Каталог книг

Авенир Зак Спасите утопающего

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Андрею Василькову очень не везло. Более того, можно сказать, что Андрей был патологическим неудачником. Всю сознательную жизнь он мечтал совершить подвиг. И что же?! По странному стечению обстоятельств, все героические события происходили без его участия. Например, стоило ему буквально на несколько минут отлучиться в магазин за маслом, как его закадычные друзья нашли самый настоящий клад с золотыми монетами. Нашли без него! И даже попали на страницы местной газеты. Или нашумевшая история о спасении кроликов. Она тоже произошла без Андрея, и опять со страниц газет ему улыбались его довольные друзья, оказавшиеся в нужном месте в нужное время. Но, как говорится, надежда умирает последней, и Андрей решает наперекор судьбе стать героем, ведь для этого нужно только чуть-чуть помочь себе. Продюсер издания: Владимир Воробьёв © А. Зак (наследники) © И. Кузнецов (наследники) ©& ИП Воробьев ©& ИД СОЮЗ

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Авенир Зак Спасите утопающего Авенир Зак Спасите утопающего 194 р. litres.ru В магазин >>
Яков Зак Яков Зак. Русское исполнительское искусство Яков Зак Яков Зак. Русское исполнительское искусство 272 р. ozon.ru В магазин >>
Jazwares Паровозик Jazwares Chuggington, Зак Jazwares Паровозик Jazwares Chuggington, Зак 349 р. mytoys.ru В магазин >>
Jazwares Паровозик Jazwares Chuggington, Зак Jazwares Паровозик Jazwares Chuggington, Зак 310 р. mytoys.ru В магазин >>
Простыня махровая "Авенир" (150х200) Простыня махровая "Авенир" (150х200) 1789 р. grandstock.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Спасите землю от инопланетян Футболка классическая Printio Спасите землю от инопланетян 1880 р. printio.ru В магазин >>
Сумка Printio Монстры. спасите мою душу. Сумка Printio Монстры. спасите мою душу. 512 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Пропало лето

Читать онлайн "Пропало лето. Спасите утопающего." автора Зак Авенир - RuLit - Страница 1

Авраам Григорьевич Зак, Исай Константинович Кузнецов Пропало лето. Спасите утопающего

Сборы в дорогу — необычайно важное дело. Особенно если человек уезжает впервые и дорога предстоит дальняя. Сколько нужно человеку трусиков, если он едет на всё лето? Три пары, пять? Надо ли на всякий случай захватить свитер и шерстяные носки?

В семье Жени Ручкина все эти сложные вопросы после долгих обсуждений и споров были наконец решены. На круглом стопе посреди комнаты лежало всё, что должно быть уложено в чемодан путешественника.

Дед читал список вещей, которые берёт с собой Жека. Мать считала эти вещи и перекладывала на другой край стола. Отец сидел в кресле и читал книгу.

— Носки шерстяные белые — одни, — громко и даже несколько торжественно произнёс дед.

— Носки белые… одни, — как эхо откликнулась мать.

Дед вычеркнул в списке носки и снова сказал:

— Как так две? — продолжая читать, спросил отец.

— Две пары, — объяснил дед.

— Возможно, — так же, не отвлекаясь от книги, сказал отец.

— То есть как это… возможно? — пожал плечами дед. — Не возможно, а две пары!

— Есть две пары… — сказала мать.

— Зубные щётки — две, — несколько успокоившись, произнёс дед.

— Почему две? — спросила мать. — Зачем ему две зубные щётки?

— Одну он потеряет в дороге, — безапелляционно заявил дед.

— Обе потеряет, — иронически бросил отец, продолжая читать.

— Возможно, — согласился дед. — Маек — пять.

— Маек… пять. — Мать огорчённо вздохнула.

— Может быть, ты всё-таки передумаешь, — сказала она деду. — Поехал бы с ним на дачу. Я так боюсь отправлять его в Курепку.

— Об этом не может быть и речи, — строго заявил дед. — Я должен наконец вырезать свой аппендикс. — И решительно продолжает чтение списка: — Трусиков — четыре.

— Четыре, — хмуро откликается мать.

— А почему бы вам не взять его в Саяны? — предлагает дед, искоса поглядывая на отца.

— Потому что мы едем работать, — вздыхает мать.

— Нянек у нас в экспедиции нет, — сердито говорит отец и откладывает в сторону книгу. — Ему пора начинать самостоятельную жизнь! Я в его возрасте…

Мать пошла к двери.

— Ты куда? — окликнул её отец.

— За чемоданом, — ответила мать.

— Чемодан он достанет сам, — решительно останавливает её отец. — Пусть хоть что-нибудь сделает сам! Жека! — кричит он. — Жека!

В тесном коридоре собирается вся семья. Жека, худенький черноволосый паренёк, неловко карабкается по стремянке на самый верх и с трудом открывает дверцы антресоли. Здесь сложены чемоданы. Они лежат один на другом.

Дед придерживает лесенку. Мать и отец, задрав головы, разглядывают чемоданы. Жека потянулся за верхним чемоданом, но в это время лесенка, стоящая на коврике, поползла по полу. Дед быстро подставил ногу, и лестница застыла.

Жека взялся за ручку серого чемодана.

— Нет, нет, — запротестовал отец. — Этот мы берём с собой.

Жека ухватился за ручку красного чемоданчика.

— В красный ничего не войдёт, — сказала мама.

Дед отошёл от лестницы, вытянув шею, заглянул на антресоль, указал на нижний чемодан.

— Бери мой, фибровый.

— Этот? — спросил Жека.

— Этот, — подтвердил дед.

Жека резко рванул чемодан, лестница вместе с ковриком снова поползла по полу, Жека беспомощно взмахнул руками и полетел вниз. Чемоданы, один за другим, валились на головы родителей…

И вот уже злополучный фибровый чемодан в руках у отца, выходящего из автобуса на привокзальной площади. Вслед за отцом из автобуса выбирается мать с сумкой, полной продуктов, и дед со связкой книг. Дверца автобуса захлопывается, и автобус трогается.

— А где Жека? — спрашивает мать.

— Остановите автобус! — кричит дед. — Остановите!

Автобус притормозил, из распахнувшейся двери вылез виновато улыбающийся Жека с рюкзаком за плечами.

— И в кого он такой рассеянный? — широко разводит руками дед, сбивая фуражку с головы милиционера, стоящего рядом. — Ради бога, простите, — извинился он. — Мы опаздываем.

По перрону, заполненному провожающими, вслед за отцом бежит мать, задевая встречных сумкой с продуктами. За ней торопится дед. А позади ковыляет Жека.

— Какой вагон? — обернувшись на бегу, спрашивает отец.

Источник:

www.rulit.me

Авенир Зак - Пропало лето

Авенир Зак Спасите утопающего

чем влезать, особенно в присутствии Андрея. На этот раз он был в прозрачном хлорвиниловом плаще, который заставила надеть мама. Вылезать из окна в этом наряде было неудобно, плащ зацепился за какой-то выступ и порвался.

Андрей не обращал внимания на Гулькины неприятности. Он протянул руку, и Гулька передал ему коробочку с плёнкой.

— Айда, — сказал Андрей и быстро пошёл по улице к морю.

Гулька, придерживая полы развевающегося плаща, побежал за ним.

На дикой пристани было темно и безлюдно. Моросил дождь, и ребята пристроились под вытащенной на берег лодкой. Гуля держал в руках плёнку, в то время как Андрей чиркал спичку за спичкой, безуспешно пытаясь поджечь плёнку.

— Не горит, — вздохнул Гуля.

— Какая-то плёнка… не горючая, — проворчал Андрей. — И спички кончились.

— Может быть, зарыть её… в песок? — предложил Гулька.

— А завтра пацаны начнут в песке ковыряться и найдут, — покачал головой Андрей. — Мы её лучше утопим. Ищи камень потяжелее.

И злополучная плёнка Квадрачека была утоплена. Завёрнутая в безрукавку Андрея, опутанная верёвками, с привязанным к ней большим камнем, она была сброшена в воду. И когда по воде пошли круги, Андрей облегчённо вздохнул.

— А вдруг всплывёт? — тихо сказал Гуля.

— Не бойся, не всплывёт, — сердито ответил Андрей и приблизил лицо к Гульке. — Клянись, что ты всю жизнь будешь хранить нашу тайну.

— Клянусь! — шёпотом сказал Гулька.

— И если даже ты доживёшь до тридцати лет…

Ребята помолчали. И Гулька сказал:

— Ну это… если и ты проживёшь до тридцати?

— Конечно, клянусь, — ответил Андрей.

Итак, концы были упрятаны в воду… Злополучная тайна была похоронена навсегда.

На другой день Подушкин пригласил Андрея и Гулю в молодёжное кафе «Ихтиандр». Ребята сидели за столиком под тентом, и Подушкин, разглядывая меню, с независимым видом завсегдатая делал заказ молодому официанту:

— Вот что, дорогой шеф. Сообразите-ка нам три раза по полтораста и три стаканчика газировочки… с сиропом, разумеется. Какой у нас нынче сиропчик?

— Есть ваш любимый мандариновый, — улыбнулся официант.

— Вот и отлично. Действуйте, шеф.

Официант отошёл, и Андрей спросил:

— Я гонорар получил, — гордо откликнулся Подушкин. — Угощаю.

К ребятам подошёл долговязый, стриженный под машинку паренёк с толстым альбомом под мышкой. Он бесцеремонно оглядел Андрея и мрачно спросил:

— Васильков, — сказал за Андрея Подушкин. — А тебе что?

— Я из Дома пионеров, — пояснил парень скучным голосом. — Мы оформляем витрину «Знатные пионеры нашего города». Мне поручено нарисовать твой портрет. — Паренёк снова обратился непосредственно к Андрею: — Когда будешь позировать?

— Хочешь рисовать, садись в сторонке и рисуй, пока мы тут сидим, — распорядился Подушкин.

Паренёк помялся, присел за соседний столик, раскрыл альбом и уставился на Андрея.

Вернулся официант, поставил на стол три вазочки с мороженым и три стакана воды с сиропом.

— Так вот, старина, — сказал Подушкин. — Я тут встречался с твоей первой учительницей… с большой теплотой о тебе отзывается. В первом классе, говорит, лучше всех палочки рисовал… ровные, упругие.

— Враньё, — рассердился Андрей. — Из-за этих палочек она меня из класса выгоняла. Дрянь были палочки!

— Очень, говорит, послушный был мальчик.

— Опять враньё! Я был самым недисциплинированным в классе. Я пел на уроках. Ненавижу, когда врут! — Андрей увидел стыдливую улыбку на лице Гули и накинулся на него. — А ты бы лучше помолчал! — прикрикнул он на Гулю.

— Я молчу, — удивился Гулька.

— Молчишь и молчи, — прошипел Андрей и набросился на паренька с альбомом: — А ты иди отсюда!

Андрей выскочил из-за стола, подошёл к художнику, захлопнул альбом.

Парень встал, испуганно попятился к выходу.

К Андрею подошёл Подушкин.

— Ну чего ты? Чего? — попытался он успокоить Андрея.

— А то, что липа всё! Липа! Вот чего! — шумел Андрей.

И надо же, чтобы те же самые слова, в то же самое время на пустых трибунах водного стадиона выкрикивал Яшка.

— Липа всё! Понимаете, чистая липа! — кричал он под неистовый лай Транзистора.

Ребята наблюдали за тем, как занималась группа аквалангистов.

— А я верю Андрею! — заявила Шурка. — Верю, и всё!

— И я верю, — сказал Макар.

— И я, — присоединился к нему Давай.

Двое аквалангистов спустились в бассейн и погрузились в воду.

— Верите?! Ну и верьте! А вы скажите, чего они там дёргали, — шумел Яшка. — Чего дёргали?

Но ребят, видимо, больше занимали аквалангисты, и вопль Яшки так и остался без ответа.

…А в кафе «Ихтиандр» продолжалось пиршество.

К столику, за которым сидели ребята, подошёл шеф-повар кафе. На вытянутых руках он нёс пышный торт с замысловатым вензелем.

— Славный наш Андрюша, — сказал он, нещадно шепелявя. — Мы все очень счастливы, что ты посетил наше кафе. Разреши преподнести тебе наш скромный подарок.

Шеф поставил торт на стол, церемонно пожал руку Андрею и удалился.

— Ну что ж, угощайтесь, — по-хозяйски сказал Подушкин и отрезал себе большой кусок торта. — Вот они, реальные плоды славы! Народ тебя знает. Народ тебя любит. Народ тебя ценит! — Подушкин отрезал ещё один кусок торта и положил на тарелку Андрею. — Таких тортов, как в «Ихтиандре», даже в Москве не делают. Наваливайся! — Он отрезал ещё кусок и пододвинул Гульке. — Кушай на здоровье, утопленник!

«Утопленник» откусил большой кусок торта и, улыбнувшись, посмотрел на Андрея.

— Вкусно, да? — спросил Андрей, глядя на измазанную физиономию Гульки.

— Угу, — промычал Гулька.

— Сладко? — снова спросил Андрей.

— Смотри не подавись! — сердито бросил Андрей и пошёл к выходу.

Гулька вскочил и побежал за Андреем.

— Эй, вы! Куда?! — крикнул им вслед Подушкин и, не получив ответа, пожал плечами и отрезал себе ещё кусок торта.

Поведение Андрея в кафе «Ихтиандр» не может, конечно, не вызвать известного недоумения. Ведь ещё вчера вечером была решительно уничтожена злополучная плёнка Квадрачека, давшая повод к неприятным подозрениям. Друзья торжественно поклялись хранить в тайне свой позорный поступок… Что же вывело Андрея из себя, за что он накричал на бедного Гульку, почему покинул «Ихтиандр»? Ведь всё шло превосходно, как и раньше, — почёт, уважение, слава…

Андрей и сам плохо понимал, что, собственно, с ним происходит. Но по какой-то странной причине именно то, что он поклялся никогда никому не открывать правду о «спасении» Гульки, почему-то мучило его больше всего. Может показаться нелепым, что Андрея беспокоило именно это обстоятельство. Ведь для того, чтобы скрыть все следы, и была уничтожена плёнка. Так что же, собственно, хотел Андрей? Он не знал. И это мучило его.

Покинув «Ихтиандр», он хмуро зашагал к берегу, перебирая в памяти все подробности своего возвышения или, вернее сказать, падения. Сейчас он и сам не мог себе объяснить, как могло случиться, что он затеял эту, как принято говорить, инсценировку.

За его спиной раздалось торопливое шлёпанье сандалий — кто-то догнал его. По учащённому дыханию догонявшего Андрей узнал Гульку. Андрей даже не взглянул на него. Так и шли они, не глядя друг на друга.

— Это ты, ты во всём виноват! — неожиданно с раздражением сказал Андрей.

— Почему я? — растерялся Гуля и вдруг заплакал.

— Потому что ты согласился! Кто тебя просил соглашаться?!

— Ты просил, — всхлипнул Гуля.

— А ты бы не соглашался! — в сердцах крикнул Андрей. — Да не ной ты! Сам я во всём виноват! Я, я, я один! И тебя втянул. Теперь мы на всю жизнь подлецы.

Андрей остановился, посмотрел в полные отчаяния глаза Гульки и зашептал:

— Понимаешь, мы с тобой теперь на всю жизнь негодяи.

— Да, да, — зашептал Гулька. — На всю жизнь.

«Да, да, негодяи на всю жизнь», — повторял про себя Андрей.

Это было непереносимо. Жить с чувством постыдной вины, да ещё в избытке получать незаслуженные почести вдруг стало нестерпимо стыдно. А выход оставался только один. Признаться. Признаться Шурке, Макару, всем, даже Яшке. Конечно, Яшка обрадуется, пожалуй, будет злорадствовать. Пусть. Пусть скажут о нём всё, что они думают, пусть презирают его — всё равно это легче, чем скрывать, прятать от всех свою гнусную тайну. Андрей вспомнил дружественные, сочувственные глаза слушателей, восторженные лица знакомых и незнакомых людей, искренне поверивших в его героизм, вспомнил расплывшееся в доброй улыбке лицо повара из «Ихтиандра», самодовольную болтовню Подушкина, ласковый бас Квадрачека, сувениры, подарки, аплодисменты и, наконец, свой голос, произносящий по радио какие-то чужие слова.

Но что будет, если они признаются? Щёки его сразу покрылись краской, как только он представил себе лица своих друзей, слушающих его признание.

Андрей остановился, чтобы перевести дух, будто и в самом деле он только что сказал ребятам всю правду. И вдруг увидел знакомый плакат. Томная девица с развевающимися волосами по-прежнему тонула в голубой воде, а белобрысый атлет в красных плавках тащил её за волосы из воды.

Гулька тоже остановился и смотрел попеременно то на плакат, то на Андрея. Он догадывался, какие невесёлые мысли вызывает у его друга лубочное изображение на щите и грозное требование: «Спасите утопающего!»

И чтобы отвлечь Андрея от тяжёлых мыслей, сказал:

— Плохо нарисовано. Непохоже.

Но Андрей не слышал его. Андрей решился.

Признание произошло на дикой пристани. Из сочувствия к Андрею и Гульке не будем рассказывать подробности этой тяжёлой и неприятной сцены. Скажем только, что рассказ Андрея был сбивчив, он всё время замолкал, ожидая, что кто-нибудь придёт ему на помощь и скажет, — ну, к примеру, что-нибудь вроде того, что всё понятно, дальше можно не рассказывать. Но ребята молчали и терпеливо ждали, когда он кончит. Они не перебивали его, не возмущались, а только слушали, немного удивлённо, слегка недоверчиво, слушали, разглядывая Андрея, будто видели его в первый раз. Когда Андрей всё рассказал и Гулька тяжело вздохнул, как бы поставив точку, все продолжали ещё некоторое время молчать. Может быть, им было стыдно перед Яшкой, что они ему не поверили. Нет, о Яшке они и не думали, хотя первое слово произнёс всё-таки именно Яшка.

— Ну, что вы теперь скажете?! — не без злорадства спросил он. — Что ты скажешь, Макар?!

Макар поднял обломок кирпича, бросил его в воду и, не глядя на Андрея, ушёл с пристани.

— А ты. Давай… Ну, говори! — насмешливо предложил Яшка.

— «Давай, Давай»! — проворчал Давай. — Чего давай?! — и тоже, не взглянув на Андрея и Гульку, пошёл за Макаром.

— Эх вы, герои. — процедил Яшка, сплюнул и обернулся к Шурке: — Ну что, Шурочка?! «Верю, верю…»

Источник:

litread.info

Авенир Зак Пропало лето

Пропало лето. Спасите утопающего.

Авраам Григорьевич Зак, Исай Константинович Кузнецов

Пропало лето. Спасите утопающего

Сборы в дорогу — необычайно важное дело. Особенно если человек уезжает впервые и дорога предстоит дальняя. Сколько нужно человеку трусиков, если он едет на всё лето? Три пары, пять? Надо ли на всякий случай захватить свитер и шерстяные носки?

В семье Жени Ручкина все эти сложные вопросы после долгих обсуждений и споров были наконец решены. На круглом стопе посреди комнаты лежало всё, что должно быть уложено в чемодан путешественника.

Дед читал список вещей, которые берёт с собой Жека. Мать считала эти вещи и перекладывала на другой край стола. Отец сидел в кресле и читал книгу.

— Носки шерстяные белые — одни, — громко и даже несколько торжественно произнёс дед.

— Носки белые… одни, — как эхо откликнулась мать.

Дед вычеркнул в списке носки и снова сказал:

— Как так две? — продолжая читать, …

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу "Пропало лето. Спасите утопающего." Зак Авенир Григорьевич, Кузнецов Исай Константинович по зову своего сердца. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю. Произведение пронизано тонким юмором, и этот юмор, будучи одной из форм, способствует лучшему пониманию и восприятию происходящего. Встречающиеся истории, аргументы и факты достаточно убедительны, а рассуждения вынуждают задуматься и увлекают. Существенную роль в успешном, красочном и динамичном окружающем мире сыграли умело подобранные зрительные образы. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета - все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. Удачно выбранное время событий помогло автору углубиться в проблематику и поднять ряд жизненно важных вопросов над которыми стоит задуматься. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. "Пропало лето. Спасите утопающего." Зак Авенир Григорьевич, Кузнецов Исай Константинович читать бесплатно онлайн можно с восхищением, можно с негодованием, но невозможно с равнодушием.

Добавить отзыв о книге "Пропало лето. Спасите утопающего."

Источник:

readli.net

Читать Пропало лето

Пропало лето. Спасите утопающего., стр. 1

Авраам Григорьевич Зак, Исай Константинович Кузнецов

Пропало лето. Спасите утопающего

Сборы в дорогу — необычайно важное дело. Особенно если человек уезжает впервые и дорога предстоит дальняя. Сколько нужно человеку трусиков, если он едет на всё лето? Три пары, пять? Надо ли на всякий случай захватить свитер и шерстяные носки?

В семье Жени Ручкина все эти сложные вопросы после долгих обсуждений и споров были наконец решены. На круглом стопе посреди комнаты лежало всё, что должно быть уложено в чемодан путешественника.

Дед читал список вещей, которые берёт с собой Жека. Мать считала эти вещи и перекладывала на другой край стола. Отец сидел в кресле и читал книгу.

— Носки шерстяные белые — одни, — громко и даже несколько торжественно произнёс дед.

— Носки белые… одни, — как эхо откликнулась мать.

Дед вычеркнул в списке носки и снова сказал:

— Как так две? — продолжая читать, спросил отец.

— Две пары, — объяснил дед.

— Возможно, — так же, не отвлекаясь от книги, сказал отец.

— То есть как это… возможно? — пожал плечами дед. — Не возможно, а две пары!

— Есть две пары… — сказала мать.

— Зубные щётки — две, — несколько успокоившись, произнёс дед.

— Почему две? — спросила мать. — Зачем ему две зубные щётки?

— Одну он потеряет в дороге, — безапелляционно заявил дед.

— Обе потеряет, — иронически бросил отец, продолжая читать.

— Возможно, — согласился дед. — Маек — пять.

— Маек… пять. — Мать огорчённо вздохнула.

— Может быть, ты всё-таки передумаешь, — сказала она деду. — Поехал бы с ним на дачу. Я так боюсь отправлять его в Курепку.

— Об этом не может быть и речи, — строго заявил дед. — Я должен наконец вырезать свой аппендикс. — И решительно продолжает чтение списка: — Трусиков — четыре.

— Четыре, — хмуро откликается мать.

— А почему бы вам не взять его в Саяны? — предлагает дед, искоса поглядывая на отца.

— Потому что мы едем работать, — вздыхает мать.

— Нянек у нас в экспедиции нет, — сердито говорит отец и откладывает в сторону книгу. — Ему пора начинать самостоятельную жизнь! Я в его возрасте…

Мать пошла к двери.

— Ты куда? — окликнул её отец.

— За чемоданом, — ответила мать.

— Чемодан он достанет сам, — решительно останавливает её отец. — Пусть хоть что-нибудь сделает сам! Жека! — кричит он. — Жека!

В тесном коридоре собирается вся семья. Жека, худенький черноволосый паренёк, неловко карабкается по стремянке на самый верх и с трудом открывает дверцы антресоли. Здесь сложены чемоданы. Они лежат один на другом.

Дед придерживает лесенку. Мать и отец, задрав головы, разглядывают чемоданы. Жека потянулся за верхним чемоданом, но в это время лесенка, стоящая на коврике, поползла по полу. Дед быстро подставил ногу, и лестница застыла.

Жека взялся за ручку серого чемодана.

— Нет, нет, — запротестовал отец. — Этот мы берём с собой.

Жека ухватился за ручку красного чемоданчика.

— В красный ничего не войдёт, — сказала мама.

Дед отошёл от лестницы, вытянув шею, заглянул на антресоль, указал на нижний чемодан.

— Бери мой, фибровый.

— Этот? — спросил Жека.

— Этот, — подтвердил дед.

Жека резко рванул чемодан, лестница вместе с ковриком снова поползла по полу, Жека беспомощно взмахнул руками и полетел вниз. Чемоданы, один за другим, валились на головы родителей…

И вот уже злополучный фибровый чемодан в руках у отца, выходящего из автобуса на привокзальной площади. Вслед за отцом из автобуса выбирается мать с сумкой, полной продуктов, и дед со связкой книг. Дверца автобуса захлопывается, и автобус трогается.

— А где Жека? — спрашивает мать.

— Остановите автобус! — кричит дед. — Остановите!

Автобус притормозил, из распахнувшейся двери вылез виновато улыбающийся Жека с рюкзаком за плечами.

— И в кого он такой рассеянный? — широко разводит руками дед, сбивая фуражку с головы милиционера, стоящего рядом. — Ради бога, простите, — извинился он. — Мы опаздываем.

По перрону, заполненному провожающими, вслед за отцом бежит мать, задевая встречных сумкой с продуктами. За ней торопится дед. А позади ковыляет Жека.

— Какой вагон? — обернувшись на бегу, спрашивает отец.

Мать переадресовывает вопрос деду:

— Какой вагон, дед?

Дед, как эстафету, передаёт вопрос Жеке:

— Какой вагон, Жека?

— Третий, — кричит Жека деду.

— Третий, — кричит дед матери.

— Третий, — кричит мать отцу.

У третьего вагона возле молоденькой проводницы стоит высокий крепкий паренёк со свисающей на лоб прядью волос. Это Валерий, ближайший друг Жеки Ручкина. Он приехал на вокзал со своей матерью Надеждой Ивановной и со своим любимым псом — огромной немецкой овчаркой. Валерий грустно смотрит на пса.

Надежда Ивановна взглянула на часы.

— Где же всё-таки Жека? — спросила она.

А семейство Жеки бежит по перрону.

— У кого билет? — обернувшись, кричит отец матери.

— Дед, билет у тебя? — кричит мать бегущему за ней деду.

— Жека, билет у тебя? — кричит дед, оглядываясь на Жеку.

— Нет у меня билета! — кричит Жека деду.

— Нет у него билета! — кричит дед матери.

— Нет у них билета! — кричит мать отцу.

— А где же билет? — восклицает отец, уже не обращаясь ни к кому.

Жекино семейство подбегает к третьему вагону.

— Мы забыли дома Жекин билет, — обескураженно сообщает отец Надежде Ивановне.

— Всё в порядке, — смеётся она. — Билет у меня. Но где же он сам, Жека?

Жека, прихрамывая, подходит к вагону.

— Я, кажется, натёр себе ногу, — широко улыбаясь, сообщает он.

— Занимайте места! — строго приказывает проводница. — Живо!

Мама, папа и дед прощаются с Жекой, целуют его, мама шепчет последние наставления, отец похлопывает по плечу.

— Граждане! Поезд отправляется, — торопит проводница непослушных пассажиров и поднимается в тамбур.

Поезд плавно трогается.

И только тогда Жеку заталкивают в вагон. Он растерянно смотрит на родителей и деда.

— А как же… вещи? — неуверенно спрашивает он.

— Держи чемодан! — кричит отец и бросает чемодан в тамбур.

— Продукты, продукты. — кричит мама и бросает сумку вслед за чемоданом.

— Книги! — кричит дед и кидает связку с книгами.

В открытом окне появляется Валерий, все бросаются к нему. А он, высунувшись из окна, безуспешно пытается погладить свою овчарку, бегущую рядом с поездом.

— Валерий, смотри, чтобы Жека не отстал от поезда! — кричит Жекина мама.

— Следи, чтобы не упал с полки! — кричит Жекин отец.

— Не давай ему пить сырой воды! — кричит дед.

Валерий бесстрастно кивает головой.

— Не огорчайся, Валя, — кричит Надежда Ивановна. — Всё будет хорошо!

— Тебе хорошо, — срывается Валерий. — А мы — на всё лето к трём старым тёткам. Лето у меня пропало. Пропало лето!

По залитой солнцем улице Курепки, занимая всю проезжую часть, едут на велосипедах три женщины — три сестры Надежды Ивановны — тётя Саша, тётя Даша и тётя Маша. Тётушки едут, приветливо улыбаясь прохожим. Но вот через дорогу бежит крохотный чёрный котёнок. Он испуганно останавливается и, выгнув спину, угрожающе фырчит. Тётушки, нахмурившись, резко сворачивают в сторону и, миновав препятствие, снова улыбаются.

Источник:

online-knigi.com

Авенир Зак Спасите утопающего в городе Тула

В данном каталоге вы можете найти Авенир Зак Спасите утопающего по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой город РФ, например: Тула, Красноярск, Ульяновск.