,

Что к нам опять вернется мальчик Евграф.

Если ты знаешь, что драконов на свете нет, рано или поздно это знание сделает драконом тебя.

Новый роман от мага современной русской прозы. Идейно продолжающий «мистический империализм» «Укуса ангела» и «Бом-бома». С новыми героями, странными и непохожими на героев нашего времени. Но схожими с паяцами и шутами, трикстерами всех эпох и жанров. Запредельщиками, как переводит сам автор традиционалистское понятие «трансцендентального человека». От Локи до Остапа Ибрагимовича, отсылки к которым ясно прописаны в романе. Таких запредельщиков там два: Евграф Мальчик, от лица которого ведётся повествование и который по сюжету проходит несколько инициационных стадий, и вполне уже реализованный Капитан Абарбарчук, сиречь преображённый Сергей Курёхин. Действие происходит в 2010-11 годах, в течении которых концессионеры осуществляют одну дьявольски метафизическую идею: уничтожить, вконец извести Америку, дабы уже ничто не тормозило победный расцвет Русской Души. Для этой цели были использованы: Кольская СГС, несколько бронзовок, мускусных усачей, жужелиц и других инсектов, человеческая жертва, «сузуки-витару», электронная переписка, вольные камни, женщина-лютка с разноцветными глазами, дух Патрокла Огранщика, скоростное свежевание барана и ещё немало алхимических ингредиентов. Великое делание вершилось в пределах СПб, Пскова и окрестностей; сдобренное диалогами геополитического, философского и тайновидческого толка, премудростями духовного пути и радостями плотского секса, оно было от начала и до конца грандиозной, и оттого совершенно правдоподобной мистификацией. Идеи эковского «Острова накануне» получили в «АД'е» своё апокалиптическое воплощение: здесь нашлось место и гаринскому оливиновому слою, и подложным статьям в Nature, публичным демонстрациям превращения свинца в золото, и нострадамическому толкованию сказок Афанасьева, и, наконец, фальшивой цитате из К. Леонтьева: «Если русские, вместо того чтобы есть друг друга, помогут друг другу, они станут господами мира». Из тонких, но заметных реминисценций следует отметить похожесть фигуры Евграфа Мальчика на Эрнста Юнгера: тот же бесстрастный автобиографизм и страстный авантюризм, та же любовь к жукам как наивысшее проявление антигуманизма, тот же поиск скрытых гештальтов и невидимых героев. Тотальная ирония и традиционалистская серьёзность, перемешанные в романе наподобие мыслей в голове шизофреника (позитивного, разумеется), не должны затмевать главную идею: нужно быть, а не иметь, посколько только тогда удастся всё. В том числе и вывести породу певчих рыбок.

Клован, 28 марта 2017 г.

Как было бы приятно знать, что действительно существует эта таинственная ложа вольных камней (не каменщиков! — камней), последователей учения Патрокла Огранщика, состоящего в том, что, если ты достиг вершины в своем деле, то остановись и не пытайся покорить небеса, ? все равно разобьешься ? а спустись и поднимайся снова по другому склону, чтобы избежать однообразия жизни. И в этой ложе под другими именами состоят Цой, Свин, Сергей Бодров, принцесса Диана (от себя с радостью добавил бы Моррисона, Джоплин, Балабанова. ) и занимаются совсем другими делами, нежели «до смерти», снова поднимаясь к вершине.

Герой романа Крусанова ? Евграф Мальчик ? встречает живого Сергея Курехина. Дело происходит в будущем, в 2011 году (это для нас ? уже прошлое, а для книги ? еще будущее). Значит, Курехин умер уже пятнадцать лет назад, но здесь он жив и под именем Абарбарчук владеет фирмой «Лемминкяйнен», которая придумывает и проводит для своих клиентов розыгрыши и мистификации (по большому счету, не сильно-то Курехин поменял род деятельности, просто перестал заниматься музыкой и ушел с публичной сцены). И вот фактически они вдвоем, ну, с помощью еще буквально десятка человек, «росчерком пера» (в самом прямом смысле ? несколькими сетевыми публикациями) всего за год меняют весь мир ? сбрасывают с пьедестала геополитики Америку и возводят туда Россию.

Как и все предыдущие произведения Крусанова ? затягивающе, интересно, красиво. Язык в сравнении с ранними работами чуть поблек, стал менее замысловатым, но все же остался фирменным, «крусановским».

SoN, 3 декабря 2006 г.

Прямо как одной моей знакомой посвящается: ))):

«Ещё в законах Ману сказано, что женщины падки на удовольствия,

капризны по природе, лишены естественных привязанностей,

не ведают священных правил и молитв, да и вообще они — сама лживость.

Поэтому тот, кто убьёт женщину или корову, — несёт одинаковое наказание.

Не стоит удивляться, что ничему хорошему эти чертовки научить не могут.

К тому же от них мы узнаём, что иногда храпим. »

«Меня зовут Евграф. А фамилия моя — Мальчик.»

Авторы по алфавиту:

31 декабря 2017 г.

30 декабря 2017 г.

29 декабря 2017 г.

29 декабря 2017 г.

28 декабря 2017 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Книга Американская дырка - Крусанов Павел Васильевич скачать бесплатно, читать онлайн

Американская дырка О книге "Американская дырка"

Знаменитый Сергей Курёхин считал себя ошибкой природы и в одном из взятых у него интервью признавался в том, что природа в его лице пыталась произвести курицу, ибо все его повадки куриные. «Хотя бывают иногда странности, – добавляет он. – Я, например, время от времени начинаю рыть нору в земле, что, насколько я знаю, курицам не свойственно, а свойственно скорее лошадям».

Роман «Американская дырка» о нём, Сергее Курёхине, великом комбинаторе современности, возродившемся после мнимой смерти и восстанавливающем мировую несправедливость не ради той России, которая есть, а ради той, которая должна быть . Для этого ему и пригодилось его странное отклонение – рытьё глубинных земляных нор. Причём право на этот труд он предоставил Америке – на её собственную погибель.

Роман Павла Крусанова стоит в одном ряду с такими его известными сочинениями, как «Укус ангела», «Ночь внутри», «Бом-бом» и другими, всегда неожиданными, ломающими устоявшиеся каноны и представляющими человека в истории не послушным инструментом в руках демонов и земных богов, но героем, способным изменить само направление времени.

В оформлении обложки использован герб России работы Павла Крусанова.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Американская дырка" Крусанов Павел Васильевич бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Скачать книгу Мнение читателей

Фокус в том, что «Дырка» — это сумма, которая на порядок больше своих составляющих

Запредельщиками, как переводит сам автор традиционалистское понятие "трансцендентального человека"

Возможно, стоило бы многое написать о данном романе, но лучше я воздержусь от этого соблазна и буду предельно краток: перед нами исключительно правильная, жизнеутверждающая и светлая книга.Вот.

И романы Пратчетта помогают выработать ироничный философский взгляд на любые времена, в которые доведется жить.

Любимый автором жанр альтернативной истории позволяет вольно обходиться с насущными реалиями

Теперь представьте, что автор этой книги - гибрид Пелевина, Фаулза и Павича

Книга несколько заумная, местами представляющая собой прямой пересказ философии Генона, Элиаде и Леонтьева (не самых худших авторов)

С уважением и восхищением отношусь к курехину, но эту книгу бросила - гадость

Отзывы читателей Подборки книг

Новогодние и рождественские книги

Сложное искусство гейши

Романы про принцесс

Похожие книги

Эллис Брет Истон

Другие книги автора

Попов Валерий Георгиевич, Кивинов Андрей Владимирович, Константинов Андрей Дмитриевич, Москвина Татьяна Владимировна, Галина Мария Семеновна, Рубанов Андрей Викторович, Бояшов Илья Владимирович, Шаргунов Сергей Александрович, Матвеева Анна Александровна, Садулаев Герман Умаралиевич, Елизаров Михаил Юрьевич, Лорченков Владимир Владимирович, Козлов Владимир Владимирович, Кучерская Майя Александровна, Иличевский Александр Викторович, Левенталь Вадим Андреевич, Водолазкин Евгений Германович, Крусанов Павел Васильевич, Слаповский Алексей Иванович, Постнов Олег Георгиевич, Носов Сергей Анатольевич, Богомяков Владимир Геннадьевич, Бакулин Мирослав Юрьевич, Аксёнов Василий Иванович, Етоев Александр Васильевич, Курицын Вячеслав Николаевич, Мелихов Александр Мотельевич, Наталья Романова, Максим Фрай

Кантор Максим Карлович, Москвина Татьяна Владимировна, Рубанов Андрей Викторович, Бояшов Илья Владимирович, Петрушевская Людмила Стефановна, Шаргунов Сергей Александрович, Сенчин Роман Валерьевич, Матвеева Анна Александровна, Садулаев Герман Умаралиевич, Сорокин Владимир Георгиевич, Елизаров Михаил Юрьевич, Кучерская Майя Александровна, Левенталь Вадим Андреевич, Крусанов Павел Васильевич, Слаповский Алексей Иванович, Постнов Олег Георгиевич, Носов Сергей Анатольевич, Богомяков Владимир Геннадьевич, Бакулин Мирослав Юрьевич, Аксёнов Василий Иванович, Етоев Александр Васильевич, Курицын Вячеслав Николаевич, Снегирев Александр, Старобинец Анна Альфредовна, Попов Евгений Анатольевич, Самсонов Сергей Анатольевич, Максим Фрай, Коровин Сергей Иванович, Пепперштейн Павел Викторович, Дунаевская Ольга Владимировна

Кивинов Андрей Владимирович, Чижъ Антон, Рубанов Андрей Викторович, Лена Элтанг, Левенталь Вадим Андреевич, Крусанов Павел Васильевич, Носов Сергей Анатольевич, Березин Владимир Сергеевич, Коган Евгений, Курчатова Наталия, Кудрявцев Александр, Михаил Лялин, Венглинская Ксения, Соловей Анна, Беломлинская Юлия Михайловна

Источник:

avidreaders.ru

Крусанов Павел Васильевич (р

Крусанов, Павел Васильевич Американская дырка: роман

21 декабря 2005 г.

Крусанов Павел Васильевич (р. 1961)

"Империя и Вера всегда держались на героизме. Героизма очень не хватает нашему времени", - считает известный петербургский писатель, автор романов "Укус ангела", "Бом-бом-бом" и "Американская дырка"

Часть детства прожил в Египте (его отец работал на строительстве Ассуанской плотины). Окончил педагогический институт им. А.И.Герцена (ЛГПИ) по специальности география и биология. Работал осветителем в театре, садовником, техником звукозаписи, инженером по рекламе, печатником офсетной печати.

С 1989 года начал работать в издательствах на редакторских должностях ("Васильевский остров", "Тритон", "Северо-Запад", "Азбука", "Лимбус Пресс").Финалист литературных премий: "Северная Пальмира" (1996), АБС-премия (2001), "Национальный бестселлер" (2003). Коллекционирует жесткокрылых. Женат, имеет двух сыновей.С 1989 г. публикуется в официальных изданиях (журналы: "Родник", "Звезда", "Русский разъезд", "Московский вестник", "Черновик", "Сумерки", "Соло", "Октябрь", "Комментарии").В 1990 г. издана первая книга — "Где венку не лечь" (1990). Следом вышли книги: "Одна танцую" (1992), "Знаки отличия" (1995), "Рунопевец" — "пересказ" карело-финского эпоса "Калевала" (1997), "Отковать траву" (1999).

С 1992 г. — член Союза писателей Санкт-Петербурга. Книга рассказов "Знаки отличия" в 1996 г. была номинирована на премию "Северная Пальмира".В 1999 г., после публикации журнальной версии романа "Укус ангела", стал лауреатом Премии года журнала "Октябрь". Примерно в то же время писателя заприметило питерское издательство "Амфора", которое к настоящему времени издало уже 4 книги Крусанова. Это — "Укус ангела", сборник рассказов — "Бессмертник", "Ночь внутри" (частично исправленная автором повесть "Где венку не лечь") и, наконец, в 2002 году — роман "Бом-Бом".

В конце 2002 года выходит книга "Другой ветер" — сборник рассказов и повесть "Дневник собаки Павлова", а осенью 2003 года — подарочное издание романа "Укус ангела", дополненного всё теми же самыми рассказами.В конце 2004 года и в начале 2005 года в перебургском издательстве "Астрель" вышли 2 книги: "Действующая модель ада" — очерки о террористах и терроризме, написанная как сценарий к блоку документальных фильмов на эту тему, недавно демонстрировавшихся по ТВ, и переизданный эпос "Калевала" в переводе Павла Крусанова.В 2005 году вновь издательство "Амфора" выпустило долгожданный роман "Американская дырка".

ПРАВАЯ.RU:Павел, Ваш последний роман чрезвычайно оптимистичен, и в этом, может быть, даже его главное достоинство. Во-первых, впервые за долгое время появился по-настоящему положительный герой. А во-вторых – у романа «хеппи-энд», дающий надежду на реальное возрождение России. Иногда приходится слышать о том, что привнесение «православного дискурса» в современный мир, современную действительность, соединение его с такими неоднозначными реалиями, как политика, идеология, геополитика, с неоднозначными персонажами, как, например, Сергей Курехин, Царствие ему Небесное, — что это все на самом деле некий «антипиар», и в конечном счете это дискредитирует само Православие перед людьми, которые пока далеки от Благой Вести. Нет ли какого-то соблазна в том, что проповедь Православия и имперских идеалов в Вашем романе ведёт, так сказать, «амбивалентый» персонаж?

Павел КРУСАНОВ: - Во-первых, автор отвечает только за порядок слов, и ничуть не более того. Вообще он не должен бояться соблазна — ни быть соблазненным, ни соблазнить кого-нибудь. В процессе письма невозможно учитывать ситуацию каких-то «сирых и убогих», которых ты каким-то образом не должен соблазнять. Об этом даже думать нельзя. Что касается вопросов православной идеологии, они возникают только по той причине, что сейчас мы находимся в ситуации некоего идеологического вакуума. Я же хочу как раз в меру сил повлиять на ситуацию и выйти за пределы идеологического вакуума. Чтобы вопросы Православия стали вопросами наших будней. И если это будни, мы живем этим, то у нас уже не возникает вопросов: как мы смогли в каком-то ряду упомянуть то-то, то-то и то-то. Сам для себя я вообще таких вопросов не ставил, о чем можно говорить, о чем нельзя говорить. Я полагаю, что если человек этим живет, он не видит никакого кощунства в том, чтобы православную лексику ставить в один ряд с каким-то действиями пиара и т.д.

- Конкретный пример. Так называемый Абарбарчук… Кстати, почему фамилия такая странная?

— Она мне понравилась именно по набору букв.

— Так вот Абарбарчук из Вашего романа — чем он фактически занимается? Он ведь в каком-то смысле «кидает лохов», можно ведь так сказать?

— Отчасти так. Но, с другой стороны, он реализует некое свое представление о справедливости. Карает и разыгрывает тех, кто достоин розыгрыша.

Итак, с одной стороны, он карает, а с другой – он православный. Разве такое возможно? Можно ли в одно то же время обманывать людей (пусть даже врагов России) и произносить проповеди в защиту Православной Церкви?

— Очень даже можно. Надо просто понимать: он не монах. Он находится в миру и живет в миру. А от человеческих законов ему не уйти.

- Но разве он не монах в миру?

- Если и монах, то такой монах играющий, если это возможно.

— Может быть, это даже ближе. Именно в Византийском понятии этого слова. То есть играющий, назидательно играющий своей жизнью, творящий не биографию, а мифологию.

— Сразу вспоминается житие Алексия, человека Божьего, который ушел из родного дома, считался погибшим, а потом вернулся и не был узнан родителями. Так и Сергей Курехин у Вас – не умер, но ушёл и вернулся другим. Но всё-таки ведь этот человек умер, на самом деле. Вы были знакомы с Курёхиным?

— Да, мы были знакомы, даже проект вместе задумали, журнал «Ё», вышел, к сожалению, только один номер, потому что потом деньги закончились. Время такое было, середина 90-х.

- Уже перед смертью Сергея, да?

— Да. Мы этим занимались в 1995 году. То есть за год до смерти.

-Правильно ли считать, что это роман-поминание, попытка представить: а как было бы, если бы…?

— Совершенно справедливо. Это дань памяти. Дело в том, что то место, которое Курёхин занимал в культурной жизни Петербурга, до сих пор не занято, на этом месте зияющая дыра. И вот, может быть, его двойник литературный в этом романе — попытка дыру эту заделать. Из нее дует. Но и просто память, конечно. Мы должны вспоминать наших дорогих покойников. Кстати, сейчас готовится коллективный проект, книга под условным названием «Петербургский некрополь», то есть это воспоминания о людях, занимавших заметное место в культуре Петербурга. Там пойдет речь о Георгии Адановском, Цое, Майке Науменко, Свине. Кто-то пишет о художниках, кто-то о поэтах…

- Будет ли в числе поминаемых выдающийся православный поэт Виктор Кривулин?

— Кривулин, безусловно, там будет. То есть в книге будут не просто биографии, а именно очерки людей, знавших каждого конкретного человека.

- То есть, в некотором роде, петербургские мифы?

-Отчасти да. Очеловеченные все-таки, но в чем-то мифы.

- У Вас от романа к роману — от «Укуса Ангела» до «Американской дырки» — прослеживается определенный сдвиг в сторону Православия. Можно ли говорить о какой-то мировоззренческой эволюции?

— Наверное, не в этом дело. Дело в том, что в одной книге невозможно сказать все, что знаешь и все, что хочешь. Всегда приходится чем-то жертвовать. В «Ангеле» мне пришлось пожертвовать положительным героем. А в «Американской дырке» нашлось место вещам, которыми я жертвовал в своих предыдущих книгах.

- То есть православные герои могли, теоретически, появиться и раньше?

- Да. То есть такого сдвига миропонимания в идеологии я не заметил.

- Следовательно, это не эволюция, а просто раскрытие темы?

— Да. Поворачиваешься разными сторонами. Собственно говоря, я и задумывал эти три романа, они стоят где-то в одном ряду, и должны включаться одновременно, как радуга. То есть «Укус Ангела» был тезис, «Бом-бом-бом» — антитезис, а «Американская дырка» — синтез. Дальше начнется новый цикл.

- В последнее время мы много говорим о "смыслократии" — о борьбе за власть над смыслами, которую православно-консервативная общественность проиграла в 90-е годы.

- Не совсем проиграла — противостояние оставалось, но "имперцы" находились в глухой обороне, потому что, действительно, были дискредитированы многие важные понятия, которым нужно вернуть их исторический смысл, реабилитировать. "Империя" — одно из таких понятий. В 90-е всё, что связывалось с этим словом, считалось категорически плохим, в то время как это базовая ценность.

- Какие ещё слова и смыслы, с Вашей точки зрения, нам необходимо сегодня реабилитировать? Может быть, нация, национализм?

- Безусловно. Хотя звание гражданина Империи всегда стояло выше национальности — иначе Империи не живут. Однако, национальная самоидентификация сегодня крайне важна. Кроме того, нужно вернуть — не столько даже смысл, сколько место — нашему традиционному русскому Православию. Наша Церковь сегодня, к сожалению, уступает в своей миссионерской активности другим конфессиям. А такого быть не должно. Политическая стратегия Православия должна быть более наступательной. А ещё — Империя и Вера всегда держались на героизме. Героизма очень не хватает нашему времени. Героизм — понятие, которое также нуждается в срочной реабилитации.

— «Я» романа "Американская дырка" полностью условно или оно частично автобиографично?

- Нет, условно. Рассказчик, повествователь, от чьего имени ведется речь, включая интонации — это не авторское. Я ничего автобиографического, кроме страсти к жукам, не привнес. Я ведь коллекционирую жуков с детства. По образованию я биолог.

- Забавно, что эта черта персонажа выглядит как самая литературная – с приветом Владимиру Набокову и его бабочкам!

— Тем не менее, это личное, авторское.

Еще вопрос внутритекстовый. Непонятно, зачем в конце потребовалась поездка, в результате которой происходит авария? Просто нужна была жертва?

— Во-первых, действительно, необходима была какая-то жертва. Так построен мир: чтобы что-то получить, надо чем-то пожертвовать. Сознательно герой не мог принести жертву. То есть должны были обстоятельства вокруг него сложиться таким образом, чтобы эта жертва состоялась. В общем, эта глава, она информационно, по настроению, совершенно иначе решена. Она действительно, выпадает из текста. Кто-то считает ее лучшей главой книги, кто-то худшей. Мне она нужна была как перевод дыхания. Нужно было перевести дыхание перед финалом. Чтобы с героем что-то случилось. Герой должен был вылечиться и произвести некое действие, которое может быть расценено как жертва. Вот смысл этой главы. Насколько это удалось или не удалось — я не настаиваю. Вполне возможно, это не самое лучшее решение такой задачи.

— Но погибшую героиню не жалко…

- Да, она никакая. Она картонная.

- Поскольку напряжение в тексте растет и становится понятно, что кто-то сейчас погибнет, то кажется, что это будет или главный герой, или Курехин, который окажется тогда уже дважды погибшим…

— Мне очень хотелось, чтобы был счастливый финал!

- А зачем нужно было изменником делать главного героя, и зачем нужна была любовная интрига? Это имеет какой-то смысл?

— Вообще русский человек любит, когда его отвлекают от работы. Чтобы заставить его работать нормально, на полную катушку, нужны какие-то решительные действия или, например, ревность. Через ревность главного персонажа я заставляю его работать на полную катушку, чтобы доказать, что он тоже что-то может. Что он самостоятельный человек. Собственно говоря, ревность — это тот кнут, который заставляет человека работать. А пряник — это состоявшаяся любовь.

— Еще раз вернемся к Сергею Курёхину, то есть, вернее, к Абарбарчуку. Есть ощущение, что он, действительно, продолжает биографию Курёхина. Что если бы Курёхин был бы сейчас жив, то он был бы именно таким… И это, наверное, большая удача произведения. Но хотелось поговорить о литературной генеалогии этого персонажа. Вам во время работы не приходили в голову ассоциации с какими-то персонажами русской классики? Кажется, что Абарбарчук вполне встает в ряд классических героев русской литературы…

- Нет. Ассоциаций не было. Я имел в виду и описывал именно Курехина, потому что мне нужен был именно такой персонаж — абсолютный победитель, который все, за что бы он ни брался, приводил к успеху. Даже самые невероятные и завиральные вещи выходили у него вещами сделанными. То есть Курехин — именно победитель по жизни, и такой человек сейчас очень нужен. Если кого и сравнивать с какими-то персонажами из классики, то разве что Евграфа Мальчика – со сказочным Иваном-дураком. Евграф — это Иванушка-дурачок, который тоже оказывается в результате победителем.

- «Аквариумное» его имя чем объясните?

- В известной одноименной песне Бориса Гребенщикова поется, как мы помним, о том, что мальчик Евграф был «сторонником гуманных идей». В моем романе тоже ведутся речи о гуманизме, и мой Евграф Мальчик тоже поначалу — «сторонник гуманных идей». У меня это зарифмовалось в голове, и он получил это имя.

- В Вашем романе сказано, что Достоевский вывел бесов революции в русскую действительность (хотя, вообще-то, это сделали Тургенев и Чернышевский, а Лесков и Достоевский с ними потом разбирались!) Хотелось бы, чтобы теперь Ваш герой, Абарбарчук, которого можно, на наш взгляд, поставить в ряд с такими сильными героями, как Печорин или Ставрогин, тоже сошел со страниц романа – в нашу действительность. Курехин-Абарбарчук, как нам кажется, — это Печорин, который через смерть, через преодоление соблазна демонизма, становится кем-то вроде литературного Архистратига Михаила, хотя кому-то может показаться – чем-то средним между Архангелом Михаилом и Азазелло.

— Справедливо. Была даже такая рецензия на мою книгу, которая именно с такой точки зрения роман рассматривает: некий Иван-Дурак, соблазняемый Воландом, то есть бесом. Конечно, такая трактовка тоже возможна, но для меня этот персонаж, Курехин, — категорически положительная личность.

- Для нас тоже. Позитив Курехина очевиден. Даже те подозрения, которые на него наводятся по ходу действия, оказываются миражом, они все разрушаются, и в конце концов он оказывается чистый и светлый, как ангел.

Благодарим Вас за это интервью и желаем творческих успехов!

С Павлом Крусановым беседовал Илья Бражников

Публикации автора на сайте Правая.ru:

Оставить свой отзыв о прочитанном

Предыдущие отзывы посетителей сайта:

22 декабря 16:31 , Игорь В.:

без вступления, простите. Нет монахов в мiру. Нет! Это обманка, это туфта. Закон гласит: монах для мiра умер, у них нет общего уравнения. А что Сергей Курехин не умер, это же не для кого не новость. Именно после смерти он превзошел себя в земной жизни. Последний факт таков, что не секрет, но заглавная тема Игоря Корнелюка из "Мастера и . " это курехинская "Воробьиная оартория" (или "Опера богатых", или "Господин оформитель", как кому удобно назвать). Курехинский миф, а вместе с ним и сам Сергей, не только живет, он развивается, крепнет, и что важно, смотрит в будущее. Служащие (именно служАщие) абабарчуковцы православные по мифу, но не практикующие. Но какова связь их с Церковью? ("За нас молится Афон!" (сильнейшая фраза) И это многого стоит. Еще точнее "жизни вечной). Да и Абабарчук (малороссийские корни видать у бахтинского Курехина -. ) не "кидает лохов", он их карает. А как приходит кара на Земле,а для кого и спасение, как не через таких абабарчуков. Тем более взятки гладки, - он умер! Алло!Курехина? нет его и Бананана тоже нет. Миф выше,сильнее, реальнее реальности и в этом главная тема и главная удача романа. Бахтин и Лосев "радуются и веселятся", что Курехин стал элементом культуры, - ментифактом (по Дж.Хаксли). А измена и гибель "картонной" секретарши (хотя картон коречневато-серый, а она "уходит" в платье цвета снега), это перевод из мифа в реальность, некое отрезвление, некая расплата за мифотворчество и оно не избежно. Мальчик об этом не забудет, Евграф будет помнить. Как помним мы, и спасибо автору, что "не тронул", хотя у меня она витала совсем рядом (чуствовал её), тему гибели дочери СК.

Без всякого сомнения на лицо явный рост (во многих отношениях - язык, легкость, композиция, наполненность) от "Ангела" до "Дырки". Спасибо за роман. Жалею о не

Источник:

pravaya.ru

Крусанов, Павел Васильевич Американская дырка: роман в городе Ростов-на-Дону

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Крусанов, Павел Васильевич Американская дырка: роман по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Ростов-на-Дону, Брянск, Казань.