Каталог книг

Смит П. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сотня историй на все случаи жизни, которые помогут вам привлекать внимание, вдохновлять и убеждать.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ITD000000000836772

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Смит П. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй Смит П. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй 835 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Книги Издательство Манн, Иванов и Фербер Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй Книги Издательство Манн, Иванов и Фербер Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй 767 р. wildberries.ru В магазин >>
Пол Смит Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй Пол Смит Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй 399 р. litres.ru В магазин >>
Смит, Пол Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй Смит, Пол Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй 935 р. bookvoed.ru В магазин >>
Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй 933 р. labirint.ru В магазин >>
Блокноты Эксмо Вдохновляй! Блокноты Эксмо Вдохновляй! 423 р. wildberries.ru В магазин >>
Смит П. Пикирующие бомбардировщики Смит П. Пикирующие бомбардировщики 378 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Скачать Пол Смит, Мастер историй

Скачать Пол Смит | Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй (2017) [EPUB]

Качество: Изначально электронное (ebook)

Сотня историй на все случаи жизни, которые помогут вам привлекать внимание, вдохновлять и убеждать.

Истории нас вовлекают и вдохновляют. Дают примеры того, как надо делать и как делать не надо. Они заставляют нас двигаться. Лучшие из историй мы запоминаем навсегда.

Так почему лидеры бизнеса продолжают доносить свои идеи через скучные и перегруженные слайды Power Point?

Рассказывание историй - давняя традиция, но далеко не все используют её в бизнесе. Но передовые компании уже используют её, чтобы доносить своё корпоративное видение до клиентов и новых коллег, а лучшие бизнес-школы включают "сторителлинг" в программу.

Эта книга - не пространные мысли автора, написанные в попытке убедить читателя в важности историй. В ней вы найдете более 100 готовых для использования историй, которые сможете применить в своей практике - даже если вам кажется, что вы плохой рассказчик. Вы узнаете, как использовать силу историй при общении с руководителями, подчиненными, клиентами и другими людьми. Примеры в книге основаны на опыте более 50 организаций из 15 стран мира, включая Kellogg’s, Merill Lynch и Procter & Gamble.

- Устанавливать цели для своей команды;

- Давать рекомендации, которым следуют;

- Поддерживать хорошие отношения в коллективе;

- Вдохновлять и заряжать энергией свою команду;

- Предоставлять коллегам обратную связь;

- И многое, многое другое.

Уникальная особенность книги - это "матрица историй", с помощью которой вы за секунды найдете в книге несколько подходящих рассказов для любой ситуации и проблемы в бизнесе.

Для всех, кто хочет вдохновлять и убеждать любую аудиторию и своих подчиненных.

Для бизнес-тренеров, менеджеров, руководителей.

Цитаты из книги

Популярность историй объясняется тем, что до изобретения письменности память о тех или иных событиях в значительной степени зависела от числа слушателей, которые их помнили. Ценная информация заключалась в те формы, которые людям было проще запоминать: ритм песни, рифму стихотворения или образное кружево эпической истории.

Истории легко запоминаются. Исследования психолога Джерома Брунера подтвердили, что факты запоминаются в 20 раз легче, если они являются частью истории. Аналогичные результаты получила психолог Пег Нойхаузер. Работая с сотрудниками корпораций, она обнаружила, что информация из интересного рассказа усваивается быстрее и точнее по сравнению с данными, взятыми из отчета.

Люди боятся не перемен, а своей неподготовленности к этим переменам. Помогите своим сотрудникам поверить в себя. А затем расскажите им историю братьев-близнецов и автобусной остановки, чтобы они поняли: страх держится до тех пор, пока они не готовы к переменам. Тренировочные задания помогут исправить это положение.

В возрасте 51 года, после цепочки жизненных неудач, разочарований и потерь , Авраам Линкольн был избран шестнадцатым президентом Соединенных Штатов. Нужна смелость, чтобы продолжать бороться после поражения. История Линкольна, безусловно, помогла миллионам людей обрести решимость перед лицом собственных взлетов и падений, сменяющих друг друга на протяжении многих десятилетий.

Беспокойство о том, что о вас думают другие люди, подавляет ваши храбрость и творческое начало. Если вы видите, что кто-то бездействует из страха опозориться или показаться смешным, поделитесь с ним историей Ричарда Фейнмана. Спросите этого человека: "А какое тебе дело до того, что думают остальные?"

Если призвание человека - быть дворником, он дол- жен мести улицы так, как писал Микеланджело, как Бетховен создавал свою музыку или как Шекспир - свою поэзию. Он должен так мести улицы, чтобы даже небожители останавливались и говорили: "Здесь живет великий дворник, который исключительно хорошо выполняет свою работу". Мартин Лютер Кинг

Источник:

torrents43.com

Пол Смит

Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй

Lead with a Story

A Guide to Crafting Business Narratives That Captivate, Convince, and Inspire

Издано с разрешения AMACOM, a division of the American Management Association, International

Книга рекомендована к изданию Игорем Гансвиндом и Всеволодом Ласкавым

© Paul Smith, 2012. Published by AMACOM, a division of American Management Association, International, New York. All rights reserved

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2017

Посвящается Дэвиду Армстронгу (1957–2010) за то, что начал эту революцию

Задолго до появления первого бизнеса шестью самыми сильными словами на всех языках были: «Позвольте мне рассказать вам одну историю».

Райан Мэттьюз, Уоттс Уокер, What’s Your Story? («Какова ваша история?»)

Когда Джейсон Золлер был студентом колледжа, один из его лучших преподавателей поведал классу историю. Джейсона она поразила настолько, что он все еще пересказывает ее два десятилетия спустя. Однажды ученики профессора работали над заданием по просьбе местного судьи. Задание заключалось в том, чтобы проанализировать, как проходят заседания присяжных и, по возможности, постараться усовершенствовать этот процесс. Молодым и воодушевленным студентам их миссия казалась очень ответственной.

Они взяли десятки интервью у судей, адвокатов, бывших присяжных заседателей и других сотрудников окружного суда. Студенты задавали все мыслимые вопросы, какие только можно себе представить. Кого, как правило, больше в составе суда присяжных – мужчин или женщин? Относятся ли они к разным этническим группам? Какого они преимущественно возраста? Различаются ли данные им инструкции? Какие материалы дела обычно предоставляются в комнате присяжных? Сколько дел слушается за день, неделю, месяц? Дотошные интервьюеры интересовались даже, допоздна ли задерживаются присяжные в суде и чем их кормят.

К удивлению студентов, все эти вопросы не сильно помогли в решении поставленной задачи. Значение, оказалось, имела лишь одна деталь – форма стола заседаний! В тех залах суда, где стояли прямоугольные столы, в обсуждении в большинстве случаев лидером становился человек, оказавшийся во главе стола (даже если он не был председателем). Это обстоятельство мешало другим отстаивать свою точку зрения. Там же, где столы были круглыми или овальными, царило равноправие, следовательно, было больше надежды на объективность и справедливый приговор. Именно к такому выводу пришли юные исследователи.

Собственное открытие взволновало их по двум причинам. Во-первых, они действительно нашли ключ к улучшению работы суда присяжных! А во-вторых, произвести необходимое улучшение оказалось так просто!

Студенты представили результаты председателю суда, который тоже удивился. Он немедленно издал приказ для всех судов, находящихся в его юрисдикции: «Срочно заменить круглые и овальные столы в комнатах заседания присяжных на столы прямоугольной формы».

Нет-нет, я не ошибся! Прямо противоположно полученным рекомендациям судья запретил все круглые и овальные столы и распорядился поставить вместо них прямоугольные. Почему? Он хотел сделать дебаты присяжных вовсе не объективными и справедливыми, а сократить время вынесения вердиктов.

Студенты были подавлены. Они думали, что своим маленьким изменением внесут лепту в смягчение слишком жестоких приговоров несовершенной судебной машины, но добились обратного результата. Они закончили год с пятерками в зачетках, но чувствовали себя хуже некуда.

С той поры прошло двадцать лет. Джейсон стал профессиональным маркетологом. Эту историю он рассказывает новичкам в профессии, чтобы показать им, насколько важно понять цель, прежде чем начать научно-исследовательскую работу. Конечно, вместо истории он мог сказать им нечто вроде: «Опыт свидетельствует о необходимости иметь четкую цель, прежде чем вы приступите…» Но эффект был бы не тот, согласитесь. Рассказывая историю, Джейсон заставляет своих слушателей самих пережить эту ситуацию и извлечь из нее урок. Вот какие плачевные бывают последствия, когда не даешь себе труда вникнуть в суть поставленной цели!

Эта история иллюстрирует силу сторителлинга в бизнесе. До недавнего времени рассказы на рабочем месте не приветствовались. Но теперь все изменилось! Совсем как в случае с персональным компьютером: когда-то он считался просто игрушкой, капризом, недостойным стола серьезного руководителя, – зато теперь… Подобно компьютеру, сторителлинг достиг своего совершеннолетия.

Сегодня многие из наиболее успешных компаний на планете намеренно включили «рассказывание историй» в набор ключевых инструментов лидерства: Microsoft, Nike, Motorola, 3M, Saatchi & Saatchi, Berkshire Hathaway, Eastman Kodak, Disney, Costco, Bristol-Myers Squibb, Southwest Airlines, FedEx, Procter & Gamble, Armstrong International, Mary Kay Cosmetics, Kimberly-Clark, The Container Store, REI, Northwestern Mutual, НАСА и Всемирный банк.

Многие из этих компаний даже создали должность «корпоративного рассказчика, который делится с сотрудниками самыми интересными историями». В Nike корпоративными рассказчиками назначены все высшие руководители. Несколько компаний активно преподают навыки повествования топ-менеджерам. Kimberly-Clark, например, проводит двухдневные семинары, участники которых разбирают тринадцатишаговую программу по созданию историй и их презентациям. 3M несколько лет назад исключила из своих презентаций маркированные списки, заменив их «стратегическими историями». Procter & Gamble вообще пригласила голливудских кинорежиссеров, чтобы те научили ее руководителей технике рассказывания историй. Чтобы закрепить навыки сторителлинга, рассказчики Motorola участвуют в театральных постановках и посещают группы импровизации.

Некоторые прогрессивные бизнес-школы, например университетов Нотр-Дам и Де Поля, даже добавили повествовательные курсы в учебные планы.

Как такое могло случиться? Как сторителлингу удалось выйти из офисного мрака и стать неотъемлемым атрибутом современного руководителя? Краткий ответ – благодаря возвращению к естественному порядку вещей. На самом деле вопросу следовало бы звучать так: «Почему же сторителлинг так долго находился в тени?»

В качестве ответа на него рассмотрим роль устных историй до появления СМИ, когда коммуникация между людьми была преимущественно устной. В то время история служила главным средством ведения любого дела: всякое устное общение между людьми – это не что иное, как стилизованный рассказ, основанный на опыте.

Бизнес-тренер и популярный автор Маргарет Паркин указывает на то, что до появления печатного слова эпос существовал в каждой стране с присущими ее культуре традициями: у кельтов его носителями были барды и друиды; скандинавы слагали саги; в исламских странах людей просвещали суфии и дервиши; жителей Монголии и Сибири – шаманы. Коренные американцы штата Юта выбирали лучших рассказчиков своими вождями.

Популярность историй объясняется тем, что до изобретения письменности память о тех или иных событиях в значительной степени зависела от числа слушателей, которые их помнили. Ценная информация заключалась в те формы, которые людям было проще запоминать: ритм песни, рифму стихотворения или образное кружево эпической истории.

Затем популярность историй начала угасать. Появление письменности, СМИ, современных принципов бизнес-отношений сделали деловую коммуникацию гораздо более сухой по содержанию и более упорядоченной, чем на протяжении предыдущих веков. Рассказывание историй постепенно уступило место отчетам, пояснительным запискам и стратегическому планированию. «Профессионализация» бизнеса в начале 1900-х лишь ускорила этот процесс. Школы бизнеса выпускали из своих стен тысячи управленцев, обученных смотреть на бизнес как на машину с идеально отлаженным механизмом. Рассказчика историй в этом кругу восприняли бы как мастодонта, отживающего свой век, и уж конечно не как представителя авангарда бизнес-лидеров.

Но когда же сторителлинг начал свое триумфальное возвращение? Профессиональный рассказчик Даг Липмен уверяет, что это случилось в 1960–1970-е годы, когда бизнесмены во всем мире принялись заново открывать искусство рассказывания историй. В 1973 году в Теннесси прошел первый Национальный фестиваль сторителлинга.

Но главный рывок произошел все-таки позже – в начале 1990-х. Это стало возможным благодаря трем причинам.

1. Несколько авторитетных научных исследователей (например, Дэвид Бойе) заявили об эффективности рассказывания историй на рабочем месте.

2. Тема была освещена во многих известных книгах для широкого круга читателей (самые первые – Management by Storying Around («Управление с помощью историй»), автор Дэвид Армстронг, и Corporate Legends & Lore («Корпоративные легенды и знания»), автор Пег Нойхаузер).

3. Продвижение сторителлинга корпоративными рассказчиками, такими как Стивен Деннинг во Всемирном банке.

Итак, после двадцатилетнего восхождения сторителлинг снова занял свое законное место в багаже менеджмента как надежный инструмент лидерства и достижения влияния.

К растущему фонду литературы о сторителлинге эта книга добавляет два важных момента. Во-первых, она раскрывает весь диапазон проблем руководства. Вместо шести-семи наиболее распространенных ситуаций, с которыми обычно сталкивается руководитель, на ее страницах представлена 21 ключевая проблема, с подборкой поучительных и одновременно вдохновляющих историй, которые помогут вам добиться успеха. Всего же в этой книге содержится более сотни историй.

Во-вторых, книга учит самостоятельному составлению и разработке структуры хорошей деловой истории. Также в книгу включены советы по шести другим элементам, которые помогут вам превратить просто хорошую историю в грандиозную: метафоры, эмоции, правдивость, стиль и удивление (как сделать так, чтобы аудитория прониклась вашим рассказом).

В этой книге представлены два вида историй. Одни – «готовые-для-рассказа». Они уже написаны, нужно только дождаться подходящего момента, чтобы «выстрелить» ими. Назначение других – вдохновить вас на создание собственных шедевров. Некоторые служат сразу обеим целям. Несомненно, изложенные здесь истории будут полезны и руководителям, и тем, кто обучает менеджеров искусству управления.

Я надеюсь, вы не только извлечете уроки из этих историй, но и получите удовольствие от их прочтения. Некоторые заставят вас смеяться, некоторые могут шокировать, однако все они непременно дадут возможность задуматься и, самое важное, переосмыслить многие подходы к работе и жизни.

Как читать эту книгу? Большинство пойдет традиционным путем – глава за главой. Я также рекомендую вам обычную последовательность. Некоторые из более поздних глав отсылают читателя к историям, уже изложенным ранее. Но ничего страшного, если вы будете читать книгу не с самого начала. Тем, кто жаждет узнать, как создавать истории, можно сначала прочесть соответствующие главы. Если же вы уже опытный рассказчик и главным образом ищете новые истории для себя, начните с глав, посвященных проблемам лидерства. Главы сгруппированы в пять тем: «Предугадывайте успех», «Создайте нужную обстановку для победы», «Заряжайте команду», «Обучайте людей» и «Наделяйте их властью». В группы включены и главы с практическими рекомендациями. Структура повествования – это проработка истории у себя в голове, прежде чем вы составите ее письменно. История обязательно должна быть правдоподобной и нести на себе отпечаток индивидуального стиля (обстановка). Эмоции и удивление усиливают ваши истории, вызывают интерес у аудитории (заряжают энергией). Метафоры – самое эффективное литературное средство, которое помогает извлекать из повествования уроки (обучение). Умение так подать историю, чтобы ваши слушатели почувствовали: это говорится о них, – выдвинет вас как рассказчика на новый, более высокий уровень.

Большинство глав имеет краткое содержание и упражнения, чтобы помочь вам усилить свои истории и развить ваше собственное воображение. Вы получите намного больше пользы от этой книги, если выполните их. Два шаблона в помогут вам в редактировании собственных рассказов. Используйте их каждый раз, когда вам понадобится придумать новую историю или переделать уже существующую. Используйте их столько, сколько потребуется. Я вам разрешаю.

Глава 1 Зачем рассказывать истории?

Каждый великий лидер – великий рассказчик.

Говард Гарднер, психолог Гарвардского университета

За те десять лет, пока А. Дж. Лафли занимал должность CEO Procter & Gamble, возможность выступить перед ним с презентацией предоставлялась мне четыре или пять раз. Первый был просто незабываемым. В тот день я усвоил очень ценный урок (правда, не самым приятным образом) о том, как не надо проводить презентации для руководителей.

Мне предоставили двадцать минут для выступления на заседании совета директоров. Совет состоял из CEO и приблизительно десятка высокопоставленных должностных лиц компании. Они встречались еженедельно в зале на административном этаже офиса P&G. Абсолютно круглый, современно оборудованный зал, в центре которого стоял круглый стол. Все выполнено в одном дизайне: даже двери имели изогнутую форму. Я выступал первым. Я прибыл за полчаса до начала заседания, чтобы настроить компьютер и убедиться, что все готово к выступлению. Я горел желанием удостовериться, что все пройдет гладко.

В назначенное время исполнительные директора начали заполнять зал и занимать места. Мистер Лафли обошел вокруг стола, здороваясь с каждым из членов совета, и, к моему ужасу, сел на место под киноэкраном – спиной к нему!

«Ему придется постоянно оборачиваться, чтобы смотреть на презентацию, – заволновался я. – Да он же свернет себе шею! У него испортится настроение, и он может не согласиться с моими рекомендациями». Конечно, я был не настолько наивен, чтобы указывать боссу, где ему сидеть. На свой страх и риск я начал доклад – и приблизительно через пять минут убедился, что мистер Лафли ни разу не обернулся, чтобы посмотреть на слайды, которые я показывал. Я перестал волноваться по поводу его шеи и стал побаиваться, что он вообще не поймет мою презентацию. Но, как и прежде, я не собирался говорить СЕО, что ему хорошо бы пересесть. Прошло десять минут, то есть половина отведенного мне времени. Мистер Лафли продолжал сидеть прямо. К тому моменту я уже не боялся – я просто запутался. Босс смотрел на меня с интересом. На меня – не на мои слайды!

Через двадцать минут я закончил доклад. К моему удивлению, босс согласился с моими рекомендациями. Несмотря на удачный итог, по пути назад в свой офис я прокручивал в голове злосчастное выступление, пытаясь определить, что же пошло не так. Может, я был скучным? Или недостаточно четко изъяснялся? Или ум СЕО был целиком занят мыслями о многомиллиардных сделках, намного более важных, чем мое выступление?

Потом меня осенило! Он не смотрел на мои слайды, потому что знал: если бы у меня была действительно важная информация, я бы высказал ее вслух. Он считал, что слайды я сделал больше для себя, чем для него!

Мистер Лафли, вероятно, проводил большую часть своего дня за чтением сухих пояснительных записок и финансовых отчетов с подробными диаграммами и графиками. Он, скорее всего, с нетерпением ждал этой встречи, чтобы получить, наконец, возможность оторваться от рутинной работы и поучаствовать в дискуссии. Он, может быть, мечтал, чтобы ему рассказали о том, что происходит на передовой бизнеса, поделились с ним блестящими идеями или, на худой конец, попросили о помощи. В общем, он хотел услышать интересную историю. Вот такой была моя задача на эти двадцать минут. А я этого не понял!

Оглядываясь назад, я понимаю, что мистер Лафли неслучайно сел спиной к экрану, хотя за столом были и другие свободные места. Он не хотел отвлекаться на просмотр экрана, желая сосредоточить внимание на мне как рассказчике и последующей дискуссии.

Сам того не ведая, мистер Лафли преподал мне ценный урок. Мои последующие презентации содержали намного меньше слайдов, больше историй – и были гораздо более эффективными.

Фактически умение рассказывать истории в P&G считалось настолько важным, что, как я уже говорил, в компании много лет существовала должность «корпоративного рассказчика». Рассказ об этой должности – уже сама по себе интересная история.

Сорок лет назад молодой математик по имени Джим Бенджел поступил на работу в отдел исследований и разработок P&G. Как и все сотрудники этого отдела, Джим ежемесячно отправлял своему руководителю отчеты о своих исследованиях за прошедшие тридцать дней. Подобные документы обычно содержат сухие цифры и изложены языком, понять который под силу только такому же асу-разработчику.

Однажды Джим решился на эксперимент. Вместо отчета он написал историю и назвал своего главного персонажа Серьезным Инженером. Читателю давалась возможность следовать за Инженером в его научных изысканиях, стать свидетелем его диалогов с руководителем и коллегами, а под конец повествования – познакомиться с выводами, сделанными в форме более художественной, а следовательно, более интересной и, безусловно, более удобочитаемой. Необычный отчет оценили по достоинству.

Со временем «штат» персонажей Джима стал расти. У каждого было свое дерзкое, но весьма красноречивое имя. Эд Зекутив – президент (executive – англ. «исполняющий», игра слов); Макс Профит – финансовый директор (max profit – «максимальная выгода»); Сэлла Кейс – директор по продажам (sell – «продавать» и case – «дело»). С увеличением количества персонажей стала расти и аудитория читателей, люди из других отделов узнавали себя в этих историях, и им было очень интересно наблюдать за развитием сюжета.

После пяти лет таких отчетов Джим был назначен официальным корпоративным рассказчиком. Он писал по одному рассказу в месяц. Теперь большую часть времени он тратил на то, чтобы найти самый интересный случай в компании, который и ложился в основу очередного сюжета – истории, способной захватить аудиторию. До ухода Джима в сентябре 2010 года его рассказы ждали с нетерпением и ежемесячно читали от пяти до десяти тысяч человек, включая всех исполнительных директоров компании. Порой СЕО просил «корпоративного рассказчика» написать историю на определенную тему, поскольку знал, что уж ее сотрудники прочитают обязательно. Этот в прошлом рядовой стажер стал чуть ли не самым влиятельным человеком в P&G – и все потому, что однажды вместо отчета о научно-исследовательской работе создал интересную историю.

Вот вам и ответ на вопрос, дублирующий название этой главы: «Зачем рассказывать истории?» Потому что это работает!

1. Рассказывание историй – это просто. Это занятие доступно любому. Для этого не нужно быть магистром лингвистики или даже бизнес-администрирования.

2. Рассказывание историй находится вне времени. В отличие от «фишек» в других областях управления, таких как контроль качества, реструктуризация, «шесть сигм» или «5S», рассказывание историй востребовано всегда. Этот жанр всегда в цене и у руководителей, и у сотрудников.

3. Истории – вне нации, пола и возраста. Интересные рассказы любит слушать каждый.

4. Истории заразны. Они распространяются, как лесной пожар, без каких-либо дополнительных усилий со стороны рассказчика.

5. Истории легко запоминаются. Исследования психолога Джерома Брунера подтвердили, что факты запоминаются в 20 раз легче, если они являются частью истории. Аналогичные результаты получила психолог Пег Нойхаузер. Работая с сотрудниками корпораций, она обнаружила, что информация из интересного рассказа усваивается быстрее и точнее по сравнению с данными, взятыми из отчета.

6. Истории вдохновляют. Слайды – нет. Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то говорил: «Вот это да! Ты не поверишь, какую крутую презентацию в PowerPoint я только что видел?» Скорее всего, нет. Но вы, несомненно, слышали, как люди рассказывают друг другу «крутые» истории.

7. Истории воздействуют на все типы слушателей. В любой группе примерно 40 % – преимущественно визуалы, которые лучше всего учатся на видео, диаграммах или иллюстрациях. Еще 40 % составляют те, кто воспринимает информацию преимущественно на слух и через обсуждение. Оставшиеся 20 % – кинестетики, память которых опирается на чувства. Истории содержат в себе аспекты, которые действуют на все три типа личностей. Визуалам нравятся картины, нарисованные воображением во время рассказа. Аудиалы сосредотачиваются на словах и голосе рассказчика. Кинестетики же запоминают эмоциональные моменты.

8. Истории лучше работают в корпоративной среде, то есть там, где большая часть обучения происходит на рабочем месте. По словам Эвелин Кларк, эксперта по коммуникативным связям, «до 70 % новых навыков и информации на рабочем месте люди получают посредством неофициального обучения: на общих встречах, от наставника к ученику, а также при общении с коллегами». Основа неофициального обучения – все то же рассказывание историй.

9. Истории переводят слушателя в активный режим обучения. Получая информацию на официальном уровне, люди часто воспринимают ее критически или, по крайней мере, оценивающе и более склонны к отрицанию услышанного. Рассказ же, как утверждает Маргарет Паркин, учебный тренер и автор бестселлеров, «возбуждает в нас некое эмоциональное любопытство, которое всегда присуще детям, но теряется с годами. Возвращаясь в страну детства, мы, как правило, активно и с интересом впитываем предоставляемую информацию». Как сказал автор Дэвид Хатченс, «рассказ невольно заставляет людей слушать. Они откладывают свои ручки и карандаши, расслабляются и просто слушают».

10. Рассказывание историй демонстрирует уважение к аудитории. Истории доносят до слушателей вашу мысль, не заставляя их думать или делать что-то конкретное. По этому поводу автор книг по сторителлингу Аннет Симмонс отметила: «Истории не ограничивают свободу делать собственные выводы. Люди, отвергающие “готовые истины”, могут легко согласиться с вашими интерпретациями, если вы не давите на них, а позволяете им самим увидеть то же, что увидели вы». Корпоративный рассказчик Дэвид Армстронг предполагает: «Время, когда вы могли просто заставить подчиненных делать то, что вам нужно, давно прошло. Преподнести историю, подчеркнув ее мораль, – это отличный способ объяснить сотрудникам, что от них требуется, не употребляя фразы: “Сделать нужно так”».

Все вышеперечисленное отвечает на вопрос «почему?». Теперь мы начнем наше путешествие по историям для решения двадцати одной проблемы управления и по обучению искусству составления ваших собственных историй.

Тема 1 Предугадывайте успех Глава 2 Смотрите в будущее

Проблемы могут быть сведены в формулу или алгоритм, но чтобы понять суть дилеммы, нужна история. В будущем нас ждет еще много дилемм, так что нам понадобится много историй, чтобы в них разобраться.

Боб Йохансен, бывший СЕО Института будущего

Как-то раз на утренней прогулке одна женщина увидела строительную площадку, где работали трое каменщиков. Из любопытства она подошла к одному из них и спросила, что он делает. Явно раздраженный тем, что его отвлекают, мужчина крикнул: «Разве не видно? Кладу кирпичи!»

Не сдаваясь так просто, она спросила у другого рабочего, что они делают. Тот пребывал в лучшем настроении, чем товарищ, и объяснил: «Я строю кирпичную стену десять метров в высоту, тридцать метров в ширину и толщиной полметра». Затем крикнул первому: «Эй, ты положил лишний кирпич!»

Все еще недовольная ответами, женщина спросила третьего рабочего о том, что он делает. «Я строю самый большой собор, который когда-либо видел мир!» – пылко воскликнул он, а потом обратился к товарищам, спорившим о том, убирать ли лишний кирпич: «Эй, не кипятитесь! Это будет внутренний угол. Переходите на следующий ряд».

Мораль этой истории такова: понимание общих целей организации и своего вклада в их достижение позволит вам не только лучше выполнять свою работу, но и помочь в этом другим. Иными словами, ясное видение цели сделает вас хорошим руководителем, а самое главное, поможет вам получать удовольствие от того, что вы делаете.

В отличие от предыдущих историй, эта основана на старой притче. Большинство историй, гуляющих в бизнес-среде, основаны на реальных событиях. Но мифы и фольклор также играют в них немаловажную роль. Они актуальны в любое время и в любой компании, их можно изменить в соответствии с вашей целью, не исказив при этом сути.

История про рабочих, кладущих кирпичи, окажет наибольший эффект в тот момент, когда перед компанией ставятся новые цели и задачи. Она помогает слушателям осознать, почему им нужно понять и принять новое видение. Эта история может превратить обязательные к посещению встречи в действо, которое заставит слушателей захотеть учиться. Как первый рабочий из рассказанной истории, в начале встречи ваша аудитория, скорее всего, будет чувствовать, будто ее задача – выкладывать кирпичи. К концу мероприятия слушатели уже должны «строить собор».

Приведенный выше пример иллюстрирует, как использовать и адаптировать историю для ваших целей. В исходной версии отсутствовали некоторые детали, в частности спор по поводу лишнего кирпича. Своими дополнениями я ввел новую линию – понимания роли и вклада своей работы в общую корпоративную картину. Это понимание не только воодушевит вас, но и поможет увлечь за собой остальных.

Завладеть вниманием аудитории, конечно же, только первый шаг. Теперь, когда вас внимательно слушают, настало время транслировать свое видение. Это не что иное, как вдохновляющая картина будущего, которая побуждает людей к действиям. Но любая история должна быть хорошо составлена. И простой инструкции о том, как стать «№ 1», здесь недостаточно. Как почти два десятилетия назад отметила консультант по управлению Пег Нойхаузер, «победа над конкурентами – недостаточно заманчивая перспектива, чтобы выдержать испытание временем и разбудить в людях энтузиазм». История трогает, если в будущем, которое вы описываете, ваши слушатели узнают самих себя. Поясню свою мысль следующими двумя примерами.

В начале 2002 года я был назначен в Procter & Gamble руководителем группы из более чем ста исследователей рынка. В наши обязанности входило прогнозирование будущих продаж новых продуктов. Задача, прямо скажем, невыполнимая. И не важно, что предсказывали мои исследователи: единственное, в чем они могли быть уверены, – в ошибочности своих прогнозов. Все сводилось к вопросу: «Будут ли продажи слишком высокими или слишком низкими и насколько?» Ситуация усугублялась тем, что все члены группы делали прогнозы на основе слишком сложных, плохо документированных моделей, базировавшихся к тому же на устаревших данных.

Итак, я должен был возглавить эту группу и улучшить продуктивность ее работы. Речь шла о существенных изменениях. Эти изменения требовали, в первую очередь, желания и усилий самой команды. Мне нужно было каким-то образом побудить своих подчиненных понять и оценить преимущества своего нового будущего и мотивировать их к его созданию. Я разослал им письмо, содержащее небольшую историю. И начал его так.

«Я хотел бы поделиться деталями своего плана и дать вам возможность подкорректировать их. Но так как обзор деталей предстоящей работы – занятие довольно скучное, посылаю вам более интересную и яркую, на мой взгляд, картину будущего, которую я хочу помочь вам создать. Ниже представлено видение одного человека (мое) об одном дне из жизни аналитика продаж в ближайшем будущем. Некоторые из вас могут почувствовать, что они уже довольно близки к этому, а некоторые, наоборот, подумают, что никогда не станут такими. В любом случае я хочу, чтобы предложенное видение стало нашей общей концепцией, в разработке которой все приняли бы непосредственное участие, добавляя свои идеи. В приведенном ниже рассказе в той или иной форме изложены все основные компоненты моего плана работы. Если вам не понравится изложенное, дайте мне знать. И если вас устраивает мое видение, тоже не молчите и обязательно поделитесь своим мнением».

Я назвал свой рассказ «Концепция. Один день из жизни аналитика продаж». Речь в нем идет о Шерри – аналитике из недалекого будущего. Сюжет закручивается вокруг одного типичного рабочего дня, в котором, однако, нет места разочарованию и неудачам. Шерри с успехом проводит встречи с партнерами. Причина каждого отдельного успеха – изменение набора инструментов в самом процессе работы или обучение Шерри по ее специализации. Все это, конечно, включало в себя элементы моего плана, для внедрения которого я надеялся получить поддержку вверенной мне команды.

История заканчивалась на последних минутах ухода Шерри с деловой встречи в конце дня. Двое коллег подошли к ней и поблагодарили за интересные находки и неожиданные рабочие решения, а также отметили, что им понравилось «новое видение» прогнозов продаж. До этого момента Шерри не осознавала, как же она все-таки любит свою работу. Ведь намного интереснее ежедневно приходить в офис, зная, что работаешь на общее благо, а не просто жонглируешь цифрами, и когда коллеги действительно ценят твой огромный вклад в рабочий процесс.

Первый отклик на мою историю звучал так: «Невероятно! Я хочу, чтобы через два года со мной было точно так же. Я в игре!» Ответы остальных членов группы не сильно отличались от первого.

Я разослал свой рассказ по электронной почте, однако вы можете подойти к сторителлингу более творчески. В своей книге Wake Me Up When the Data Is Over («Разбудите меня, когда придет день») Лори Сильверман рассказывает, как один очень творческий человек в компании Bristol-Myers Squibb придумал концепцию и, чтобы донести ее до руководства компании, распечатал ее в формате газеты London’s Financial Times – любимой газеты президента компании. Вы спросите: зачем? Чтобы заставить босса прочитать пятидесятистраничный стратегический план. В заголовке «газеты», которую сотрудники просунули под его дверь, было написано: «Bristol-Myers Squibb названа номером один в списке мировых фармацевтических компаний». Президент уже дошел до середины статьи, когда, взглянув на дату в верхней части страницы, понял, что эта история – про будущее компании. Закончив чтение, он уже имел полное представление о стратегии, которую предлагала команда, – потому что она была полностью расписана на страницах этого «творения».

Подобную тактику использовали в корпорациях Xerox, Braun, Procter & Gamble. Это всегда эффективно. Кому не хотелось бы прочесть о себе лестный отзыв на страницах газеты?

Итак, я только что продемонстрировал вам, как с помощью рассказанной истории расположить к себе аудиторию. Есть ли еще что-то, что вам нужно сделать? Возможно. Иногда концепция и конечный желаемый результат настолько масштабны, что кажутся недостижимыми. Если в вашем случае дело обстоит именно так, поздравляю – у вас очень достойная идея! Проблема в том, что, если люди не верят в реальность ваших планов, они не будут заинтересованы помогать вам. Здесь решающее значение окажет ваше умение рассказчика. В начале 2010 года мне было поручено возглавить междисциплинарную группу, которая занималась долгосрочными направлениями в P&G. Мы пытались определить, что именно компания хочет продавать через десять, пятнадцать или двадцать лет и в какой части света. Несмотря на интересную цель, привлечь людей в этот проект оказалось достаточно сложно. Ведь представляемые нами продукты компании по определению не выйдут на рынок в ближайшее время и даже, возможно, за весь период нашей деятельности. Между тем наши коллеги буквально на следующей неделе приступали к работе над большим обновлением линейки продуктов и были уверены в своем успехе. Кроме того, большинство сотрудников были настроены скептически к самой идее: они не верили, что долгосрочное планирование вообще имеет какой-то смысл. Я должен был убедить свою команду в обратном: что наша работа необходима компании и что это будет полезный опыт.

На нашей первой встрече я рассказал им историю другой компании по производству продуктов из целлюлозы, которая почти не отличалась от нашей. Началось все в 1865 году, когда Фредерик Идестам построил целлюлозный завод в городе Тампере на юго-западе Финляндии. Вскоре он докупил бумагоделательные станки. Как и у любого другого производителя бумаги в то время, его продукция предназначалась для выпуска книг, газет, тетрадей, блокнотов – основных средств общения во времена, предшествующие появлению телефонов, радио и телевидения. Фактически это было производство средств передачи информации.

К 1900 году компания стала одним из крупнейших производителей бумаги в Финляндии и искала возможности роста. В то время свою популярность в качестве источника энергии активно завоевывало электричество. В 1902 году компания решила запустить собственные электрогенераторы и поставлять энергию для местных предприятий. К концу 1910-х годов по финансовым соображениям ее собственники решили объединить усилия с Rubber Works. Резина, которую производила Rubber Works, служила естественным изолятором электричества, поэтому причины объединения компаний были очевидными.

В начале 1920-х годов быстро развивающейся отраслью стала телефонная связь. Телефонные кабели активно прокладывались между городами. В 1922 году к растущему конгломерату добавилась Finnish Cable Company. В течение следующих нескольких десятилетий объединенная компания продолжала расширяться в смежных отраслях. К 2010 году она оценивалась в 40 миллиардов долларов, вела деятельность в 120 странах и считалась признанным лидером рынка средств коммуникации. Вы знаете эту компанию под тем же именем, которое у нее было сто лет назад, когда она только производила бумагу в Финляндии. Это Nokia.

Если бы в свое время руководство компании не решилось расширить производство в других отраслях, Nokia, вероятно, по-прежнему была бы просто крупнейшим производителем бумаги в Финляндии. (На момент написания книги появившиеся новые смартфоны поделили между собой большую часть рынка Nokia. Возможно, компания Nokia еще сделает очередной удачный ход, как это было в прошлом.)

Суть, которую я объяснил своей команде, заключалась не в том, что мы должны заполучить еще и долю рынка мобильных телефонов, а в том, что мы уже – успешная компания по производству бумаги со своими брендами Bounty, Charmin и Puffs. Чтобы продолжать расти, мы должны выйти за нынешние отраслевые пределы. Вариантов два: либо положиться на волю случая, либо следовать путем Nokia. Наше руководство предпочитает последнее, и оно выбрало нас на роль первопроходцев. Большинство сотрудников компаний просто работают всю свою жизнь и не имеют возможности повлиять на будущее бизнеса с горизонтом более чем один-два года. Нам же выпала честь помочь направить компанию на следующие два десятилетия вперед!

– Кто заинтересован? – спросил я.

Все присутствующие подняли руки, и мы приступили к делу.

История Nokia помогла команде понять, что порученная нам работа действительно важна, а цель – достижима. Ведь этот путь прошла компания, которая начинала так же, как и наша! Рассказ задал встрече прекрасный вектор. Конечно, я мог бы ответить на вопросы скептиков, просто сказав: «Nokia сделала это. А мы?» Но такой ответ не был бы столь убедительным, как рассказанная история.

Выводы и задания

Подавая историю, старайтесь, чтобы она соответствовала трем основным аспектам, позволяющим взглянуть на будущее под новым углом.

1. Заставьте свою аудиторию обратить на вас внимание («построение собора»).

2. Донесите ваше видение так, чтобы слушатели увидели себя в вашем примере.

А. Воспользуйтесь «днем из жизни аналитика продаж» как базовой историей. Такие «истории-основы» могут служить образцами для написания собственной, более подходящей для вашей конкретной ситуации.

Б. Творчески подойдите к тому, как подать свою идею, чтобы заставить аудиторию ее рассмотреть. Один из эффективных способов подачи – статья из газеты (как в истории с Financial Times).

3. Покажите, что ваши задачи достижимы («История Nokia»).

Глава 3 Ставьте цели и создавайте приверженность

– Скажите, пожалуйста, куда отсюда мне идти? – спросила Алиса.

– Это во многом зависит от того, куда ты хочешь прийти, – ответил Кот.

– Да мне почти все равно, – начала Алиса.

– Тогда все равно, куда идти, – сказал Кот.

Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране чудес»

В отличие от блужданий Алисы в Стране чудес, цели, поставленные политиками, обычно удивительно ясны, и к их достижению стремятся во что бы то ни стало. Это потому, что, в отличие от бизнеса, политики получают все или ничего. Если продажи компании составляют 228 миллионов долларов вместо запланированных на этот год 229 миллионов, значит, еще не все потеряно. Да, цена на акцию может упасть на несколько пунктов и руководители получат чуть меньшие премии. Но если политик набирает только 49 % голосов вместо 51 %, выборы проиграны. Проигравший и члены его команды останутся без работы до следующих выборов.

Спросите хотя бы у Бена Ларокко. После получения ученой степени в области политологии в 2003 году он вошел в предвыборную команду местных и федеральных кандидатов. В последующие четыре года он сменил пять различных мест работы, и это объяснимо: обычно предвыборная кампания длится всего от шести до девяти месяцев.

На что похожа его работа? Период предвыборной кампании – тяжелое время. Бен описывает его так: «Ты работаешь долгие дни, до поздней ночи, и у тебя нет никакой личной жизни. Именно поэтому большинство членов предвыборной команды одиноки. У нас нет времени для семьи». Беднягам постоянно приходится напоминать себе о приверженности идее: «Когда в августе на улице стоит почти 40 градусов жары и вы девять часов подряд стучите в двери потенциальных избирателей, приходится то и дело повторять себе, что именно последние десять дверей могут в итоге сказаться на результатах. Если бы вы не верили в это, то уже давно убежали бы охлаждаться в бар».

Бен усвоил этот урок на собственном горьком опыте в самом начале своей трудовой биографии. Он работал в предвыборной команде кандидата в Конгресс от штата Огайо. Соперники кандидата имели могущественных спонсоров и отличную политическую репутацию. Бен трудился весь сезон, вплоть до самой предвыборной ночи. В семь вечера избирательные участки закрылись – его работа была окончена. Следующие два часа он наблюдал за тем, как поступают данные с разных штабов кампании. В девять часов вечера его кандидат отставал от конкурентов на несколько голосов. Бен отправился домой. Войдя через полтора часа в квартиру, он первым делом включил телевизор: его кандидат отставал уже на 50 голосов. Следующее утро принесло очередной «антирезультат» – 62 голоса. Но пока не стоило придавать этому значения. Кандидаты по очереди становились лидерами в гонке в этот и последующие дни. Две недели спустя на одном из участков было найдено 23 неучтенных бюллетеня. К сожалению, избиратели на этом участке симпатизировали оппоненту. В конечном итоге кандидат Бена проиграл всего 22 голоса из более 34 тысяч голосов – 49,96 % голосов против 50,04 %. Тяжелый удар для парня в 22 года.

Это поражение показало Бену, насколько важны цель и упорство. С тех пор, участвуя в каждой последующей предвыборной кампании, он помнил первый опыт и пересказывал эту историю своим коллегам. Используя ее в качестве своей мотивации, он кое-что изменил в дальнейшей работе. Во-первых, он вырывал страницы из своего ежедневника, пять или шесть за месяц, развешивал их на стене и отмечал ежедневные и еженедельные цели: сколько нужно сделать звонков за этот день, потратить денег, со сколькими людьми нужно встретиться, сколько домов нужно обойти и т. д. Так он каждый день видел прогресс в достижении намеченного.

Каждое утро, просыпаясь, он спрашивал себя: «Что я могу сделать сегодня лучше, чем мои конкуренты? Как могу повлиять на результаты 2 ноября?» Ложась спать, он снова спрашивал себя: «Выиграл или проиграл я сегодня? Сделал ли я больше или меньше своих конкурентов?»

Какой урок из этого можно извлечь? Намного легче следовать цели, когда шкала оценки успехов и неудач ясна и недвусмысленна, как в политике в день выборов. Но даже в такой обстановке Бен нашел способ создания ежедневных и еженедельных целей, чтобы оставаться мотивированным на пути к успеху.

Все вышесказанное касается и тех, кто не связан с политикой. На фоне ежедневных взлетов и падений, которые испытывают компании, такой подход помогает, во-первых, четко определить, что такое победа, а что поражение, и, во-вторых, извлечь пользу из краткосрочных целей. Конечно, вы можете сказать своей команде, что прибыль в 229 миллионов долларов – это успех, а любая меньшая сумма – провал. Но такая категоричность никого не обманет. Вот какое творческое решение было разработано в Merrill Lynch ветераном финансовых консультаций Пледжером Монком.

К 2010 году Пледжер приобрел шестнадцатилетний опыт работы в данном бизнесе и позиционировался как очень успешный финансовый консультант – настолько известный, что начинающая молодежь часто приходила к нему за советом. В апреле того же года одним из посетивших его консультантов был Тоби Беркетт. Он хорошо выполнял свою работу, но знал, что может стать еще лучше, – поскольку месяцем ранее выступил на боксерском ринге. Несмотря на то что он ни разу в жизни не дрался, Тоби занял третье место из 25 участников в супертяжелом весе. Свою победу он объяснял тем, что у него был отличный тренер, который обучал его каждый день. Он видел в этом четкую закономерность. Даже в студенческие годы спортивная и академическая успеваемость Тоби возрастала, когда он начинал заниматься с тренером.

Он сказал Пледжеру: «Я хотел бы найти человека, который поможет мне в моей работе. Не могли бы вы стать моим тренером?»

Монк согласился, и они договорились встречаться каждый понедельник в 16:00.

Первое, что сделал Монк, – это поставил цель до конца года увеличить доходы на 50 %. (Если бы Тоби достиг только половины, 25 % роста, успех не засчитывался.) Далее они создали список мероприятий и действий, которые приведут Тоби к победе – получению нового клиента. За достижение каждой цели присваивались определенные очки. Разговор с потенциальным клиентом стоил четыре очка, личная встреча – 10 очков и т. д. Успешным считался день, в который Тоби удавалось заработать 45 очков.

Они начали отслеживать результат сразу же. Уже в течение первых нескольких месяцев Тоби преуспел, доведя количество очков до 33 в день. Он и Монк были довольны. В октябре того же года к Монку пришел другой консультант с аналогичной просьбой – стать его тренером. Консультанта звали Си Робинсон. Монк предложил ему присоединиться к послеобеденным занятиям в понедельник и разработанную систему очков. Си охотно согласился.

С двумя учениками Монк получил возможность сделать свою систему еще эффективнее. Теперь это был конкурс! Он заявил, что победит тот, кто первым наберет в общей сложности 2500 очков. Соревнование превратило их ученичество практически в такую же политическую гонку, в которой участвовал Бен Ларокко. Теперь целью стало не просто увеличение доходов на 50 %, а победа в соревновании. Конечно, им по-прежнему нужно было получить 45 очков за день. Но это было уже не так важно. Теперь каждый из них заботился о том, чтобы заработать больше очков, чем соперник! Так же как и Бен, участники спрашивали себя: «Сегодня я выиграл или проиграл?» Только в их случае они точно знали ответ. Они могли сравнивать свои результаты каждый день и, конечно же, делали это. Иногда выигрывал Тоби, а иногда – Си.

Соревнование было оживленным. Победил Тоби, набравший 2500 очков всего за семь недель. (В среднем оба участника получали по 70 очков в день.) К концу года доходы Тоби выросли на 47 % – эта цифра была очень близка к дерзкой цели в 50 %. Они продолжили тренироваться по системе 2500 очков, только уже не изнуряли себя, а чуть замедлили темп, сделав курс двенадцатинедельным. К августу 2011 года ежемесячная выработка Тоби увеличилась на 76 % и по-прежнему продолжала расти. При помощи ежедневных измеримых целей Монк нашел способ превратить медленно развивающуюся отрасль бизнеса в подобие политического соревнования, где победитель получает все или ничего.

Эти две истории показывают, как конкретные измеримые ежедневные цели и однозначные критерии успеха приводят к лучшим результатам. Поделившись этими примерами с другими, можно показать им ценность таких целей еще до назначения их на должность. Также они могут дать вашим слушателям пару творческих идей о том, как ставить перед собой собственные цели и определять критерии успеха.

Теперь давайте обратим внимание на обязательства. Итак, как заставить сотрудников хранить верность поставленным целям? Один из способов – взрастить в них чувство ответственности за результаты. Обычно, как только это происходит, люди демонстрируют многократно возросшую заинтересованность в достижении цели: если вы добьетесь результата, это будет и их победа, а если вы проиграете, это станет поражением и для них. Лучший пример ответственности и подчинения – военная служба.

Осенью 1971 года Боб Макдональд поступил в Военную академию США в Вест-Пойнте. Вместе с традиционной дедовщиной первогодок Боб быстро узнал, что есть только четыре приемлемых ответа на вопросы и приказы всех вышестоящих начальников: «Да, сэр»; «Нет, сэр»; «Я не понимаю, сэр» и «Извините, сэр. Это больше не повторится». Вот как Боб описывал это: «Представьте себе, что я начистил свои ботинки, погладил брюки и вышел на построение. По дороге я сталкиваюсь с сокурсником, который бежит по лужам и грязи, и брызги летят на мои ботинки и брюки. На построении ко мне обращается старшекурсник: “Макдональд! Ты что стоишь в строю в грязной обуви и брюках?”

Как курсант Вест-Пойнта, я прокручиваю все четыре возможных ответа в голове. “Да, сэр”, – слишком очевидный ответ, который явно неуместен. И наверняка на меня накричат еще больше. Сказать “Нет, сэр” было бы просто наглостью – меня бы вышвырнули из академии за ложь. “Я не понимаю, сэр”, – слишком глупо. Я не мог сказать, что я не виноват. Единственно возможным был четвертый вариант. И я его произнес: “Извините, сэр. Это больше не повторится”. Вот как в курсантах Вест-Пойнта воспитывают ответственность».

Бобу вспомнился этот случай тринадцать лет спустя, когда он и его жена Диана обсуждали, что делать с шестилетней дочкой Дженни. После неоднократных напоминаний Дженни убрать свою комнату оказалось, что она этого так и не сделала. Как хорошие родители, они уточнили в одной из многих имеющихся у них книг о воспитании детей насчет того, как лучше сделать выговор ребенку за эти нарушения. Они обсудили возможные варианты и даже сценарий предстоящего разговора. Подготовившись, они пошли к Дженни в ее комнату. Боб начал: «Дженни, мы бы хотели с тобой поговорить о состоянии твоей комнаты». Но он не успел добраться даже до второго предложения своей заготовленной речи. Дженни посмотрела на него и с серьезностью курсанта Вест-Пойнта сказала: «У меня нет оправданий, папа. Это больше не повторится».

Боб и Диана были просто ошарашены. Они стояли в неловком молчании, пытаясь сообразить, что сказать дальше. Одной фразой Дженни признала беспорядок в своей комнате, взяла за него ответственность и пообещала не допустить этого снова. Теперь им ничего не нужно было говорить. Они поцеловали свою малышку в щечку и удалились.

Двадцать три года спустя Боб все еще помнит ценность этого урока. Одна из его главных обязанностей на посту СЕО Procter & Gamble – постановка целей и задач и требование отдачи от всех 127 тысяч сотрудников. Действительно, приверженность цели означает, что вы берете на себя ответственность за выполнение чего-то и обещаете не отступать от своих намерений. «Нет оправдания, сэр», – ответ, который является очевидным свидетельством приверженности и ответственности. Он работает и в деловом мире, и в военной академии, и в воспитании шестилетнего ребенка, и, что немаловажно, для начальника – точно так же как и для подчиненного. Когда руководитель слышит «Нет оправдания, сэр», он уверен, что его подчиненный берет на себя ответственность и привержен целям компании. Ответив «Нет оправдания», сотрудник не получит выговор от босса, так же как и шестилетняя Дженни избежала наказания.

Сегодня Боб делится этими историями о случаях в Вест-Пойнте и со своей дочерью Дженни с другими руководителями корпорации. Это его способ научить других людей ответственности за свои поступки и приверженности целям. Расскажите эти истории в своей организации – и вы будете поражены тем, какого уровня ответственности вам удастся добиться.

Подотчетность и ответственность внушают сотрудникам чувство сопричастности целям и стратегии, даже если эти планы не были для них приоритетными. Но люди, само собой, более привержены личным идеям, чем коллективным. Следовательно, еще один способ повысить степень их приверженности – дать им шанс влиять на цели и стратегию развития компании. В следующей истории Джефф Шомбюргер продемонстрирует нам, как это сделать.

Принимая пост главы отдела продаж в P&G, Джефф знал, что работа предстоит сложная. Компания славилась высокой производительностью, однако за это ей пришлось заплатить высокую цену. Рабочий процесс был тяжелым, взаимоотношения с клиентами – неровными, а внутренняя конкуренция создавала напряженность между отделами. Ситуация могла в любой момент выйти из-под контроля.

В первую же неделю работы Джефф взял традиционный инструмент анализа проблем и перевернул его с ног на голову. Большинство бизнесменов знакомы со SWOT-анализом и оценкой сильных и слабых сторон бизнеса, его возможностей и опасностей. Как правило, он проводится одним человеком или в крайнем случае небольшой группой людей. Джефф создал пустой SWOT-шаблон и передал его 60 сотрудникам из 240. Все 60 заполнили его. Многие при этом просили помощи у своих коллег.

По завершении этой процедуры он встретился с каждым из этих 60 человек индивидуально. На каждого он тратил по часу. Он хотел понять глубину их идей и искал те, что коренным образом изменили бы и улучшили работу отдела. Месяц спустя, завершив опрос, Джефф собрал всю команду и предложил ряд изменений, которые можно было сразу же воплотить в жизнь. Конечно, 60 опрошенных заметили свой вклад в предлагаемые идеи. Впечатляло то, что это может сделать каждый! Вся команда приняла изменения. Через год опрос сотрудников показал явный прогресс: индивидуальные рабочие показатели сотрудников значительно увеличились.

Несомненно, 60 часов из графика руководителя – это огромная инвестиция. Но она сработала. Джефф знал, что воспользоваться чужими идеями гораздо легче, чем разрабатывать собственные. Нетрадиционное использование SWOT-анализа показало, что выполненная задача – это достижение каждого.

Выводы и задания

1. Цели наиболее эффективны, когда они соответствуют следующим критериям.

Во-первых, успех или неудача в бизнесе однозначны, так же как и в политических выборах.

Во-вторых, основные этапы работы конкретные, измеримые и частые. Рассмотрите историю «Выиграл или проиграл я сегодня?» и соревнование Пледжера.

А. Можете ли вы четко разграничить успех и неудачу вашей команды, определяя цели или планируя соревнование?

Б. Можете ли вы определить еженедельные или даже ежедневные цели для своей команды?

2. Повышайте приверженность сотрудников вашим целям.

А. Создавайте культуру подотчетности («Мне нет оправдания, сэр!»).

Б. Позвольте своей команде вносить изменения в первоначальные цели. Люди более привержены своим личным целям, чем тем, которые перед ними ставит кто-то другой (SWOT-анализ).

Глава 4 Не бойтесь перемен

Большинство из нас относится к переменам так же, как к рождению человека, и проходит через перемены, будучи в состоянии шока.

Попросите любого бизнесмена назвать суперзвезду в мире СЕО – и одним из первых упоминаемых имен, вероятно, будет имя Джека Уэлча. Он стал председателем и главным исполнительным директором General Electric в 1981 году и занимал этот пост в течение двух десятилетий. За время его руководства продажи GE увеличились в четыре раза, а ее рыночная стоимость выросла с 13 миллиардов долларов до нескольких сотен миллиардов – и это лишь две причины, по которым в 1999 году журнал Fortune назвал Джека «менеджером века».

Изменение самой структуры руководства – это главная черта его правления в ранние годы. Он часто рассказывает свою историю в книге «Джек Уэлч. История менеджера».

В первый год на посту СЕО он посещал ядерные реакторы GE в Сан-Хосе. Руководство представило план, который предполагал три заказа на новые реакторы в год. Оглядываясь назад, понимаешь, что это было разумное предположение, поскольку GE продавал три или четыре реактора в год с 1970 года. Но шел уже 1981 год! Всего два года прошло после ядерной катастрофы на атомной энергостанции Three Mile Island в Пенсильвании. Событие, после которого поддержка атомной энергетики обществом прекратилась. С момента катастрофы GE не получила ни одного заказа.

Джек ознакомился с планом, а затем произнес слова, которые имели эффект разорвавшейся бомбы: «Ребята, вы не сможете получать по три заказа в год. На мой взгляд, вы вообще не получите ни одного заказа на ядерный реактор в США». Джек велел коллегам выяснить детали возможного создания бизнеса по продаже ядерного топлива и обслуживанию 72 активных построенных реакторов.

Источник:

readanywhere.ru

Смит П. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй в городе Иваново

В данном интернет каталоге вы можете найти Смит П. Мастер историй. Увлекай, убеждай, вдохновляй по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить иные предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт России, например: Иваново, Новокузнецк, Чебоксары.