Каталог книг

Михаил Окунь Втроем

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.» Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Михаил Окунь Втроем Михаил Окунь Втроем 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Кролики Раскольникова Михаил Окунь Кролики Раскольникова 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Граненые стаканчики Михаил Окунь Граненые стаканчики 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Вечно покойные Михаил Окунь Вечно покойные 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Последняя цифра на свете Михаил Окунь Последняя цифра на свете 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Дорога из розового кирпича Михаил Окунь Дорога из розового кирпича 10 р. litres.ru В магазин >>
Михаил Окунь Малышка из квартала Роппонги Михаил Окунь Малышка из квартала Роппонги 10 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Втроем - Окунь Михаил - читать бесплатно электронную книгу онлайн или скачать бесплатно

Михаил Окунь Втроем

Тут находится электронная книга Втроем автора Окунь Михаил. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Втроем в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Окунь Михаил - Втроем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Втроем 31.94 KB

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Со случайно встреченным приятелем он выпил ноль семь какой-то винной бурды «у Геракла» — в небезызвестном месте, где в нише за спиной древнегреческого Шварценеггера, в вольной позе стоящего на паперти Инженерного замка, для страждущих всегда был наготове граненый. А от нескромных взглядов надежно защищала широкая спина первого культуриста.

Разговор, несмотря на выпитое, не клеился — они не сходились ни по одному пункту, какую тему ни возьми, а потому, дабы окончательно не поссориться, поспешили разойтись.

«Трудно стало с людьми ладить», — проскользнула в его голове клишированная мысль, но не успел он заметить, как это произошло — а вот уж ведет он бойкий разговор с двумя молоденькими девушками, стоящими на набережной Фонтанки.

Непитерский говор выдавал в них приезжих. И действительно, были они из русскоязычной области Украины, из старых казачьих мест, откуда, кстати, произошел «первый красный офицер» Клим Ворошилов и где Оксана (так звали одну из девушек) должна была бы величаться Аксиньей.

Вторую девушку звали Яна, и если ее светловолосая подруга была, как он определил, «средненькой» — и фигурой, и лицом, то красота Яны относилась к южному типу. Невысокая брюнетка с темно-золотистым оттенком кожи, который являет собой как бы вечный загар, с широкими бедрами, с развитой грудью, но в то же время еще не успевшая вступить в зрелую женскую полноту.

Первые же минуты разговора выдали и разницу в характерах подруг — если Оксана была разговорчивой и непосредственной, то Яна молчаливой и довольно язвительной. И, безусловно, ведущей в дуэте.

— Сколько вам лет? — с неким намеком спросила его Оксана.

— А сколько дадите?

— Прокурор дает, — отпустила она шутку с длинной бородой. — Ну, лет тридцать семь — тридцать восемь.

— Это я сегодня плохо выгляжу. Обычно дают меньше. А вообще сорок два.

— Больше, чем нам, вместе взятым, — вступила Яна, — и все девушек клеите. Не поздновато?

— Что вы — я еще только жить начинаю.

Так, болтая, они вошли в Летний сад, прогулялись вдоль Лебяжьей канавки и приблизились к «Амуру и Психее».

— Она никогда не видела его лица во время этого… Как эротично! — проявила Оксана знание мифологии.

— Увидела, а он потом — тю-тю, и вся эротика, — усмехнулась Яна.

— Еще бы, — сказал он, — во сне горячим маслом плеснули. Тут любой сбежит.

— И все-таки, девчонки, самая эротичная скульптура здесь не эта.

Он подвел их к «Сатурну»: мускулистый длиннобородый старикан, бог времени, жадно приступал к поеданию младенца — одного из своих многочисленных сыновей.

— Вот. В детстве я этой статуи очень боялся. Видите, как старый обалдуй закусил животик — чем не эротика с элементами садизма?

— Да уж — вцепился, как в гуманитарную помощь, — сказала Яна. Сравнение его покоробило.

Они вышли на набережную Невы.

— А не выпить ли нам вина в честь знакомства, девочки? — игриво спросил он.

— Любите сообразить на троих? — Яна окинула его ироническим взглядом.

— Еще бы! — резковато ответил он и мысленно добавил: «А потом оттрахать обеих собутыльниц, если они такие симпатичные, как вы».

Они купили бутылку вина и выпили ее, сидя на лавке Марсова поля. Обошлись без стакана. Из дальнейшего разговора выяснилось, что приехали подруги без особого дела, просто посмотреть город, и должны были остановиться у дальних родственников Оксаны. Но тех почему-то не оказалось, и у девушек были основательные подозрения, что они в отъезде — ночь пришлось пересидеть на вокзале, а родственники не появились и на другой день.

После следующей бутылки он пригласил их остановиться у него.

Они приехали в окраинный район, заполненный столь любимыми в стране геометрическими телами — поставленными на попб или лежащими на боку параллелепипедами.

Сели за стол. Яна, как тут же выяснилось, любила основательно поесть, и он стойко наблюдал скоропостижную кончину своих консервных припасов — всех этих килек в томате, «завтраков туриста» и даже таинственной кукумарии с морской капустой, навязанной в незапамятные времена в нагрузку к чему-то более съедобному.

За ужином, естественно, выпили еще, развеселились, и уже весь мир сделался для них бесшабашным и нетрезвым. Включили телевизор. Шли новости. Пьяный диктор не мог выговорить слово «бадахшанский».

…Он сидел на диване между ними, по-щенячьи довольный жизнью. Потом они затеяли шутливую возню, во время которой он, почуяв, что от него чего-то ждут, притянул их головы к себе, и губы всей троицы слились. Он погасил бра. Чья-то рука заскользила по нему — от колена и выше, чьи-то губы прилепились к его шее, и без перехода он услышал шепот Яны:

— Оксанка, ты первая…

Та послушно и стала первой. При этом он все время ощущал сухой горячий язык Яны, проявлявшийся то здесь, то там, — и везде неожиданно, даже иногда мешая ему своими проникновениями во всевозможные образующиеся зазоры.

— Только не в меня! — задыхающимся голосом попросила Оксана.

— В меня. — будто эхом отозвалась Яна.

Уже мало что соображая, он, пересилив себя, oтоpвaлcя от влажного содрогающегося тела и в ту же секунду почувствовал припавшие к нему губы, которые и не дали пролиться ни капле…

Ночью он проснулся от холода. Оксана спала, завернувшись в одеяло. На кухне горел свет. Яна пила чай. В одной руке у нее был внушительных размеров бутерброд, тщательно укомплектованный маслом и сыром, в другой — нож с куском масла на лезвии. Она внимательно оглядела бутерброд, и, поколебавшись, не отправила масло обратно в масленку, а стала намазывать его сверху на сыр. — Устала я сегодня, — как бы оправдываясь, сказала она.

Днем они ездили в город — без него. Вечером его вопросы примерно повторялись. Отвечала обычно Оксана.

— Где сегодня были?

— Шлялись по городу. Были в Русском музее. А потом попали в Дом актера.

— «Попали»… Чего туда попадать — это теперь проходной двор. И что там?

— Пили кофе. Познакомились с одним писателем.

Оксана назвала фамилию.

— А, знаю… Десятка полтора сентиментальных рассказиков. Под пятьдесят, а все корчит из себя беспутного гения. Вечно пьян. Головой он усталый…

— То, что пьян, — его личное дело, — заметила Яна. — Глаза у него беззащитные, особенно когда без очков. А ты злой…

А ночи складывались, как стеклышки в калейдоскопе: элементы одни и те же, сочетания разные. Но и калейдоскоп долго крутить приедается…

Прошла неделя. Он провожал их на Витебском вокзале. Старик Сатурн дожевывал последние минуты.

Глаза у Оксаны были уже на мокром месте. Яна курила, сосредоточенно уткнувшись взглядом в асфальт перрона.

Он посмотрел на них и вдруг отчетливо понял, что стоит поезду отойти, как придут острые сожаления о каждом часе, не проведенном с ними — на прогулке, в кино, в кафе, в постели…

— Так мы нигде вместе и не побывали, — тусклым голосом выдавил он.

Яна подняла взгляд:

— Не огорчайся. Как говорят у нас хохлы, «нема дилов». У тебя же другие интересы…

— Другие?! — удивился он, но не нашелся, что ответить.

© 2007, Институт соитологии

Надеемся, что книга Втроем автора Окунь Михаил вам понравится!

Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Втроем своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Окунь Михаил - Втроем.

Ключевые слова страницы: Втроем; Окунь Михаил, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно

Источник:

www.isidor.ru

Читать онлайн - Окунь Михаил

Михаил Окунь Втроем

Со случайно встреченным приятелем он выпил ноль семь какой-то винной бурды «у Геракла» — в небезызвестном месте, где в нише за спиной древнегреческого Шварценеггера, в вольной позе стоящего на паперти Инженерного замка, для страждущих всегда был наготове граненый. А от нескромных взглядов надежно защищала широкая спина первого культуриста.

Разговор, несмотря на выпитое, не клеился — они не сходились ни по одному пункту, какую тему ни возьми, а потому, дабы окончательно не поссориться, поспешили разойтись.

«Трудно стало с людьми ладить», — проскользнула в его голове клишированная мысль, но не успел он заметить, как это произошло — а вот уж ведет он бойкий разговор с двумя молоденькими девушками, стоящими на набережной Фонтанки.

Непитерский говор выдавал в них приезжих. И действительно, были они из русскоязычной области Украины, из старых казачьих мест, откуда, кстати, произошел «первый красный офицер» Клим Ворошилов и где Оксана (так звали одну из девушек) должна была бы величаться Аксиньей.

Вторую девушку звали Яна, и если ее светловолосая подруга была, как он определил, «средненькой» — и фигурой, и лицом, то красота Яны относилась к южному типу. Невысокая брюнетка с темно-золотистым оттенком кожи, который являет собой как бы вечный загар, с широкими бедрами, с развитой грудью, но в то же время еще не успевшая вступить в зрелую женскую полноту.

Первые же минуты разговора выдали и разницу в характерах подруг — если Оксана была разговорчивой и непосредственной, то Яна молчаливой и довольно язвительной. И, безусловно, ведущей в дуэте.

— Сколько вам лет? — с неким намеком спросила его Оксана.

— А сколько дадите?

— Прокурор дает, — отпустила она шутку с длинной бородой. — Ну, лет тридцать семь — тридцать восемь.

— Это я сегодня плохо выгляжу. Обычно дают меньше. А вообще сорок два.

— Больше, чем нам, вместе взятым, — вступила Яна, — и все девушек клеите. Не поздновато?

— Что вы — я еще только жить начинаю.

Так, болтая, они вошли в Летний сад, прогулялись вдоль Лебяжьей канавки и приблизились к «Амуру и Психее».

— Она никогда не видела его лица во время этого… Как эротично! — проявила Оксана знание мифологии.

— Увидела, а он потом — тю-тю, и вся эротика, — усмехнулась Яна.

— Еще бы, — сказал он, — во сне горячим маслом плеснули. Тут любой сбежит.

— И все-таки, девчонки, самая эротичная скульптура здесь не эта.

Он подвел их к «Сатурну»: мускулистый длиннобородый старикан, бог времени, жадно приступал к поеданию младенца — одного из своих многочисленных сыновей.

— Вот. В детстве я этой статуи очень боялся. Видите, как старый обалдуй закусил животик — чем не эротика с элементами садизма?

— Да уж — вцепился, как в гуманитарную помощь, — сказала Яна. Сравнение его покоробило.

Они вышли на набережную Невы.

— А не выпить ли нам вина в честь знакомства, девочки? — игриво спросил он.

— Любите сообразить на троих? — Яна окинула его ироническим взглядом.

— Еще бы! — резковато ответил он и мысленно добавил: «А потом оттрахать обеих собутыльниц, если они такие симпатичные, как вы».

Они купили бутылку вина и выпили ее, сидя на лавке Марсова поля. Обошлись без стакана. Из дальнейшего разговора выяснилось, что приехали подруги без особого дела, просто посмотреть город, и должны были остановиться у дальних родственников Оксаны. Но тех почему-то не оказалось, и у девушек были основательные подозрения, что они в отъезде — ночь пришлось пересидеть на вокзале, а родственники не появились и на другой день.

После следующей бутылки он пригласил их остановиться у него.

Они приехали в окраинный район, заполненный столь любимыми в стране геометрическими телами — поставленными на попб или лежащими на боку параллелепипедами.

Сели за стол. Яна, как тут же выяснилось, любила основательно поесть, и он стойко наблюдал скоропостижную кончину своих консервных припасов — всех этих килек в томате, «завтраков туриста» и даже таинственной кукумарии с морской капустой, навязанной в незапамятные времена в нагрузку к чему-то более съедобному.

За ужином, естественно, выпили еще, развеселились, и уже весь мир сделался для них бесшабашным и нетрезвым. Включили телевизор. Шли новости. Пьяный диктор не мог выговорить слово «бадахшанский».

…Он сидел на диване между ними, по-щенячьи довольный жизнью. Потом они затеяли шутливую возню, во время которой он, почуяв, что от него чего-то ждут, притянул их головы к себе, и губы всей троицы слились. Он погасил бра. Чья-то рука заскользила по нему — от колена и выше, чьи-то губы прилепились к его шее, и без перехода он услышал шепот Яны:

— Оксанка, ты первая…

Та послушно и стала первой. При этом он все время ощущал сухой горячий язык Яны, проявлявшийся то здесь, то там, — и везде неожиданно, даже иногда мешая ему своими проникновениями во всевозможные образующиеся зазоры.

— Только не в меня! — задыхающимся голосом попросила Оксана.

— В меня. — будто эхом отозвалась Яна.

Уже мало что соображая, он, пересилив себя, oтоpвaлcя от влажного содрогающегося тела и в ту же секунду почувствовал припавшие к нему губы, которые и не дали пролиться ни капле…

Ночью он проснулся от холода. Оксана спала, завернувшись в одеяло. На кухне горел свет. Яна пила чай. В одной руке у нее был внушительных размеров бутерброд, тщательно укомплектованный маслом и сыром, в другой — нож с куском масла на лезвии. Она внимательно оглядела бутерброд, и, поколебавшись, не отправила масло обратно в масленку, а стала намазывать его сверху на сыр. — Устала я сегодня, — как бы оправдываясь, сказала она.

Днем они ездили в город — без него. Вечером его вопросы примерно повторялись. Отвечала обычно Оксана.

— Где сегодня были?

— Шлялись по городу. Были в Русском музее. А потом попали в Дом актера.

— «Попали»… Чего туда попадать — это теперь проходной двор. И что там?

— Пили кофе. Познакомились с одним писателем.

Оксана назвала фамилию.

— А, знаю… Десятка полтора сентиментальных рассказиков. Под пятьдесят, а все корчит из себя беспутного гения. Вечно пьян. Головой он усталый…

— То, что пьян, — его личное дело, — заметила Яна. — Глаза у него беззащитные, особенно когда без очков. А ты злой…

А ночи складывались, как стеклышки в калейдоскопе: элементы одни и те же, сочетания разные. Но и калейдоскоп долго крутить приедается…

Прошла неделя. Он провожал их на Витебском вокзале. Старик Сатурн дожевывал последние минуты.

Глаза у Оксаны были уже на мокром месте. Яна курила, сосредоточенно уткнувшись взглядом в асфальт перрона.

Он посмотрел на них и вдруг отчетливо понял, что стоит поезду отойти, как придут острые сожаления о каждом часе, не проведенном с ними — на прогулке, в кино, в кафе, в постели…

— Так мы нигде вместе и не побывали, — тусклым голосом выдавил он.

Яна подняла взгляд:

— Не огорчайся. Как говорят у нас хохлы, «нема дилов». У тебя же другие интересы…

— Другие?! — удивился он, но не нашелся, что ответить.

Источник:

e-libra.ru

Михаил Окунь - Втроем - читать книгу бесплатно

Михаил Окунь Втроем

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Со случайно встреченным приятелем он выпил ноль семь какой-то винной бурды «у Геракла» — в небезызвестном месте, где в нише за спиной древнегреческого Шварценеггера, в вольной позе стоящего на паперти Инженерного замка, для страждущих всегда был наготове граненый. А от нескромных взглядов надежно защищала широкая спина первого культуриста.

Разговор, несмотря на выпитое, не клеился — они не сходились ни по одному пункту, какую тему ни возьми, а потому, дабы окончательно не поссориться, поспешили разойтись.

«Трудно стало с людьми ладить», — проскользнула в его голове клишированная мысль, но не успел он заметить, как это произошло — а вот уж ведет он бойкий разговор с двумя молоденькими девушками, стоящими на набережной Фонтанки.

Непитерский говор выдавал в них приезжих. И действительно, были они из русскоязычной области Украины, из старых казачьих мест, откуда, кстати, произошел «первый красный офицер» Клим Ворошилов и где Оксана (так звали одну из девушек) должна была бы величаться Аксиньей.

Вторую девушку звали Яна, и если ее светловолосая подруга была, как он определил, «средненькой» — и фигурой, и лицом, то красота Яны относилась к южному типу. Невысокая брюнетка с темно-золотистым оттенком кожи, который являет собой как бы вечный загар, с широкими бедрами, с развитой грудью, но в то же время еще не успевшая вступить в зрелую женскую полноту.

Первые же минуты разговора выдали и разницу в характерах подруг — если Оксана была разговорчивой и непосредственной, то Яна молчаливой и довольно язвительной. И, безусловно, ведущей в дуэте.

— Сколько вам лет? — с неким намеком спросила его Оксана.

— А сколько дадите?

— Прокурор дает, — отпустила она шутку с длинной бородой. — Ну, лет тридцать семь — тридцать восемь.

— Это я сегодня плохо выгляжу. Обычно дают меньше. А вообще сорок два.

— Больше, чем нам, вместе взятым, — вступила Яна, — и все девушек клеите. Не поздновато?

— Что вы — я еще только жить начинаю.

Так, болтая, они вошли в Летний сад, прогулялись вдоль Лебяжьей канавки и приблизились к «Амуру и Психее».

— Она никогда не видела его лица во время этого… Как эротично! — проявила Оксана знание мифологии.

— Увидела, а он потом — тю-тю, и вся эротика, — усмехнулась Яна.

— Еще бы, — сказал он, — во сне горячим маслом плеснули. Тут любой сбежит.

— И все-таки, девчонки, самая эротичная скульптура здесь не эта.

Он подвел их к «Сатурну»: мускулистый длиннобородый старикан, бог времени, жадно приступал к поеданию младенца — одного из своих многочисленных сыновей.

— Вот. В детстве я этой статуи очень боялся. Видите, как старый обалдуй закусил животик — чем не эротика с элементами садизма?

— Да уж — вцепился, как в гуманитарную помощь, — сказала Яна. Сравнение его покоробило.

Они вышли на набережную Невы.

— А не выпить ли нам вина в честь знакомства, девочки? — игриво спросил он.

— Любите сообразить на троих? — Яна окинула его ироническим взглядом.

— Еще бы! — резковато ответил он и мысленно добавил: «А потом оттрахать обеих собутыльниц, если они такие симпатичные, как вы».

Они купили бутылку вина и выпили ее, сидя на лавке Марсова поля. Обошлись без стакана. Из дальнейшего разговора выяснилось, что приехали подруги без особого дела, просто посмотреть город, и должны были остановиться у дальних родственников Оксаны. Но тех почему-то не оказалось, и у девушек были основательные подозрения, что они в отъезде — ночь пришлось пересидеть на вокзале, а родственники не появились и на другой день.

После следующей бутылки он пригласил их остановиться у него.

Они приехали в окраинный район, заполненный столь любимыми в стране геометрическими телами — поставленными на попб или лежащими на боку параллелепипедами.

Сели за стол. Яна, как тут же выяснилось, любила основательно поесть, и он стойко наблюдал скоропостижную кончину своих консервных припасов — всех этих килек в томате, «завтраков туриста» и даже таинственной кукумарии с морской капустой, навязанной в незапамятные времена в нагрузку к чему-то более съедобному.

За ужином, естественно, выпили еще, развеселились, и уже весь мир сделался для них бесшабашным и нетрезвым. Включили телевизор. Шли новости. Пьяный диктор не мог выговорить слово «бадахшанский».

…Он сидел на диване между ними, по-щенячьи довольный жизнью. Потом они затеяли шутливую возню, во время которой он, почуяв, что от него чего-то ждут, притянул их головы к себе, и губы всей троицы слились. Он погасил бра. Чья-то рука заскользила по нему — от колена и выше, чьи-то губы прилепились к его шее, и без перехода он услышал шепот Яны:

— Оксанка, ты первая…

Та послушно и стала первой. При этом он все время ощущал сухой горячий язык Яны, проявлявшийся то здесь, то там, — и везде неожиданно, даже иногда мешая ему своими проникновениями во всевозможные образующиеся зазоры.

— Только не в меня! — задыхающимся голосом попросила Оксана.

— В меня. — будто эхом отозвалась Яна.

Уже мало что соображая, он, пересилив себя, oтоpвaлcя от влажного содрогающегося тела и в ту же секунду почувствовал припавшие к нему губы, которые и не дали пролиться ни капле…

Ночью он проснулся от холода. Оксана спала, завернувшись в одеяло. На кухне горел свет. Яна пила чай. В одной руке у нее был внушительных размеров бутерброд, тщательно укомплектованный маслом и сыром, в другой — нож с куском масла на лезвии. Она внимательно оглядела бутерброд, и, поколебавшись, не отправила масло обратно в масленку, а стала намазывать его сверху на сыр. — Устала я сегодня, — как бы оправдываясь, сказала она.

Днем они ездили в город — без него. Вечером его вопросы примерно повторялись. Отвечала обычно Оксана.

— Где сегодня были?

— Шлялись по городу. Были в Русском музее. А потом попали в Дом актера.

— «Попали»… Чего туда попадать — это теперь проходной двор. И что там?

— Пили кофе. Познакомились с одним писателем.

Оксана назвала фамилию.

— А, знаю… Десятка полтора сентиментальных рассказиков. Под пятьдесят, а все корчит из себя беспутного гения. Вечно пьян. Головой он усталый…

— То, что пьян, — его личное дело, — заметила Яна. — Глаза у него беззащитные, особенно когда без очков. А ты злой…

А ночи складывались, как стеклышки в калейдоскопе: элементы одни и те же, сочетания разные. Но и калейдоскоп долго крутить приедается…

Прошла неделя. Он провожал их на Витебском вокзале. Старик Сатурн дожевывал последние минуты.

Глаза у Оксаны были уже на мокром месте. Яна курила, сосредоточенно уткнувшись взглядом в асфальт перрона.

Он посмотрел на них и вдруг отчетливо понял, что стоит поезду отойти, как придут острые сожаления о каждом часе, не проведенном с ними — на прогулке, в кино, в кафе, в постели…

— Так мы нигде вместе и не побывали, — тусклым голосом выдавил он.

Яна подняла взгляд:

— Не огорчайся. Как говорят у нас хохлы, «нема дилов». У тебя же другие интересы…

— Другие?! — удивился он, но не нашелся, что ответить.

Источник:

www.libok.net

Втроем - Окунь Михаил - читать бесплатно электронную книгу онлайн или скачать бесплатно

Михаил Окунь Втроем

Тут находится электронная книга Втроем автора Окунь Михаил. В библиотеке blikwomen.com.ua вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Втроем в формате txt или fb2, свободно, без регистрации и без СМС.

Размер арихва с книгой Втроем = 31.94 KB

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Со случайно встреченным приятелем он выпил ноль семь какой-то винной бурды «у Геракла» — в небезызвестном месте, где в нише за спиной древнегреческого Шварценеггера, в вольной позе стоящего на паперти Инженерного замка, для страждущих всегда был наготове граненый. А от нескромных взглядов надежно защищала широкая спина первого культуриста.

Разговор, несмотря на выпитое, не клеился — они не сходились ни по одному пункту, какую тему ни возьми, а потому, дабы окончательно не поссориться, поспешили разойтись.

«Трудно стало с людьми ладить», — проскользнула в его голове клишированная мысль, но не успел он заметить, как это произошло — а вот уж ведет он бойкий разговор с двумя молоденькими девушками, стоящими на набережной Фонтанки.

Непитерский говор выдавал в них приезжих. И действительно, были они из русскоязычной области Украины, из старых казачьих мест, откуда, кстати, произошел «первый красный офицер» Клим Ворошилов и где Оксана (так звали одну из девушек) должна была бы величаться Аксиньей.

Вторую девушку звали Яна, и если ее светловолосая подруга была, как он определил, «средненькой» — и фигурой, и лицом, то красота Яны относилась к южному типу. Невысокая брюнетка с темно-золотистым оттенком кожи, который являет собой как бы вечный загар, с широкими бедрами, с развитой грудью, но в то же время еще не успевшая вступить в зрелую женскую полноту.

Первые же минуты разговора выдали и разницу в характерах подруг — если Оксана была разговорчивой и непосредственной, то Яна молчаливой и довольно язвительной. И, безусловно, ведущей в дуэте.

— Сколько вам лет? — с неким намеком спросила его Оксана.

— А сколько дадите?

— Прокурор дает, — отпустила она шутку с длинной бородой. — Ну, лет тридцать семь — тридцать восемь.

— Это я сегодня плохо выгляжу. Обычно дают меньше. А вообще сорок два.

— Больше, чем нам, вместе взятым, — вступила Яна, — и все девушек клеите. Не поздновато?

— Что вы — я еще только жить начинаю.

Так, болтая, они вошли в Летний сад, прогулялись вдоль Лебяжьей канавки и приблизились к «Амуру и Психее».

— Она никогда не видела его лица во время этого… Как эротично! — проявила Оксана знание мифологии.

— Увидела, а он потом — тю-тю, и вся эротика, — усмехнулась Яна.

— Еще бы, — сказал он, — во сне горячим маслом плеснули. Тут любой сбежит.

— И все-таки, девчонки, самая эротичная скульптура здесь не эта.

Он подвел их к «Сатурну»: мускулистый длиннобородый старикан, бог времени, жадно приступал к поеданию младенца — одного из своих многочисленных сыновей.

— Вот. В детстве я этой статуи очень боялся. Видите, как старый обалдуй закусил животик — чем не эротика с элементами садизма?

— Да уж — вцепился, как в гуманитарную помощь, — сказала Яна. Сравнение его покоробило.

Они вышли на набережную Невы.

— А не выпить ли нам вина в честь знакомства, девочки? — игриво спросил он.

— Любите сообразить на троих? — Яна окинула его ироническим взглядом.

— Еще бы! — резковато ответил он и мысленно добавил: «А потом оттрахать обеих собутыльниц, если они такие симпатичные, как вы».

Они купили бутылку вина и выпили ее, сидя на лавке Марсова поля. Обошлись без стакана. Из дальнейшего разговора выяснилось, что приехали подруги без особого дела, просто посмотреть город, и должны были остановиться у дальних родственников Оксаны. Но тех почему-то не оказалось, и у девушек были основательные подозрения, что они в отъезде — ночь пришлось пересидеть на вокзале, а родственники не появились и на другой день.

После следующей бутылки он пригласил их остановиться у него.

Они приехали в окраинный район, заполненный столь любимыми в стране геометрическими телами — поставленными на попб или лежащими на боку параллелепипедами.

Сели за стол. Яна, как тут же выяснилось, любила основательно поесть, и он стойко наблюдал скоропостижную кончину своих консервных припасов — всех этих килек в томате, «завтраков туриста» и даже таинственной кукумарии с морской капустой, навязанной в незапамятные времена в нагрузку к чему-то более съедобному.

За ужином, естественно, выпили еще, развеселились, и уже весь мир сделался для них бесшабашным и нетрезвым. Включили телевизор. Шли новости. Пьяный диктор не мог выговорить слово «бадахшанский».

…Он сидел на диване между ними, по-щенячьи довольный жизнью. Потом они затеяли шутливую возню, во время которой он, почуяв, что от него чего-то ждут, притянул их головы к себе, и губы всей троицы слились. Он погасил бра. Чья-то рука заскользила по нему — от колена и выше, чьи-то губы прилепились к его шее, и без перехода он услышал шепот Яны:

— Оксанка, ты первая…

Та послушно и стала первой. При этом он все время ощущал сухой горячий язык Яны, проявлявшийся то здесь, то там, — и везде неожиданно, даже иногда мешая ему своими проникновениями во всевозможные образующиеся зазоры.

— Только не в меня! — задыхающимся голосом попросила Оксана.

— В меня. — будто эхом отозвалась Яна.

Уже мало что соображая, он, пересилив себя, oтоpвaлcя от влажного содрогающегося тела и в ту же секунду почувствовал припавшие к нему губы, которые и не дали пролиться ни капле…

Ночью он проснулся от холода. Оксана спала, завернувшись в одеяло. На кухне горел свет. Яна пила чай. В одной руке у нее был внушительных размеров бутерброд, тщательно укомплектованный маслом и сыром, в другой — нож с куском масла на лезвии. Она внимательно оглядела бутерброд, и, поколебавшись, не отправила масло обратно в масленку, а стала намазывать его сверху на сыр. — Устала я сегодня, — как бы оправдываясь, сказала она.

Днем они ездили в город — без него. Вечером его вопросы примерно повторялись. Отвечала обычно Оксана.

— Где сегодня были?

— Шлялись по городу. Были в Русском музее. А потом попали в Дом актера.

— «Попали»… Чего туда попадать — это теперь проходной двор. И что там?

— Пили кофе. Познакомились с одним писателем.

Оксана назвала фамилию.

— А, знаю… Десятка полтора сентиментальных рассказиков. Под пятьдесят, а все корчит из себя беспутного гения. Вечно пьян. Головой он усталый…

— То, что пьян, — его личное дело, — заметила Яна. — Глаза у него беззащитные, особенно когда без очков. А ты злой…

А ночи складывались, как стеклышки в калейдоскопе: элементы одни и те же, сочетания разные. Но и калейдоскоп долго крутить приедается…

Прошла неделя. Он провожал их на Витебском вокзале. Старик Сатурн дожевывал последние минуты.

Глаза у Оксаны были уже на мокром месте. Яна курила, сосредоточенно уткнувшись взглядом в асфальт перрона.

Он посмотрел на них и вдруг отчетливо понял, что стоит поезду отойти, как придут острые сожаления о каждом часе, не проведенном с ними — на прогулке, в кино, в кафе, в постели…

— Так мы нигде вместе и не побывали, — тусклым голосом выдавил он.

Яна подняла взгляд:

— Не огорчайся. Как говорят у нас хохлы, «нема дилов». У тебя же другие интересы…

— Другие?! — удивился он, но не нашелся, что ответить.

© 2007, Институт соитологии

Если книга Втроем автора Окунь Михаил дала вам то, что вы хотите, то это - хорошо!

Если так выйдет, тогда можно порекомендовать эту книгу Втроем своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Окунь Михаил - Втроем.

Ключевые слова страницы: Втроем; Окунь Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн

Источник:

blikwomen.com.ua

Михаил Окунь Втроем в городе Кемерово

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Михаил Окунь Втроем по разумной цене, сравнить цены, а также изучить прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка выполняется в любой город России, например: Кемерово, Томск, Хабаровск.