Каталог книг

Кортни Милан Доказательство любви

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Маркиз Гарет Кархарт, талантливый ученый и богатый аристократ, пытается оградить младшего брата от влияния авантюристки Дженни Кибл, но вскоре сам попадает под власть ее чар. Чувствуя привязанность к этой удивительной женщине, переживая упоительные моменты неведомого прежде плотского наслаждения, он по-прежнему не желает понять, что дружба и любовь не подвластны строгой научной логике. Дженни старается разрушить фундаментальные основы его мировоззрения, но приходит в отчаяние оттого, что не может научить Гарета быть счастливым и дарить счастье другим, и решает уйти из его жизни…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Кортни М. Доказательство любви Кортни М. Доказательство любви 379 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кортни Милан Доказательство любви Кортни Милан Доказательство любви 164 р. litres.ru В магазин >>
Композиция из роз "В доказательство любви..." Композиция из роз "В доказательство любви..." 46490 р. sendflowers.ru В магазин >>
Чиркова В. Доказательство любви Чиркова В. Доказательство любви 310 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Кортни лав Футболка классическая Printio Кортни лав 1109 р. printio.ru В магазин >>
Майка классическая Printio Кортни лав Майка классическая Printio Кортни лав 949 р. printio.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Кортни лав Футболка классическая Printio Кортни лав 1049 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Доказательство любви автора Милан Кортни - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Доказательство любви" автора Милан Кортни - RuLit - Страница 1

Посвящается Тессе и Ами. Вы верили в меня. Вы подгоняли меня. Вы научили меня не обращать внимания на неприятности и радоваться хорошим известиям. И когда для меня настали очень, очень плохие времена, вы взяли меня за руку и помогли двигаться вперед.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Лондон, апрель 1838 года

Двенадцать лет занятий этим ремеслом научили Дженни Кибл не полагаться на волю случая, если речь шла о создании особой, тщательно продуманной атмосферы, царящей в ее кабинете. Легкий запах сандалового дерева, едва заметный дымок, вьющийся над курильницей, добавляли некое ощущение загадочности и таинственности, не слишком назойливое, но, безусловно, экзотичное. Она машинально проверила черную дешевую хлопковую драпировку, скрывавшую расшатанный деревянный столик. Будничным жестом расправила висевший на стене красочный гобелен, приобретенный ею у цыган.

Каждая деталь — паутина, намеренно оставленная в углу комнаты, полупрозрачная ткань на окне, сквозь таинственную дымку которой едва проникали солнечные лучи, — вкрадчиво шептала входящему, что именно здесь — место, где работает магия, где духи дают мудрые советы.

Что ж, именно такого эффекта Дженни и намеревалась достигнуть.

Так почему же ей так хочется сбросить этот костюм? Откровенно говоря, юбка в ядовитую красно-голубую полоску в сочетании с зеленой блузкой совсем не украшали ее. Многослойные одежды полностью скрывали талию, делая молодую женщину похожей на огромный арбуз. Ее кожа страдала под толстым слоем пудры, румян и туши. Однако причины ее беспокойства лежали гораздо глубже, чем слой крема и пудры.

Раздался резкий стук в дверь.

Именно ради этого Дженни трудилась двенадцать лет. Двенадцать лет осторожной лжи и вкрадчивой полуправды, проведенные в кропотливом взращивании клиентов. Однако что точно недопустимо при ее профессии, так это неуверенность. Она сделала глубокий вдох и отбросила в сторону все сомнения Дженни Кибл. Нет, Дженни Кибл здесь не место, за столом сидела невозмутимая и уверенная в себе мадам Эсмеральда. Женщина, которая видит все, может предугадать все и не остановится ни перед чем.

Твердо решив не расставаться больше с этой личиной, Дженни открыла дверь.

На пороге стояли два джентльмена. Одного из них, Неда, своего любимого клиента, она ожидала увидеть. Высокий, худой и неуклюжий юноша, едва переступивший порог отрочества. Копна светло-каштановых волос оттеняла его мальчишеские черты. Его лицо озарила открытая, приветливая улыбка. Дженни охотно ответила бы тем же радушием, но рядом с ним внезапно заметила другого, неизвестного ей человека. Незнакомец был очень высоким, даже выше Неда. Он стоял, отступив от юноши на несколько шагов и заложив руки за спину, с видом явного неодобрения.

— Мадам Эсмеральда, — произнес Нед. — Извините, я не предупредил вас, что приду не один.

Дженни изучающе взглянула на незнакомца. Его сюртук был небрежно расстегнут, однако, похоже, портному пришлось провести часы, добиваясь того, чтобы он безупречно сидел на владельце, не только не сковывая движений, но и выставляя в самом выигрышном свете все достоинства его фигуры. Рыжевато-коричневые волосы казались слегка взъерошенными, галстук повязан самым простым узлом. Детали его гардероба свидетельствовали о высокомерной небрежности, с которой тот относился к костюму, словно говоря, что внимание его не может быть занято столь незначительными и приземленными вопросами.

В данный момент все это внимание досталось Дженни, да так, что у нее пробежал холодок по спине. Одним хищным взглядом он окинул ее с ног до головы. Она вздрогнула.

— Мадам Эсмеральда, — представил их Нед, — это мой кузен.

Легкая гримаса неудовольствия застыла на лице последнего, и Нед издал сдержанный вздох.

— Да, Блейкли. Ты позволишь мне представить тебе мадам Эсмеральду? — проговорил юноша ровным голосом, даже не подразумевая вопроса. — Мадам, это — Блейкли. То есть, на самом деле, — Гарет Кархарт, маркиз Блейкли и так далее и тому подобное…

Мрачные опасения промелькнули в сознании Дженни, присевшей в почтительном реверансе. Нед и раньше упоминал о своем кузене. Судя по его описаниям, она представляла себе маркиза старым и дряхлым, одержимым циф рами и фактами. Кузен Неда казался ей холодным, отстраненным, устрашающе нелюбезным сухарем, настолько замкнувшимся в своих интересах, что его абсолютно не интересовали другие люди.

Но этот мужчина был совсем не отстраненным. Даже находясь от него на расстоянии не более ярда [1], она явственно ощущала, как кожа ее покрылась мурашками. Не был он и старым. Высокий, но не костлявый, с самодовольным и самоуверенным выражением лица. Более всего обращала на себя внимание его настороженная сосредоточенность, холодное любопытство. Она часто думала, что у Неда глаза терьера — теплые, влажные и преданные. Глаза же его кузена определенно принадлежали льву — рыжевато-карие, свирепые и беспощадные.

Дженни мысленно возблагодарила Бога, что она не газель.

Она повернулась и махнула рукой в царственном приветствии:

Вошедшие мужчины разместились на стареньких стульях, заскрипевших под их весом. Дженни продолжала стоять.

— Нед, чем я сегодня могу вам помочь?

Юноша улыбнулся ей, радостно и открыто.

— Знаете, Блейкли и я поспорили. Он уверен, что вы не способны предсказать будущее.

Так же думала и сама Дженни, однако с негодованием отвергала это предположение.

— Мы договорились, что он волен воспользоваться своей наукой, чтобы засвидетельствовать точность ваших предсказаний.

— Засвидетельствовать? Научно? — Слова сорвались с ее уст, и что-то кольнуло внутри. Дженни прислонилась к стоящему перед ней столу, ища опоры. — Ну хорошо. Это будет… — Неприятно? Неуместно?— Это будет… У меня нет возражений. А как он собирается это сделать?

Нед кивнул кузену:

— Давай же, приступай, Блейкли. Спроси ее что-нибудь.

Лорд Блейкли оперся о спинку стула. До этого момента он не произнес ни единого слова, хотя и скользнул презрительным взглядом по комнате.

— Ты хочешь, чтобы яспросил ее о чем-нибудь? — Он говорил медленно, делая ударение на каждом слове. — Я обычно спрашиваю логику, а не старую шарлатанку.

Нед и Дженни одновременно воскликнули.

— Она не шарлатанка! — возмущенно заявил Нед.

Однако Дженни разгневанно уперла руки в бока совсем по другой причине.

— Тридцать, — заявила она, — это совсем не старость!

Нед посмотрел на нее округлив глаза. Мертвая тишина воцарилась в комнате. Можно представить, до какой степени она раздражена, если полностью позабыла роль мадам Эсмеральды. Нет, она говорила как оскорбленная женщина.

И это не укрылось от внимания маркиза. Взгляд золотисто-карих глаз скользнул по ее повязанной платком голове, остановился на кричащей юбке, полностью скрывавшей талию. Этот взгляд словно обладал способностью видеть сквозь многочисленные слои ее жалких одежек. И оценивал он ее определенно как мужчина. У Дженни задрожали руки.

Он отвернулся. Странная ухмылка, презрительный вздох… Она, похоже, его больше не интересовала.

Дженни была не леди, ее социальное положение ничего не значило для лорда Блейкли. Она вовсе не та женщина, при встрече с которой на улице принято приветственно снимать шляпу. Ей следовало бы уже давно привыкнуть к такому отношению, но под всей броней из множества юбок она почувствовала себя хрупкой, как кучка высушенных картофельных очисток, готовых разлететься от любого дуновения ветра. Дженни так сжала кулаки, что ногти буквально впились в ладошки.

Мадам Эсмеральду не должны заботить мужские интересы. Мадам Эсмеральда никогда не позволяет себе сердиться. Дженни проглотила комок в горле и таинственно улыбнулась.

Ярд — мера длины, равная 3 футам, или 91,44 см. ( Здесь и далее примеч. пер. )

Источник:

www.rulit.me

Книга Доказательство любви - Милан Кортни скачать бесплатно, читать онлайн

Доказательство любви О книге "Доказательство любви"

Маркиз Гарет Кархарт, талантливый ученый и богатый аристократ, пытается оградить младшего брата от влияния авантюристки Дженни Кибл, но вскоре сам попадает под власть ее чар. Чувствуя привязанность к этой удивительной женщине, переживая упоительные моменты неведомого прежде плотского наслаждения, он по-прежнему не желает понять, что дружба и любовь не подвластны строгой научной логике. Дженни старается разрушить фундаментальные основы его мировоззрения, но приходит в отчаяние оттого, что не может научить Гарета быть счастливым и дарить счастье другим, и решает уйти из его жизни…

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Доказательство любви" Милан Кортни бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Скачать книгу Мнение читателей

И заканчивается роман как всегда - он ничем не погрешил против жанра, но погрешил против исторической правды

Отзывы читателей Подборки книг

Новогодние и рождественские книги

Сложное искусство гейши

Романы про принцесс

Похожие книги

Гаврилова Анна Сергеевна

Мария Метлицкая, Муравьева Ирина Лазаревна, Трауб Маша, Борисова Ариадна, Карпович Ольга, Нестерина Елена Вячеславовна, Гольман Иосиф Абрамович, Артемьева Галина Марковна

Источник:

avidreaders.ru

Глава 16

Название книги Доказательство любви Милан Кортни

У Гарета ушел час, чтобы отсрочить, именно отсрочить, а не унять гнев герцога Уарского, вызванный поступком Неда, попросту проигнорировавшего его, не представив даже слабого подобия объяснений. Он провел еще час, виновато вытаскивая Уайта с ужина в семейном кругу и рассылая вместе с ним соглядатаев в глубины лондонского дна. Было уже одиннадцать часов вечера, когда Гарет получил известие о своем кузене.

Сгустилась полночь, когда он вошел в жарко натопленную комнату, заполненную плотными клубами сигарного дыма и резкими звуками игральных костей. У Гарета еще жила надежда, что его посланник ошибся, но вдруг в углу комнаты он заметил Неда. Пьяный, тот сидел за картами в этом богом забытом притоне, вместо того чтобы вести переговоры с Уаром о своем будущем.

Гарет был слишком потрясен, чтобы сердиться.

Он подошел к столу. Гарету никогда не надо было лишнего повода, чтобы почувствовать себя некомфортно и скованно в компании окружающих. Однако сейчас ему и вправду казалось, будто у него внутри все окаменело. Приятели Неда, развалившись, полулежали, полусидели на стульях вокруг обтянутого зеленым сукном стола, вытянув свои члены под странными, неестественными углами. Их галстуки в лучшем случае были расстегнуты. Один черноволосый с красным лицом джентльмен повязал свой галстук вокруг шеи сидящей рядом полногрудой женщины. Липкие, треснутые стаканы были составлены на край стола.

– Сколько там в банке? – Краснолицый парень закончил раздачу, шесть стопок по три карты в каждой.

Нед посмотрел на россыпь карт, лежавших на столе, безо всякого интереса.

– Черт бы меня побрал, если я знаю. Какая разница?

– Две тысячи, – откликнулся кто-то еще, и Гарет нахмурился.

Джентльмен с развязанным черным галстуком впился взглядом в свои карты.

– У меня есть кое-что получше. – Он потянулся в карман сюртука и вытащил оттуда смятый лист бумаги. – Это частный зверинец. Я выиграл его прошлой ночью. Несколько львов, очевидно. Табун полосатых лошадей, зовущихся зебрами. И, прямо из Африки, слон.

Гарет снова нахмурился. Мушка1 опасная игра, с резко растущими ставками, которая погубила многих беспечных игроков. И совсем уж отталкивающе она выглядела, когда один из игроков ставит деньги, а другой – слонов.

– Нед, – позвал Гарет.

Без ответа. Приятели Неда подняли голову и обменялись взглядами.

– Нед, – повторил он, на этот раз уже громче.

1 М у ш к а – старинная карточная игра.

Нед, очевидно, его услышал, поскольку склонил голову набок. Однако вместо ответа тот потянулся за картами и разложил их одна за другой в руке.

Его очередь была пасовать, двойка бубен выпала из рук.

– Нед, – сказал Гарет, – ты должен пойти со мной после того, как закончишь партию. Еще есть шансы поправить дело, даже сейчас.

Нед громко зевнул, прикрыв рот рукою. Его друзья прятали смешки за раскрытыми перед ними картами, нервничая, что Нед осмелился бросить вызов своему всесильному кузену. Однако Нед даже не посмотрел на него. Вместо этого он сделал ход тройкой треф.

– Послушай, – попробовал еще раз воззвать к нему взбешенный Гарет. – Это сумасшествие. Ты не вставал с кровати два дня. А потом, именно в тот вечер, когда ты мне нужен, ты скрываешься. Разговор с Уаром занятие малоприятное, и я затеял его не ради собственной выгоды. Герцог задумал убить тебя. Я не могу осуждать его.

Нед выложил свою последнюю карту. Это была его самая большая карта – девятка бубен. И поскольку пики были козырями, он проиграл еще раз.

– Снова проигрыш, Кархарт. – Краснолицый похлопал Неда по плечу.

Нед закрыл глаза, и удивительное дело – он улыбался. Это была странная гримаса. Гарет не мог подобрать ей точное определение. Боль, возможно, но не только. Происходящее не укладывалось у него в голове. Поведение Неда производило впечатление абсурда. Он протянул руку, чтобы взять Неда за плечо.

Нед не отшатнулся – это потребовало бы от мальчишки слишком много усилий, – а просто слегка отклонился в сторону. Пальцы Гарета скользнули по воздуху, и он сжал их в бессильной агонии.

«Вы просто хватаете, протыкаете и пришпиливаете. Самые важные в жизни вещи нельзя собрать, как пачку бумаги, чтобы написать монографию».

Он не понял тогда, что имела в виду Дженни. Его это совсем не волновало. Он осознал все только теперь.

Как же пугающе, как сильно волновало это его сейчас. При виде серого и безнадежного Неда он почувствовал, будто кто-то сжал его сердце ледяным кулаком. Она наделила Гарета даром чувствовать симпатию. Но она не дала ему знаний, как помочь. А Гарет не мог ничего предложить сам – ничего, кроме бумаг и доказательств.

Нед отвернулся от Гарета. Потом он снова стал поворачивать голову, пока их глаза не встретились.

– Нед, – попытался вести себя строго Гарет, – если ты не покинешь сейчас это место как разумный человек, я… я…

– Ты – что? Я не боюсь тебя. Что ты можешь сделать? Разрушить мою жизнь более, чем я это сделал сам? Да ладно. Видишь, когда меня ничего не волнует, ты не можешь достать меня.

Гарет чувствовал себя так, будто все его нервы были отсоединены – временно – от позвоночного столба, будто его мозг утилизировали в результате какого-то чудовищного эксперимента в лаборатории доктора Франкенштейна. Его желания и стремления просто прекратили существовать. На краткий миг он ощутил себя в шкуре Неда, взглянул на мир его затуманенным адской темнотой взором.

Когда ему было двадцать один, он однажды уже чувствовал себя так. Его жизнь была разрушена, по крайней мере, он так думал. Гарет бежал из лондонского общества. Он убедил себя, что его ничто не волнует, не заботит. Однако он лгал себе.

И теперь его заботил Нед. Он тревожился о нем так, что руки его дрожали, и ему казалось, что его грудь сдавила тяжелая каменная глыба. Он беспокоился о нем в бессильной, беспомощной ярости, потому что ему не на кого было наброситься, некого поразить. У него не было слов, чтобы их высказать, не было врагов, чтобы их победить. В эту секунду он был готов вызвать весь мир на поединок ради своего кузена.

Гарет по-прежнему пребывал в том же странном состоянии, его разум не слушался его тела, когда он вышел из комнаты. Возможно, Нед будет действовать разумно, если дать ему шанс прийти в себя. Возможно, глоток холодного, свежего воздуха – вдали от этой пропитанной дымом и виски комнаты – развеет смятение и путаницу, царящие в голове Гарета.

Однако альтернатива также пришла ему в голову – он просто убегает от проблемы, с которой не способен совладать. Потому что, когда он сбежал по лестнице в ночную тьму, выяснилось, что туман в его голове и не думал рассеиваться. Гарет шел пешком, поскольку ноги были единственными органами его тела, которые сохраняли способность ему подчиняться.

У него заняло некоторое время, чтобы осознать, что не спертый воздух притона виновен в его состоянии. Рассуждая рационально, Гарет прекрасно понимал, как поступить в этой ситуации. Умыть руки и оставить попытки привести своего кузена в чувство. Изыскать какой-нибудь другой способ спасти его имения и состояние от неминуемого разорения. Нет, дело было вовсе не в способности разумно мыслить – рассудком он прекрасно понимал, как следует поступить. Лишь его сердце было в смятении.

Его воротник полностью промок от дождя. Лондон обрушивал мерзкий дождь на любого, осмелившегося выбраться на улицу ночью. Неужели прошло всего несколько недель с тех пор, как он впервые поцеловал Дженни?

Если бы только он никогда не вмешивался в это дело. Если бы он позволил продолжаться этим странным отношениям между Недом и Дженни.

Но нет. Он вмешался в них, уверенный, что поступает правильно. И он выиграл. Он победил Неда и доказал, что мадам Эсмеральда обманщица.

Черт возьми. Дженни была права в тот день, когда устроила ему разнос у модистки. Он не понимал, что может произойти. Он расколол Неда на куски, как она тогда его и предупреждала.

Гарет сжал руки в кулаки, словно отрицая свои собственные мысли. Нет. Он доведет дело до конца, он добьется того, чтобы все было правильным. Он – маркиз Блейкли, и его превосходство не может быть напрасным.

Он подумал о Дженни. Как он сможет признаться ей в лицо, что он наделал? Кроме того, разумно решил Гарет, уже поздно, и она вряд ли захочет его видеть. Он мог лишь надеяться, что ее утро окажется более благоприятным, чем его вечер.

Даже если не принимать во внимание отсутствие Гарета прошлой ночью, первая же утренняя встреча вовсе не добавила ей радости.

– У меня нет денег. – Произнеся эти ужасные слова, она в оцепенении сжала руки.

Недовольная морщина прорезала лоб ее домовладельца.

– Что значит, у вас их нет? У вас всегда была арендная плата, и всегда вовремя. Значит, завтра, да?

Конечно, она всегда платила вовремя. Она всегда была мадам Эсмеральдой, окруженной внимательными, щедрыми клиентами и защищенной солидным по ее меркам банковским капиталом. Мадам Эсмеральда была той прочной скалой, тем камнем, на котором она построила свой мир. А теперь мадам Эсмеральда рассыпалась в прах, как то тряпье в камине, и завтра она по-прежнему будет всего лишь Дженни Кибл.

А у Дженни Кибл есть только неполных три фунта, при том что квартирная плата составляет шесть. Даже если ей удастся наскрести денег и заплатить хозяину, как она будет жить? Да, у нее будет прекрасное и удобное жилье, но ей же надо и чем-то питаться. Кроме того, ей следует быть бережливой, пока она не придумает новый план. Будучи мадам Эсмеральдой, она нуждалась в просторном жилье. Ей нужна была специальная комната, магический кабинет, отделенный от жилой площади. Коммерческая необходимость – ложь, сообщаемая ею клиентами в этой тщательно продуманной таинственной атмосфере, – того требовала.

Но теперь ей больше не нужно просторное жилище, и она не могла позволить себе такую цену.

Если она решит остаться в Лондоне, ей придется перебраться в более доступное по цене жилище. При мысли об этом Дженни глубоко вздохнула. Если она останется в Лондоне?

– Что, если я заплачу вам за неделю? – спросила она, отчаявшись принять решение.

– Я не сдаю жилье по неделям. В этом нет выгоды – недельные съемщики приходят и портят мои прекрасные стены, да, именно так, они поступают именно так.

– Я заплачу вам за неделю целый фунт, – произнесла со вздохом Дженни.

Искра интереса зажглась в его совиных глазках.

– Фунт, – задумчиво, словно смакуя, произнес он. Его губы бесшумно задвигались, будто он высчитывал с точностью до пенса, сколько она предлагает переплатить. – И вы внесете всю квартирную плату целиком на следующей неделе, да, да. Я, так и быть, сделаю для вас исключение на этот раз, потому что мы знаем друг друга уже много лет, да. Но только один раз.

Он еще раз покачал головой и взял ее деньги.

Если я останусь здесь. Экономия требовала, чтобы она подыскала себе другое место для жилья. Почему же ей так претит даже сама мысль об этом? Дженни вздохнула и, закрыв дверь, вошла в дальнюю комнату. Она открыла стоящий там старенький деревянный комод.

То самое платье в кремово-красную полоску, которое Гарет однажды заставил ее надеть, лежало на месте, аккуратно завернутое в бумагу. На ощупь оно казалось тоньше любой одежды, бывшей у ней до сих пор. Сколько она могла бы за него выручить? Десять фунтов? Пятнадцать? Она не представляла, сколько стоит подобное платье, поскольку никогда не покупала для себя такую одежду.

Пятнадцать фунтов. Она сможет продержаться на эти деньги целый год, если снимет койку в дешевой гостинице. Однако, даже не учитывая того факта, что ей будет там невесело или некомфортно, она должна была заставить себя признать очевидную истину. Если она и остается в Лондоне, то только по одной причине. Из-за Гарета.

А Гарета уж точно не будет, когда она переберется в одну из тех ночлежек, где сможет себе позволить жить на пятнадцать фунтов в год. С тем же успехом она могла бы отправиться и в Марокко. Его изысканная натура едва выносила вид этих комнат, какими бы чистыми и ухоженными они ни были. Так называемая гостиница, а скорее ночлежка, населенная тараканами и вшами, приглянется ему еще менее, чем ей. Что же касается попыток найти гостиницу, владельцы которой позволят посещения джентльменов… Нет, не было вообще никакой надежды получить приличное жилье.

Нет. Пятнадцать фунтов, которые она получит за проданное платье, могут быть лишь временным решением. Оплата этого жилья за три месяца. Пятнадцать фунтов дадут ей время и возможность расследовать пропажу в банке, поразмыслить, что можно сделать, чтобы спасти ее сбережения. Она сможет тщательно обдумать представляющиеся возможности, взвесить все за и против. Добиться каких-нибудь результатов, побороть панику. Этого должно хватить на три летних месяца. Три месяца его прикосновений… Будучи предельно откровенной с самой собой, она не могла ожидать большего. Навозные жуки – не собаки.

И в конечном итоге у нее останется еще достаточно денег, чтобы уехать из Лондона, если она решит так поступить.

Это было совсем не то, на что она надеялась в своих тайных мечтах. Но в этом заключалась и причина того, что она держала эти глупые желания втайне.

Шел четвертый день драгоценной недели Дженни. Две ночи его прикосновений, четыре дня скитаний по городу. Чтений объявлений. Попыток найти хоть какую-нибудь возможность будущего.

Дженни провела четыре дня бесплотных надежд и по-прежнему не знала ответа на вопрос, буквально пожиравший ее изнутри, – как ей остаться любовницей Гарета, не став его содержанкой?

Ответ, наконец, пришел к ней на четвертый вечер. Как обычно, Гарет вошел в ее комнаты, когда лучи заходящего солнца окрасили улицы в красный цвет. Он имел формальный, торжественный вид: черный фрак, хрустящая белая рубашка, жилет в желтую полоску и шелковый галстук.

– Ты собираешься куда-нибудь сегодня? – спросила она.

Он пожал плечами, несколько более сдержанно, чем обычно.

– Не думаешь ли ты посетить оперу в этой квартирке?

– Увидишь, – произнес он, – просто закрой глаза.

Она так и сделала и устремила к нему лицо, ожидая поцелуя. Вместо этого его руки приподняли ее роскошные волосы, оголяя плечи. Он зашел ей за спину. И потом холодные, тяжелые камни опустились на ее шею.

Ее глаза внезапно раскрылись, когда он защелкнул замочек на шее. Она не могла понять, что он ей преподнес, пока не нащупала тяжелые камни на своей груди. Гигантские сапфиры, толщиной с большой палец руки, в обрамлении искусной золотой оправы. Самый большой камень подвески был словно наполнен изнутри глубоким, чистым голубым цветом, покоясь в ложбинке на ее груди. Ожерелье тяжким грузом давило на плечи.

Эта вещь, должно быть, стоила тысячи фунтов.

Ей казалось, что она весит тысячи фунтов.

Дженни попыталась нащупать застежку. Крючок выскальзывал из рук.

– Сними это с меня, – попросила она дрожа, не в состоянии думать.

– Тебе не понравилось. – Он тщательно произнес каждое слово, взвешивая их в уме, будто это один из гостей за его столом сообщил ему, что вино действительно превратилось в уксус.

– Конечно, мне оно понравилось. Оно прекрасно.

Однако ворот ее платья обтрепался, и из него торчали редкие нитки. Рядом с этими серыми нитками сияние драгоценных камней казалось нелепым и неуместным. Наконец ей удалось расстегнуть ожерелье и снять его с шеи. Она сложила спутанный клубок камней в его карман.

– Мне они нравятся. Но… не надо.

Как же ему объяснить? Не надо удешевлять это. Не надо превращать в деньги.

– Не надо платить мне, – наконец прошептала она.

Возможно, то, что она имела в виду, было – не надо искушать меня. Потому что она не хочет быть на содержании у мужчины, а получится именно так, согласись она принять этот подарок. Камни душили ее, словно крича, что она просто вещь, купленная вещь, которую можно выбросить в любой момент, едва только она наскучит обладателю.

– Это ведь не деньги, – наконец выговорил он. – Это украшения. Как я, по-твоему, должен поступать в тех условиях, в которые ты меня поставила? Покупать украшения? – Его голос проникал в нее, мрачный и обиженный.

– О каких условиях ты говоришь? Я не хочу от тебя вещей.

Уголки его губ опустились.

– Проклятье. Все снова не так. Я знаю, я должен был спросить Уайта. – Он посмотрел на нее. – Очень хорошо. Я не могу дать тебе мебель. Я не могу дать тебе украшения. Скажи мне, что я могу тебе дать?

Если бы между ними все было просто, она взяла бы и его деньги, и его ожерелье. Но что дальше? Она бы сама захлопнула на себе ловушку. Едва она примет что-нибудь от него, он начнет ее презирать. Это возвысит его над ней. На что же в таком случае ей надеяться?

Только на то, что он будет желать ее даже после того, как завоевал ее тело. На то, что она не потеряет собственное уважение, не даст ему свести себя до горстки полированных камушков.

Он приподнял ее голову за подбородок.

– Что ты хочешь, Дженни?

Она хотела его, хотела то неуклюжее и заносчивое существо, каковым он и являлся. Но это было не все.

Гарет не отрываясь смотрел ей прямо в глаза, и Дженни подумала обо всем том, к чему она в своей жизни стремилась. Уважение за свои собственные достижения. Независимость. Его любовь, свободную от всех осложняющих обстоятельств. Однако ни один из этих ответов не казался ей правильным, едва она пробовала произнести их.

Слово, которое так отчаянно искала она, подумала Дженни, – замужество. Ах, безусловно, она не имела в виду освященное англиканской церковью единение супругов, торжественное венчание со священником и многочисленными приглашенными. Слишком нереально, чтобы даже мечтать об этом. Но она хотела союза. Нечто, что удалось бы пронести через все радости и невзгоды совместной жизни. Союз, в котором подарки задумывались как проявление доброты и желания порадовать близкого человека, а не как финансовая подачка, ставящая одну сторону в унизительную зависимость от другой.

– Гарет, – Дженни снова споткнулась, произнося его имя, – я не уверена в том, что хочу. Но я точно не желаю таких отношений, когда ты покупаешь мое участие холодными камнями.

– А существует иной вариант? – спросил он тихо.

– Вариант, при котором… – медленно произнесла она и остановилась.

Она хотела его уважения. Она хотела, чтобы он никогда не посмотрел больше на нее свысока. Она хотела, чтобы он выбросил эти холодные камни, хотела, чтобы пропасть между ними – его титул, ее нищета – развеялась как дым на ветру. Одна мысль о зависимости от него сводила ее с ума. Она не могла себе позволить зависеть от него, потому что в один прекрасный, в один ужасный момент он покинет ее.

Так Дженни получила, наконец, ответ на свой вопрос. Как ей остаться любовницей Гарета, не становясь его содержанкой?

Вопрос заключался лишь в том, займет это три месяца или три дня.

Еще один день близился к завершению, когда в дверь постучали.

Дженни подняла взгляд. Лучи весеннего солнца пробивались через входную дверь, которую она приоткрыла, чтобы дать доступ воздуху. Хлопья пыли взвихрились в потоке спокойного вечернего света, ворвавшегося в ее комнату вместе с застывшей на пороге фигуркой молодой девушки. Он освещал ее светло-каштановые волосы, собравшись перед ней в светящееся и сияющее облако. Дженни вскочила, пульс ее забился сильнее, она узнала представшую перед ней незнакомку.

– Перышко! – вскричала Дженни. – Простите, я имела в виду… мисс Эдмонтон, не так ли? Что вы здесь делаете?

Сестра Гарета была одета в изящное дорожное платье в черно-белую полоску, с высоким накрахмаленным воротником, обрамляющим ее миловидное личико, и узкими манжетами, подчеркивающими изящные запястья. В руках, на которые были надеты белоснежные перчатки, она сжимала расшитый блестящими бусинами ридикюль.

– У меня вопрос к вам.

Дженни нахмурилась, представив себе реакцию Гарета, обнаружившего свою сестру мило беседующей с женщиной, с которой он спит.

– Мисс Эдмонтон, – спокойно заметила Дженни, – я обязана уведомить вас, что вовсе не являюсь предсказательницей судьбы, чтобы ни говорил Нед. Все это были выдумки.

Мисс Эдмонтон воздела руку к губам, пытаясь учтиво скрыть охватившие ее испуг и смятение.

– Меня зовут, – продолжала она, – Дженни Кибл. – И ваш брат пообещал однажды, что уничтожит меня, если узнает о моих с вами контактах.

Мисс Эдмонтон пожала плечами.

– Я не… словом, мне не с кем больше поговорить. А мне очень нужен совет.

– Больше не с кем посоветоваться? – Дженни припомнила все, что знала о семье Гарета. Совсем немного. Мать – умерла. Дед – умер. Отец мисс Эдмонтон был жив, но, если верить Гарету, был совсем недалеким человеком. Опять-таки, это если верить Гарету. Подобного рода обвинения весьма часто встречались в его суждениях об окружающих, вне зависимости от того, заслуживали они этого или нет.

– Я уверена, ваш брат, ваш отец… Любой из них представляется лучшей кандидатурой, чем я.

Сестра Гарета покачала головой:

– Мадам, то есть миссис Кибл, это женская проблема. – Она еще крепче сжала в руках свой изящный ридикюль. – Я не могу поговорить об этом со своим братом. Понимаете, у меня нет матери. Я должна выйти замуж через несколько месяцев, в конце сезона. И у меня только что произошел этот разговор с… ну… с моей тетушкой Эдмонтон.

– Да, миссис Кибл. Этот разговор.

Дженни закрыла глаза.

– Я действительно должна вам признаться. Я – мисс Кибл.

Мисс Эдмонтон сделала недовольную гримасу:

– Правда? Проклятье. Я надеялась, что хотя бы тот факт, что вы вдова, окажется правдой. Итак, вы не знаете, что происходит в ту ночь, когда…

– На самом деле, – перебила ее Дженни, – я знаю. И именно поэтому вам следует поговорить об интересующем вас вопросе с кем-либо еще. Вам не пристало обсуждать это со мной.

Яркий румянец залил щеки мисс Эдмонтон. Едва сдержавшись, она зажала рот рукой. Дженни ожидала, что молодая леди отвернется от нее, резко взмахнув юбками.

Но то, что вместо этого сказала леди, было:

– Превосходно. Мне как раз и нужно знать то, что «не пристало», как вы выразились. Вы ответите на мои вопросы?

Дженни подумала о том, что сказал бы Гарет, если бы обнаружил свою сестру в этой комнате, задающую неудобные вопросы. Он придет в ярость. И она не может его в этом обвинять. Нежно воспитанная молодая леди ни при каких условиях не должна проводить время с такой женщиной, как она. Голоса из прошлого окружили ее, насмешливые и обвинительные. Эта Дженни Кибл, шептали они. Ей не следует ни в чем доверять.

Дженни устала от постоянного присутствия в ней этих воспоминаний. Чего бы она ни достигла в этой жизни, эти грубые и жестокие голоса никогда не умолкнут. Она на мгновение дотронулась рукой до пояса, к которому был прикреплен ее кошелек. Ее три фунта превратились в шестнадцать с мелочью после продажи платья. Дженни еще не решила, уедет ли она через три дня или через три месяца. Если Гарет их застанет, его реакция сильно упростит ее решение.

– Посмотрим, – ответила Дженни. – Вы выпьете со мной чая?

Десять минут спустя они, уютно устроившись, сидели за кухонным столом Дженни. Мисс Эдмонтон торжественно наблюдала за тем, как Дженни разливает чай в чашки. Потом леди взяла свой чай и сделала деликатный глоток.

– Я даже не знаю, с чего начать. Это так ужасно, я просто не могу вымолвить ни слова.

– Ерунда, – возразила ей Дженни. – Давайте начнем с начала. Что вам сказала ваша тетя?

Мисс Эдмонтон снова покраснела.

– Моя тетя сказала, что муж войдет в мою комнату и задерет мою юбку. А потом он войдет в меня. Она сказала, это больно. Она предложила, чтобы я сжала зубы и представила, будто нахожусь где-то в другом месте, пока он это будет делать.

Дженни внимательно посмотрела на нее.

– Да. Надо полагать, вам будет больно, если вы поступите так. Господи Всемогущий.

– Что вы имеете в виду? Существует менее болезненный способ сделать это?

– Представьте себе, что вы находитесь на втором этаже дома. Как вы спуститесь? Спрыгнув с балкона или сойдя по лестнице?

Мисс Эдмонтон с надеждой взглянула на нее.

– По лестнице. Вы пытаетесь мне сказать, что моему мужу не обязательно входить в меня?

Дженни покрылась румянцем.

– Нет. Эта часть обязательна. Но если он сделает это медленно, если он проявит заботу о вас, если он дождется вашей готовности, после первого раза это не будет больно. И возможно, не будет больно даже в первый раз.

Дженни слышала голоса и шаги на улице. Даже сюда, в самую отдаленную от входа комнату, добирались сквозняки. Она оставила входную дверь открытой, и это было прекрасно. И она, и мисс Эдмонтон получали возможность насладиться прохладой.

На лбу молодой леди выступили едва заметные капельки пота, капельки, которые не могла замаскировать даже превосходная рисовая пудра.

– Но – та вещь, что он положит в меня, – она большая?

– Если вам повезет, – пообещала Дженни.

– И он будет заставлять меня делать это каждую ночь? Иногда даже и не один раз?

Дженни постаралась не думать о старшем брате мисс Эдмонтон.

– Если вам повезет.

– И он захочет, чтобы я делала все эти гадкие вещи своим ртом?

Если вам повезет, он сделает вам то же самое.

Дженни зажмурила глаза.

– Мисс Эдмонтон, – сказала она, – все эти вещи настолько индивидуальны. Они зависят от вашего мужа и от ваших собственных предпочтений. Почти все, что захочет от вас ваш муж, может доставить вам удовольствие, если вы любите и уважаете его. Вы просто должны расслабиться. Если он будет добр к вам, а вы будете добры к нему, то поймете, что в большинстве случаев брачные отношения достаточно приятны.

Повисла долгая пауза. Дженни могла только предполагать, о чем думает сейчас другая женщина.

– А правда ли, – наконец прошептала мисс Эдмонтон, – что если я не сделаю то, что он мне прикажет, он побьет меня?

– Нет, – раздался резкий, мрачный голос. – Потому что, если он так сделает, ты немедленно мне все расскажешь, и я убью его.

Мисс Эдмонтон резко вскрикнула, и Дженни широко открыла глаза. Гарет стоял, полускрытый тенями, заполнившими ее темный коридорчик. Когда он подошел к ним ближе, Дженни увидела на его лице гримасу. Она хотела бы снова закрыть глаза, чтобы стереть из своей памяти его гневное и яростное выражение. Могла ли она поступить хуже, чем рассказать его девственной сестре о сексуальных отношениях?

Он старался избегать ее взгляда, и ее сердце бешено забилось, готовое выпрыгнуть из грудной клетки.

– Пойдемте, Лаура, – сказал Гарет. – Достаточно этих вопросов. Я лучше отвезу вас домой.

Если он собирался ненавидеть ее, решила Дженни, она даст ему для этого настоящий повод.

– Нет, Лаура, – возразила она. Ее собственный голос казался ей более глубоким, и, возможно, более таинственным, чем он был на самом деле. Так, будто она снова примерила на себя личину мадам Эсмеральды. Но это не так. В этот раз говорила именно Дженни Кибл. – Послушайте меня. – Она понизила голос, и Лаура наклонилась поближе. – И забудьте пока о нем. Никогда не совершайте ошибки, поверив, что как женщина вы должны подчиняться мужским правилам: что если ваш муж бьет вас, то у вас есть только два выхода – либо подчиниться, либо найти мужчину, который бы вступился за вас. Потому что, когда наступит такой момент, и он поднимет на вас руку, рядом не будет другого мужчины, чтобы вас защитить. Ни сразу, ни, возможно, и через несколько дней. Мужчины уходят. Это их природа. И если такое с вами случится, вы спасете себя сами.

– Однако по закону…

– Черт с ним, с законом. Если вы знаете, что хотите, вы придумаете, как того добиться. Касается это отношений с людьми или нет. И никакой муж, или брат, или… – она украдкой бросила взгляд на Гарета, который с каменным выражением лица наблюдал за происходящим, – или любовник никогда вас не остановят. Поверьте мне, это правда.

– Вы же сказали мне, что не можете увидеть будущее.

– Да, не могу. Но я вижу настоящее. – Дженни положила руку на плечо молодой женщины. – То, что вы сделали, – пришли ко мне сегодня и задали все эти вопросы, – было очень храбрым поступком. Храбрость значит гораздо больше, чем физическая сила. Помните об этом. Сегодня я увидела сильную женщину.

– Возможно, ваш брат сумеет защитить вас. Но если вам что-нибудь понадобится, вы защитите себя сами.

Руки Лауры сжались.

– Достаточно, – наконец произнес Гарет. Его зубы были плотно сжаты. Он не смотрел на Дженни – он даже не смотрел на свою сестру. – Более чем достаточно. Пойдемте, Лаура.

– Блейкли, – попыталась объясниться мисс Эдмонтон, – я только хотела…

– Вы выскажете все ваши «только» по дороге домой.

Источник:

litresp.ru

Кортни Милан Доказательство любви в городе Курск

В представленном интернет каталоге вы имеете возможность найти Кортни Милан Доказательство любви по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт России, например: Курск, Самара, Ульяновск.