Каталог книг

Солганик Г. Стилистика текста

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Солганик Г. Стилистика текста Солганик Г. Стилистика текста 400 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Г. Я. Солганик Стилистика текста. Учебное пособие Г. Я. Солганик Стилистика текста. Учебное пособие 250 р. litres.ru В магазин >>
Г. Я. Солганик Стилистика русского языка. Учебное пособие для бакалавров Г. Я. Солганик Стилистика русского языка. Учебное пособие для бакалавров 250 р. litres.ru В магазин >>
Г. Я. Солганик Стилистика текста Г. Я. Солганик Стилистика текста 444 р. ozon.ru В магазин >>
Солганик Г. (ред.) Русский язык и культура речи. Синтаксис. Учебное пособие Солганик Г. (ред.) Русский язык и культура речи. Синтаксис. Учебное пособие 495 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Солганик Г. (сост.) Язык современной публицистики. Сборник статей. Третье издание Солганик Г. (сост.) Язык современной публицистики. Сборник статей. Третье издание 200 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Болотнова Н. Коммуникативная стилистика текста. Словарь-тезаурус Болотнова Н. Коммуникативная стилистика текста. Словарь-тезаурус 400 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Солганик Г. Стилистика текста

Предисловие

Словосочетание стилистика текстаизвестно давно; как говорится, оно у всех на слуху. Однако содержа­ние его вызывает лишь самые общие, расплывчатые пред­ставления. Дело в том, что название науки появилось раньше самой науки, которая только начинает форми­роваться. Стремительно развивающаяся лингвистика тек­ста показала, что наряду с грамматикой, семантикой текста и другими аспектами и областями его изучения необходима и стилистика текста.

Как представляется, в названии этой науки очень важны оба его компонента — стилистика и текст.Пер­вый предполагает стилистический подход ко всем яв­лениям текста, второй обозначает предмет изучения и в соответствии с этим специфику стилистического изучения (изучаются не традиционные языковые еди­ницы, а тексты).

Стилистический подход предполагает изучение функ­ционирования (способов использования) текста и его единиц — прозаических строф (сложных синтаксиче­ских целых), фрагментов, глав, частей; стилевой спе­цифики типов текста (речи); условий и средств вы­разительности текстов.

Таким образом, стилистику текстаможно опреде­лить как науку (научную дисциплину), изучающую функционирование, стилевое своеобразие типов и еди­ниц текста.

Так как текст— это сложное, многостороннее и многослойное образование, то полное стилистическое описание его возможно при учете всех его, по край­ней мере лингвистических аспектов.

Качество текста, его стилистическая специфика зависят от структуры речи (ведется ли она от 1-го, 2-го или 3-го лица), от участия в речи одного, двух или более говорящих (монолог, диалог, полилог), от принадлежности речи (виды чужой речи), от харак­тера связи между самостоятельными предложениями (тексты с цепными, параллельными, присоединительными связями), 07 конкретных функций текстов (опи­сание, повествование, рассуждение и др.), от при­надлежности к тому или иному функциональному стилю (функционально-стилевая типология), от ин­дивидуальной манеры, абзацного членения и других факторов.

Только многоаспектное описание текстов может дать более или менее полное представление об их специфике.

Такое понимание задач стилистики текста и опре­делило композицию, состав книги.В начальных главах дается представление о тексте (известно, что до сих пор нет общепринятого его определения), его состав­ляющих, структуре. Затем рассматриваются перечис­ленные выше аспекты — лингвистические типологии текстов. Завершает работу глава об индивидуальных сти­лях, в которой должны получить отражение по воз­можности все рассматривавшиеся ранее лингвистиче­ские (стилистические) аспекты.

Каждая из двенадцати глав книги делится на па­раграфы. После параграфа предлагается вопрос или задание (мелким шрифтом), помогающее усвоить ма­териал параграфа или потренироваться в его прак­тическом применении. Задания после каждой главы предполагают подготовку устных сообщений или ре­фератов по проблеме главы. В задании дается допол­нительная литература по теме. При этом большинст­во указанных пособий входит в Федеральный комп­лект учебников, следовательно, их можно найти в школьных библиотеках. В некоторых заданиях предла­гается самостоятельный анализ, а также подбор тек­стов и их создание.

Текст — важнейшее лингвистическое понятие. В нем сходятся все сведения о языке, речи. Текст — это ре­альная единица общения. Фактически мы пишем тек­стами, говорим текстами. Поэтому нет необходимо­сти доказывать важность их изучения.

Главная задача, которую ставил перед собой автор, — дать по возможности полное, комплексное представ­ление о тексте, его стилистических особенностях, ус­тройстве, типах. Книга, как работа научно-популярная, предназначена для учеников старших классов, студен­тов, учителей, а также для широкого круга читателей — тех, кому небезразличны судьбы русского слова.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник:

studfiles.net

Солганик Григорий Яковлевич

Солганик Г. Стилистика текста

  • Солганик Г.Я. Стилистика текста. [Djv- 3.2M] Учебное пособие для студентов, абитуриентов, преподавателей - филологов и учащихся старших классов школ гуманитарного профиля.

(Москва: Издательство «Флинта». Издательство «Наука», 1997)

Скан, обработка, формат Djv: Павел Потехин, 2014

  • КРАТКОЕ ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Что такое текст (5).

2. Как соединяются предложения по смыслу (17).

3. Как соединяются предложения в речи (30).

4. Строительный материал речи (36).

5. Тексты, тексты, тексты. (Типология текстов) (83).

6. Я, ты, он (типы речи) (90).

7. Свое и чужое (108).

8. Монолог, диалог, полилог (122).

9. Функционально-смысловые типы речи (136).

10. Тексты с различными видами связей (154).

11. Функционально-стилевая типология текстов (172).

12. Индивидуальные стили (212).

Приложение 1 (239).

Качество текста, его выразительность и гармоничность зависят от многих факторов: структуры речи (ведется ли она от 1-го, 2-го или 3-го лица), числа участников (монолог, диалог, полилог), конкретных типов текстов (описание, повествование, рассуждение и др.), принадлежности к тому или иному функциональному стилю, индивидуальной манеры, абзацного членения, характера связи между самостоятельными предложениями и др.

Пособие посвящено всестороннему анализу этих аспектов.

Рассчитано на студентов, аспирантов, преподавателей-филологов, а также учащихся старших классов школ гуманитарного профиля.

Источник:

publ.lib.ru

Как создать текст: СОЛГАНИК Г

Как создать текст СОЛГАНИК Г. Я. СТИЛИСТИКА ТЕКСТА

Стилистика текста от Григория Солганика – скорее недоразвитая монография, чем учебное пособие. Приходится самому думать, как применить все это на практике.

Солганик Г. Я. Стилистика текста. М.: Флинта: Наука, 1997. 256 с.

Важнейшие качества речи

Лингвистика речи и лингвистика текста

"С точностью зубчатой передачи. "

Общий компонент мысли

Синтаксические модели соединения предложений при цепной связи

Предложение и строфа как единицы текста

Тематические классификации текстов

Лингвистические классификации текстов

"Я рассказываю. " (I тип речи)

"Ты рассказываешь. " (II тип речи)

"Он рассказывает. " (III тип речи)

Тексты с цепными связями

Тексты с параллельными связями

Тексты с присоединительными связями

Что такое функциональный стиль

Строфа и индивидуальный стиль

Абзац и индивидуальный стиль

Схема анализа текста

Стилистика текста. Программа для углубленного изучения русского языка в 10—11 классах, в гимназиях и лицеях гуманитарного направления

Программа обучения стилистике текста (68 ч)

Источник:

kaksozdattekst.blogspot.ru

Просмотр книги Стилистика текста - Солганик Г

Солганик Г. Стилистика текста

Название: Стилистика текста - Солганик Г.Я.

Жанр: Русский язык

Рейтинг:

11. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТИЛЕВАЯ ТИПОЛОГИЯ ТЕКСТОВ

Самой масштабной и влиятельной лингвистической типологией текстов можно считать функционально-стилевую. Она рассматривает тексты не с одной какой-либо стороны, а в совокупности их содержательных и формально-языковых свойств. При этом каждый текст воплощает в себе признаки функционального стиля в наиболее полном виде. С этой точки зрения можно сказать, что функциональный стиль — это определенный тип текстов.

Функционально-стилевая типология охватывает практически все тексты, рассматривая их во всем многообразии содержательных и языковых, стилевых признаков. Любой текст можно отнести к тому или иному стилю: статья в научном журнале — научный стиль, в газете — публицистический, разговоры в семье, в школе на перемене и т. п. — разговорно-обиходный стиль, стихотворение, рассказ — художественный стиль и т. д.

Функционально-стилевую классификацию можно представить следующим образом:

Функциональный стиль — это самая широкая, общая категория.

Что же представляет собой функциональный стиль? Общение неоднородно, оно подразделяется на много сфер, много областей.

Речь адвоката в суде, доклад в научном кружке, стихотворение, открытое письмо и т. д. — все речевые жанры выполняют разные содержательные, стилистические задачи, поэтому различен их язык, речевая форма.

Но есть задачи (функции), объединяющие группы речевых жанров, свойственные всему языку. Известно, что язык существовал вначале только в устной форме — исконном и естественном его качестве. На этой стадии ему была свойственна единственная функция — функция общения. Затем в ответ на запросы общества, общественной практики появляется необходимость регламентировать жизнь внутри государства, заключать договоры с соседями. В результате развивается официально-деловая функция языка и формируется деловая речь. Появляются и другие функции — научно-информативная, формирующая научный стиль, агитационно-коммуникативная, дающая начало газетно-публицистической речи, эстетическая, формирующая язык художественной литературы. Каждая функция требует от языка особых качеств, например точности, объективности, образности и др. И язык с течением времени вырабатывает соответствующие качества. Так происходит развитие, дифференциация языка и формирование функциональных стилей.

Что такое функциональный стиль

Функциональный стиль — это разновидность литературного языка, выполняющая определенную функцию в общении. Поэтому стили называются функциональными. Если считать, что стилю свойственны пять функций (среди ученых нет единогласия по поводу количества функций, присущих языку), то выделяются пять функциональных стилей: разговорно-обиходный, научный, официально-деловой, газетно-публицистический, художественный.

Функциональные стили обусловливают стилистическую гибкость языка, многообразные возможности выражения, варьирования мысли. Благодаря им язык оказывается способным выразить сложную научную мысль, философскую мудрость, начертать законы, отобразить в эпопее многоплановую жизнь народа.

Выполнение стилем той или иной функции — эстетической, научной, деловой и т. д. — накладывает глубокое своеобразие на весь стиль. Каждая функция — это определенная установка на ту или иную манеру изложения — точную, объективную, конкретно-изобразительную, информативно-деловую и т. д. И соответственно с этой установкой каждый функциональный стиль отбирает из литературного языка те слова и выражения, те формы и конструкции, которые могут наилучшим образом выполнять внутреннюю задачу данного стиля. Так, научная речь нуждается в точных и строгих понятиях, деловая тяготеет к обобщенным названиям, художественная предпочитает конкретность, изобразительность.

Однако стиль — это не только способ, манера изложения. За каждым стилем закреплен и свой круг тем, свое содержание. Разговорный стиль ограничивается, как правило, обиходными, бытовыми сюжетами. Официально-деловая речь обслуживает суд, право, дипломатию, отношения между предприятиями и т. д. Газетно-публицистическая речь тесно связана с политикой, пропагандой, общественным мнением.

Итак, можно выделить три особенности функционального стиля: 1) каждый функциональный стиль отражает определенную сторону общественной жизни, имеет особую сферу применения, свой круг тем; 2) каждый функциональный стиль характеризуется определенными условиями общения — официальными, неофициальными, непринужденными и т.д.; 3) каждый функциональный стиль имеет общую установку, главную задачу речи.

Эти внешние (экстралингвистические) признаки определяют языковой облик функциональных стилей.

Первая особенность заключается в том, что каждый из них располагает набором характерных слов и выражении. Так, обилие терминов, специальной лексики в наибольшей степени характеризует научный стиль. Разговорные слова и выражения свидетельствуют о том, что перед нами разговорная речь, разговорно-бытовой стиль. Художественная речь изобилует образными, эмоциональными словами, газетно-публицистическая — общественно-политическими терминами. Это не значит, конечно, что функциональный стиль сплошь состоит из характерных, специфичных для него слов. Напротив, в количественном отношении доля их незначительна, но они составляют самую существенную ее часть.

Основная же масса слов в каждом стиле — это нейтральные, межстилевые слова, на фоне которых и выделяется характерная лексика и фразеология. Межстилевая лексика — хранительница единства литературного языка. Будучи общелитературной, она объединяет функциональные стили, не позволяя им превратиться в специальные, трудно понимаемые языки. Характерные же слова составляют языковую специфику стиля. Именно они определяют его языковой облик.

Общими для всех функциональных стилей являются и грамматические средства. Грамматика языка едина. Однако в соответствии со своей установкой каждый функциональный стиль по-своему использует грамматические формы и конструкции, оказывая предпочтение тем или иным из них. Так, для официально-делового стиля, который отталкивается от всего личностного, весьма характерны неопределенно-личные, возвратные конструкции, страдательные обороты (прием производится, справки выдаются, обмен денег проводят). Научный стиль предпочитает прямой порядок слов в предложениях. Публицистическому стилю свойственны риторические фигуры: анафоры, эпифоры, параллелизмы. Однако и по отношению к лексике, и особенно по отношению к грамматике речь идет не об абсолютном, а об относительном закреплении за тем или иным стилем. Характерные для какого-либо функционального стиля слова и грамматические конструкции могут быть употреблены и в другом стиле.

В языковом отношении функциональные стили различаются и с точки зрения образности, эмоциональности. Возможности и степень образности и эмоциональности в разных стилях неодинаковы. Эти качества не характерны в принципе для научного и официально-делового стилей. Однако элементы образности, эмоциональности возможны в некоторых жанрах дипломатии, в полемических научных сочинениях. Образны даже некоторые термины. Например, странная частица в физике называется так потому, что она действительно ведет себя необычно, странно.

Другие функциональные стили более благосклонны к эмоциональности и образности. Для художественной речи это одна из главных языковых особенностей. Художественная речь образна по своей природе, сущности. Иной характер имеет образность в публицистике. Однако и здесь это одно из важных слагаемых стиля. Вполне предрасположена к образности и особенно к эмоциональности и разговорная речь.

Важная характеристика функциональных стилей — степень индивидуализированности речи. Любая речь в той или иной мере стандартизирована. Нам, например, не надо изобретать формулы приветствия, прощания. Они существуют в готовом виде (здравствуй, прощай, до свидания, привет). Своеобразные правила речевого поведения, правила построения текста существуют в каждом функциональном стиле. И они облегчают пользование языком, экономят речевые усилия. Но, с другой стороны, речевая стандартизация ограничивает свободу самовыражения, индивидуальность речи. Вот по этим взаимосвязанным и взаимопротивопоставленным признакам — степени стандартизованности и степени индивидуализированности речи — и различаются функциональные стили.

В наибольшей степени регламентированы и наименее индивидуальны деловая и научная речь, особенно первая. Личностное, индивидуальное проявляется здесь очень слабо. Наиболее индивидуальна художественная речь. Именно здесь открывается простор для самовыражения художника. И здесь крайне неуместны штампы. Закон художественной речи — индивидуальность, неповторимость. С этой точки зрения художественный стиль резко противопоставлен официально-деловому.

Второе место по степени индивидуальности языка занимает публицистика. Она также избегает штампов, но вполне терпима к речевым стандартам, особенно если они выразительны, эмоциональны, например: белое безмолвие, над схваткой, пир во время чумы.

Особое место на шкале "индивидуальность — стандартизованность" занимает разговорно-бытовая речь. Как показал научный анализ, она в высокой степени регламентирована, автоматизирована. Именно этим объясняется быстрота и легкость естественного, непринужденного общения. Как жизнь? Что нового? Как поживаете? Из подобных оборотов складывается обиходная разговорная речь. И они вполне отвечают задачам, нормам этого функционального стиля.

Нормы функционального стиля тоже важная его характеристика. Есть нормы языка. Они обязательны и едины для всех стилей. Ни в каком стиле нельзя писать и говорить "инциндент, констатировать" (вместо инцидент, констатировать). Однако есть и стилевые нормы, определяющие употребление в нем слов, выражений, форм. Эти нормы меняются от стиля к стилю. Например, в живой разговорной речи неуместны канцеляризмы (Я проживаю в лесном массиве). Неуместны они и в других стилях, но вполне естественны в официально-деловой речи.

Общая функция стиля реализуется в жанрах, которые приспособлены для выполнения внутренней задачи, установки данного стиля. Поэтому у каждого функционального стиля свой набор речевых жанров. Осуществляя функцию стиля, каждый жанр делает это по-своему. Жанры сохраняют общие черты функционального стиля, но характеризуются особой композиционно-речевой структурой и особенностями употребления языка. Так происходит внутренняя дифференциация стилей, приводящая к определенному набору жанров. Например, художественный стиль— это эпос, лирика, драма, роман, повесть, рассказ, поэма, стихотворение и т. д.

Таким образом, каждый функциональный стиль — это особая влиятельная сфера литературного языка, характеризующаяся своим кругом тем, своим набором речевых жанров, специфической лексикой и фразеологией. Каждый функциональный стиль — это своеобразный язык в миниатюре: язык науки, язык искусства, язык законов, дипломатии. А все вместе они составляют то, что мы называем русским литературным языком. И именно функциональные стили обусловливают богатство и гибкость русского языка. Разговорная речь вносит в литературный язык живость, естественность, легкость, непринужденность. Научная речь обогащает язык точностью и строгостью выражения, публицистика — эмоциональностью, афористичностью, художественная речь — образностью.

И само развитие русского языка протекает под знаком функциональных стилей, которые непрерывно взаимодействуют. Книжно-письменные стили оживляются включением в них элементов разговорной речи. В разговорную речь в свою очередь проникает элемент книжно-письменных стилей. Происходит постоянный процесс взаимодействия стилей, который определяет в конечном счете развитие русского литературного языка.

Рассмотрим кратко каждый из функциональных стилей.

Расскажите об особенностях и нормах функциональных стилей.

Для осуществления подлинно разговорной речи необходимы три условия. Первое из них — отсутствие официальных отношений между участниками общения. Одно дело разговор с приятелем, другое — с учителем, директором, вообще с малознакомым человеком. Сравним две реплики:

— Здорово, Юрка, проснулся?

— Здравствуйте, Юрий. Извините, что звоню так рано. Не разбудил ли я вас?

Официальные отношения между говорящими резко меняют стиль общения, лексику, форму обращения, строй предложений. Поэтому подлинно разговорная речь возможна в том случае, если между говорящими существуют неофициальные отношения.

Второе условие осуществления собственно разговорной речи — непосредственность общения. Говорящий прямо и непосредственно обращается к собеседнику. Между ними нет посредников. Каждый непосредственно реагирует на реплики другого. И именно непосредственность общения отличает диалог в художественном произведении от диалога в собственно разговорной речи. Вот, например, отрывок из рассказа А. И. Куприна "Интервью":

— Я сотрудник газеты "Сутки" — Бобкин. Вот моя карточка. Многочисленные читатели нашей газеты давно горят желанием узнать, над какой новой пьесой работает теперь ваше гениальное перо. Какие новые жгучие образы лежат в вашем неистощимом портфеле.

— Фу-ты — тяжело вздыхает Крапивин. — Ничего я не пишу. Никакие не образы. Отвяжитесь вы от меня. господин Трепкин.

— Ну, хоть не содержание, а только заглавие, — молит медовым голосом репортер.

— И заглавия нет никакого "Суматоха в коридоре, или Храбрый генерал Анисимов". "Жучкина подозрительность". "Две пары ботинок и ни одного шофера". "Красавица со шпанской мушкой". Молодой человек, оставьте меня в покое. Я вам это серьезно советую в ваших же интересах. Уйдите, господин Дробкин.

— Ха-ха-ха, — смеется подобострастно репортер и быстро чиркает что-то в записной книжке. <. >

Яркий, живой диалог. Однако кроме говорящих в нем присутствует и автор, комментирующий высказывания собеседников: тяжело вздыхает Крапивин; молит медовым голосом репортер; смеется подобострастно репортер.

В художественном произведении диалог конструируется, сочиняется в соответствии с творческим замыслом писателя и в расчете на читателя. Конструируется так, чтобы он был понятен читателю, чтобы двигал действие, развивал сюжет, характеризовал персонажи Например, ироническое, пренебрежительное отношение драматурга к репортеру подчеркивается тем, что он постоянно перевирает его фамилию: вместо Бобкин — Трепкин, Дробкин и т. д. Будучи правдоподобным, диалог в художественном произведении все же искусствен, сочинен. Это не подлинная разговорная речь, а преображенная, преобразованная писателем.

Естественная же разговорная речь всегда неподготовленная, импровизированная. И это третье обязательное условие, необходимое для подлинной разговорной речи. Для нее характерны переспросы, перебивы, неполнота, вставки типа Ты. это самое. физикой будешь заниматься?, заполняющие паузы и позволяющие подобрать нужное слово. Все это — следствие неподготовленности разговорной речи. И вполне уместно в ней. С неподготовленностью речи связана и большая роль в ней мимики, жестов, интонации и ситуации общения. Они восполняют то, что не выражено в кратких репликах диалога, но ясно из ситуации, знакомой обоим говорящим.

Таким образом, разговорную речь можно определить как неофициальную речь в условиях непосредственного общения, следовательно, заранее не подготовленную, диалогическую, устную.

Как и любой другой функциональный стиль, разговорная речь характеризуется особой сферой применения, своим кругом тем. Это прежде всего бытовые, обиходные темы, например: погода, здоровье, цены, покупки, новости, происшествия. Эти и подобные им сюжеты наиболее естественны в разговорной речи. Обсуждение политических событий, научных открытий, театральных постановок, литературных новинок также, конечно, возможно, и форма такого обсуждения подчинена правилам разговорной речи. Однако в подобной речи много книжных слов, что сближает ее с книжными стилями — научным, публицистическим и другими.

Итак, главная установка разговорной речи — установка на непринужденное, естественное, неподготовленное общение. Эта установка в совокупности с условиями реализации разговорной речи и определяет ее языковой облик.

Каждый стиль по-своему распоряжается словом. Научная речь стремится строго очертить значение слова, его контуры. Художественная выделяет в слове его конкретные, выразительные элементы. Основное же сематическое качество разговорного слова— размытость, зыбкость его значения, неопределенность семантических границ.

— Ох, как нравится мне эта вещь!

Слово вещь в этой фразе может означать и пианино, и карандаш, и статую, и чемодан, и кинофильм, и что угодно — предмет, явление, изделие и т.д. И это очень характерно для лексики разговорной речи.

Исследователи разговорной речи подразделяют используемую в ней лексику на слова, общие для разговорной речи и книжных стилей, и слова, характерные только для разговорной речи.

К зоне, общей для разговорной речи и книжных стилей, относятся нейтральные слова. Они с равным успехом используются и в книжной речи, и в разговорной. Сюда же относятся семантические стяжения, или конденсаты, например:

вечерняя газета — вечерка;

подсобное помещение — подсобка;

тушеное мясо — тушенка;

публичная библиотека — публичка.

Для разговорной речи, стремящейся к краткости, к экономии речевых усилий, словосочетания представляются избыточными, и она, как правило, заменяет их одним словом.

Слова, характерные только для разговорной речи, полно и интересно описаны в книге "Русская разговорная речь". Это, например, слова-дублеты, слова-указатели, слова-"губки".

Разговорная речь не стремится к точному наименованию предметов, заменяя их официальные названия пусть неточными, но разговорными их подобиями — словами-дублетами. Так, вместо испаритель в холодильнике мы говорим: морозилка, морозильня, заморозка, где замораживают, ледничок и т. д.

Слова-указатели имеют широкое значение и могут обозначать самые разнообразные предметы. Обычно это местоимения различных типов.

— Ботинки так и не купили, значит? В чем же ты пойдешь-то.

— Ну-у. в тех пока пойду.

Это очень характерно для разговорной речи. Ситуация, в которой происходит разговор, известна говорящим. Поэтому нет необходимости в точном обозначении. Достаточно указательного местоимения тех.

Близки к словам-указателям существительные с опустошенным значением — вещь, штука, дело, история.

Слова-"губки" имеют либо очень общее значение, либо неопределенное, которое конкретизируется ситуацией или контекстом. Такие слова, как губки, всасывают в себя разнообразные смыслы.

Например, общее значение слова времянка— "нечто временное". Однако в различных ситуациях это слово проявляет различные конкретные значения. Оно может означать временный дом, печку, лифт, лестницу, пристройку, электроприбор, установку и т. д. Ряд этот открыт, и невозможно перечислить все предметы, которые могут быть названы этим словом.

Весьма своеобразен синтаксис разговорной речи. Для него характерно обилие простых предложений, а среди них преобладают неполные предложения разнообразной структуры.

— Пожалуйста, два до Филей.

— На Таганку я не согласен.

Неполнота предложений восполняется ситуацией, которая и делает неполные предложения понятными и естественными. Ясно, что в первом примере пассажир покупает два билета до Филей. Во втором действие происходит в магазине и речь идет о покупке чего-то синего. В третьей фразе говорится о билетах в Театр на Таганке.

Для структуры простых предложений характерна тенденция не называть предмет речи, а описывать словесно его признаки.

— С транзистором за вами?

— У вас есть от насморка?

— В серой шубе здесь не проходила?

— Скоро она будет ходить на до шестнадцати.

Это типичные фразы разговорной речи, лаконичные и емкие. И они возможны благодаря тому, что ситуация речи, известная говорящим, позволяет опускать предмет именования.

Очень характерны присоединительные конструкции.

— Еду в Москву. Завтра. Оппонировать.

Начиная фразу, говорящий не имел в голове четкого ее плана, модели. Сначала он сообщает главное — Еду в Москву, а затем добавляет, присоединяет, как бы припоминая, новые обстоятельства (Завтра. Оппонировать). Мысль развивается ассоциативно, отрывисто, порциями. Присоединительные конструкции возникают в результате неподготовленности речи, а в художественных произведениях часто используются как средство имитации разговорной речи.

Итак, разговорная речь характеризуется многими языковыми особенностями. Главная форма речи — диалог, а также диалогизированный монолог и полилог.

Разговорная речь резко выделяется среди функциональных стилей русского языка. Она противопоставлена другим — книжным стилям, противопоставлена фактически по всем своим признакам. Книжная речь— подготовленная, заранее продуманная, монологическая. Разговорная — неподготовленная, неофициальная, свободная, раскованная, диалогическая.

И эта противопоставленность создает благодатную почву для их взаимодействия, а значит, и для развития русского литературного языка в целом. Акад. Л.В Щерба называл разговорную речь кузницей, в которой куются словесные новшества, входящие затем во всеобщее употребление. Разговорная речь обогащает книжные стили живыми, свежими словами, оборотами, конструкциями. Книжная речь в свою очередь оказывает влияние на разговорный язык, в который интенсивно вливаются термины, например:

— Где мы можем с тобой состыковаться? Взаимодействие разговорной речи и книжных стилей — один из главных процессов развития русского литературного языка.

Составьте диалог в разговорном стиле, используя семантические стяжения, слова- дублеты, слова-указатели и слова-"губки"

Сфера применения научного стиля очень широка. Это один из стилей, оказывающий сильное и разностороннее влияние на литературный язык. Непрекращающийся научно технический прогресс вводит во всеобщее употребление огромное количество терминов. Компьютер, дисплей, экология, стратосфера, инвестор, транш, солнечный ветер — эти и многие другие термины перешли со страниц специальных изданий в повседневный обиход. Если раньше толковые словари составлялись прежде всего на основе языка художественной литературы и в меньшей степени публицистики, то сейчас описание развитых языков мира невозможно без учета научного стиля и его роли в жизни общества. Достаточно сказать, что из 600 000 слов авторитетнейшего английского словаря Уэбстера (Вебстера) 500 000 составляет специальная лексика.

Широкое и интенсивное развитие научно-технического стиля привело к формированию в его рамках многочисленных жанров, таких, как: статья, монография, учебник, патентное описание, реферат, аннотация, документация, каталог, справочник, спецификация, инструкция, реклама (имеющая признаки и публицистики). Каждому жанру присущи свои индивидуально-стилевые черты, однако они не нарушают единства научно-технического стиля, наследуя его общие признаки и особенности.

Какие же требования предъявляет общество к языку науки, к научным текстам и чем эти требования обусловлены?

Развитие точных методов исследования, коллективный его характер, специфика научного мышления, стремление науки оградить себя от проникновения ненаучных методов познания — все это обусловливает важнейшие стилевые особенности языка науки — прежде всего обобщенность и отвлеченность, логичность, объективность.

Обобщенность и отвлеченность языка научной прозы диктуются спецификой научного мышления. Наука трактует о понятиях, выражает абстрактную мысль, поэтому язык ее лишен конкретности. И в этом отношении он противопоставлен языку художественной литературы.

Гипотенуза — сторона прямого треугольника, лежащая против прямого угла.

Датчик фиксирует изменения температуры.

В первом предложении речь идет не о конкретной гипотенузе данного, конкретного треугольника, а берется общий случай, т.е. все прямоугольные треугольники. Во втором предложении характеризуются все датчики данного типа, класса. И очень характерно использование особого вневременного, т.е. тоже обобщенного значения настоящего времени: фиксирует значит не сейчас, в данный момент, но всегда, постоянно способен фиксировать.

Интеллектуальный характер научного познания обусловливает логичность языка науки, выражающуюся в предварительном продумывании сообщения, в монологическом характере и строгой последовательности изложения. В этом отношении научный стиль, как и некоторые другие книжные стили, противопоставлен разговорной речи.

Коллективный характер современных научных исследований определяет объективность языка науки. Роль авторского "я", говорящего, в научном изложении, в отличие, например, от художественной речи, публицистики, разговорного стиля, весьма незначительна. Главное — само сообщение, его предмет, результаты исследования или эксперимента, представленные ясно, четко, объективно, независимо от тех чувств, которые испытывал исследователь во время эксперимента, в процессе написания научной работы Чувства и переживания автора выносятся за скобки, не участвуют в речи. В современной научной статье вряд ли возможен такой текст: Этот результат мне долго не давался. Я бился над решением загадки несколько месяцев.

Точность научной речи предполагает отбор языковых средств, обладающих качеством однозначности и способностью наилучшим образом выразить сущность понятий.

Названные требования к научному стилю определяют его языковой облик.

Лексику научной речи составляют три основных пласта общеупотребительные слова, общенаучные и термины.

К общеупотребительной лексике относятся слова общего языка, которые наиболее часто встречаются в научных текстах. Например: Прибор работает как при высоких, так и при низких температурах. Здесь нет ни одного специального слова. В любом научном тексте такие слова составляют основу изложения.

В зависимости от состава читателей доля общеупотребительной лексики меняется: она уменьшается в работах, предназначенных для специалистов, и возрастает в сочинениях, обращенных к широкой аудитории.

Слово в научной речи обычно называет не конкретный, индивидуально неповторимый предмет, а класс однородных предметов, т. е. выражает не частное, индивидуальное, а общее научное понятие. Поэтому в первую очередь отбираются слова с обобщенным и отвлеченным значением, например:

Химия занимается только однородными телами.

Здесь почти каждое слово обозначает общее понятие: химия вообще, тела вообще.

Общенаучная лексика — второй значительный пласт научной речи. Если весь лексикон научного стиля представить в виде концентрических кругов, т. е. находящихся один в другом, то внешний круг составит общеупотребительная лексика, а второй, внутренний — общенаучная лексика. Это уже непосредственная часть языка, или, как выражаются ученые, метаязыка науки, т. е. языка описания научных объектов и явлений.

При помощи общенаучных слов описываются явления и процессы в разных областях науки и техники. Эти слова закреплены за определенными понятиями, но не являются терминами, например: операция, вопрос, задача, явление, процесс, базироваться, поглощать, абстрактный, ускорение, приспособление и др.

Так, слово вопрос как общенаучное имеет значение "то или иное положение, обстоятельство как предмет изучения и суждения, задача, требующая решения, проблема". Оно используется в разных отраслях науки в таких контекстах: к вопросу о валентности; изучить вопрос; узловые вопросы; национальный вопрос; крестьянский вопрос.

Третий пласт лексики научного стиля — терминология. Это ядро научного стиля, последний, самый внутренний круг. Термин воплощает в себе основные особенности научного стиля и точно соответствует задачам научного общения.

Термин можно определить как слово или словосочетание, точно и однозначно называющее предмет, явление или понятие науки и раскрывающее его содержание; в основе термина лежит научно построенная дефиниция. Именно последнее обстоятельство придает термину строгость, четкость значения благодаря точному раскрытию всех необходимых компонентов понятия.

Слова, не являющиеся терминами, не нуждаются для раскрытия своего значения в научной дефиниции. Ср., например: любовь, душа, дрожать. Их значение нередко поясняется в толковых словарях через синонимы. Дрожать — сотрясаться от частых и коротких колебательных движений, трястись, испытывать дрожь.

Благодаря тому, что термин обозначает научное понятие, он входит в систему понятий той науки, к которой он принадлежит. И нередко системность терминов оформляется языковыми, словообразовательными средствами. Так, в медицинской терминологии с помощью суффикса -ит обозначают воспалительные процессы в органах человека: аппендицит — воспаление аппендикса, червеобразного отростка слепой кишки; бронхит — воспаление бронхов.

Значительными особенностями отличается синтаксис научной речи. Необходимость доказывать, аргументировать высказываемые мысли, обнаруживать причины и следствия анализируемых явлений ведет к преимущественному употреблению сложных предложений, а среди типов сложного предложения преобладает сложноподчиненное как наиболее емкая и характерная для научной речи языковая форма. Например, в исследовании по эстетике читаем:

Особое и неповторимое своеобразие музыки среди других видов искусства определяется тем, что, стремясь, как и каждый вид искусства, к наиболее широкому и всестороннему охвату действительности и ее эстетической оценке, она осуществляет это, непосредственно обращаясь к духовной содержательности мира человеческих переживаний, которые она с необычайной силой активизирует в своем слушателе.

Для научного изложения характерна в целом неличная манера. В начале века научное повествование было близко к простому рассказу о событии. Автор нередко вел изложение от 1-го лица, рассказывал о своем состоянии, чувствах, например:

Я занимаюсь наблюдением над этими животными мною лет, мой глаз очень изощрился поэтому в способности видеть их там, где огромное большинство не заменит их даже тогда, когда на место нахождения паука обращено внимание наблюдателя (Вл. Вагнер).

Для современной научной речи такая манера не характерна. "Авторское я", как правило, исключается, его заменяет более скромное и объективное "авторское мы", означающее "мы с вами", "я и аудитория".

Длительный звук мы называем музыкальным.

Итак, мы имеем теорему.

Значение личного местоимения мы здесь настолько ослаблено, что оно вполне может быть исключено: мы называем — называется, мы имеем теорему — имеется теорема.

Однако неверно было бы думать, что язык науки сух, невыразителен. Выразительность его заключается не во внешних словесных украшениях — ярких метафорах, броских эпитетах, разнообразных риторических оборотах. Красота и выразительность языка научной прозы — в краткости и точности выражения мысли при максимальной информативной насыщенности слова, в энергии мысли. "В течение столетий взаимодействуя с мощной стихией русского языка, — пишет профессор Г.П. Лыщинский, — наука сумела выработать великолепный собственный язык — точный, как сама наука, и лаконичный, звонкий, выразительный. Я читаю, например: детерминированная система, квазиупругое тело, электромашинный усилитель, — и каждое такое словосочетание дает мне, специалисту, удивительно многостороннюю и удивительно сжатую характеристику предмета, явления, устройства. Мне кажется, по своей емкости и, если хотите, изяществу язык подлинной науки близок к языку поэтическому, и, надо полагать, не случайно современная поэзия охотно допускает на свои страницы терминологию из научного лексикона".

Итак, научный стиль — своеобразная и влиятельная разновидность современного русского литературного языка. Если раньше литературный язык обогащался главным образом за счет диалектов, то теперь основной источник его пополнения — терминология, специальная лексика. Вслед за новыми предметами и понятиями в наш язык мощным потоком вливаются новые слова: акселерация, алгоритм, антибиотики, антитело, гидропоника, голограмма, датчик, запрограммировать, канцерогенный, компьютер, лазер, микрофильмирование и тысячи других. Как правило, более 50% новых слов, приходящих в язык, — это терминологическая лексика.

Происходит не только количественное, но и качественное изменение литературного языка под воздействием научной речи. Научные термины органически врастают в литературный язык, о чем свидетельствует их переосмысление, метафорическое использование: душевная травма, общественный резонанс, моральный вакуум, вирус стяжательства.

Терминология и раньше служила источником и материалом образных средств языка. Но в наше время роль ее в этом отношении неизмеримо выросла. Знамение времени — использование терминов в поэзии.

Наша измученная земля

Заработала у вечности,

Чтоб счастье отсчитывалось от бесконечности,

А не от абсолютного нуля.

Дайте анализ диалога, составленного вами в разговорном стиле, используя научный стиль речи.

Зарождение русской официально-деловой речи начинается с Х в., с эпохи Киевской Руси, и связано с оформлением договоров между Киевской Русью и Византией. Язык договоров и других документов был именно тем языком, из которого позднее выработался литературный язык. "Канцелярский язык, — писал Г.О. Винокур, — это первая попытка человека овладеть языковой стихией, подчинить себе все эти непослушные частицы, союзы, местоимения, которые никак не укладываются в стройный плавный период".

Современный официально-деловой стиль относится к числу книжных стилей и функционирует в форме письменной речи. Устная форма официально-деловой речи — выступления на торжественных заседаниях, приемах, доклады государственных и общественных деятелей и т. д.

Официально-деловой стиль обслуживает сугубо официальные и чрезвычайно важные сферы человеческих взаимоотношений: отношения между государственной властью и населением, между странами, между предприятиями, организациями, учреждениями, между личностью и обществом.

Ясно, что, с одной стороны, выражаемое официально-деловым стилем содержание, учитывая его огромную важность, должно исключать всякую двусмысленность, всякие разночтения. С другой стороны, официально-деловой стиль характеризуется определенным более или менее ограниченным кругом тем.

Эти две особенности официально-делового стиля способствовали закреплению в нем традиционных, устоявшихся средств языкового выражения и выработке определенных форм и приемов построения речи. Иначе говоря, официально-деловой стиль характеризуется: высокой регламентированностью речи (определенный запас средств выражения и способов их построения), официальностью (строгость изложения; слова обычно употребляются в своих прямых значениях, образность, как правило, отсутствует, тропы очень редки) и безличностью (официально-деловая речь избегает конкретного и личностного).

"Язык официальный, — писал известный французский языковед Шарль Балли, — резко отличается от общеупотребительной речи и обладает ярко выраженной социальной окраской, он владеет совокупностью речевых фактов, служащих для того, чтобы в точных и безличных формулах выражать обстоятельства, которые накладывает на человека жизнь в обществе, начиная с нотариальных актов и полицейских уложений и кончая статьями кодекса и конституции".

Официально-деловой стиль подразделяется на две разновидности, два подстиля — официально-документальный и обиходно-деловой. В первом можно выделить язык дипломатии (дипломатические акты) и язык законов, а во втором — служебную переписку и деловые бумаги. Схематически это можно представить следующим образом:

Язык дипломатии весьма своеобразен. У него своя система терминов, у которой много общего с другими терминологиями, но есть и особенность — насыщенность международными терминами. В средние века в Западной Европе общим дипломатическим языком был латинский, потом французский (XVIII — начало XIX в.). Поэтому в языке дипломатии много терминов французского происхождения: атташе — должность или ранг дипломатического работника; коммюнике — официальное правительственное сообщение по вопросам внешней политики; дуайен — лицо, возглавляющее дипломатический корпус, старейший по времени вручения верительных грамот дипломатический представитель высшего ранга.

Есть и русские термины — русская дипломатия имеет длительную историю. К ним относятся: посол (слово использовано уже в мирной грамоте Новгорода с немцами в 1199 г.), посольство, поверенный в делах, наблюдатель и др.

Только в дипломатии употребляются этикетные слова. Это обращения к представителям других государств, обозначения титулов и форм титулования: король, королева, принц, шахиншах, Его Высочество, Его Превосходительство и др.

Для синтаксиса языка дипломатии характерны длинные предложения, развернутые периоды с разветвленной союзной связью, с причастными и деепричастными оборотами, инфинитивными конструкциями, вводными и обособленными выражениями. Нередко предложение состоит из отрезков, каждый из которых выражает законченную мысль, оформлен в виде абзаца, но не отделен от других точкой, а входит формально в структуру одного предложения. Такое синтаксическое строение имеет, например, преамбула (вступительная часть) Всеобщей Декларации прав человека:

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира,

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей,

принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения,

принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами,

принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе,

принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению нрав человека и основных свобод,

принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих правил и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,

провозглашает настоящую Всеобщую Декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Весь этот длинный фрагмент текста (преамбула) представляет собой одно предложение, в котором абзацами подчеркнуты деепричастные обороты, подчиняющие себе придаточные части.

Язык законов — это официальный язык, язык государственной власти, на котором она говорит с населением.

Великий французский мыслитель Ш. Монтескье писал: "Слова законов должны пробуждать у всех людей одни и те же идеи, никогда не следует в законе употреблять неопределенные понятия, стиль законов должен отличаться точностью и краткостью".

Язык законов требует прежде всего точности. Здесь недопустимы какие-либо двусмысленности, кривотолки. При этом быстрота понимания не столь уж важна, так как заинтересованный человек прочтет нужную ему статью закона и один, и два, и три раза. Главное — точность выражения мысли.

Другая важная черта языка законов — обобщенность выражения. Законодатель стремится к наибольшему обобщению, избегая частностей и деталей. Например:

Собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом.

Для языка законов характерны также полное отсутствие индивидуализации речи, стандартность изложения. Закон обращается не к отдельному, конкретному человеку, но ко всем людям или группам людей. Поэтому язык законов абстрагируется от индивидуальных речевых особенностей людей, и поэтому необходима известная стереотипность изложения.

Служебная переписка, или промышленная корреспонденция, относится к обиходно-деловой разновидности официально-делового стиля.

Французский специалист Фонтенэ, автор вышедшего в Париже пособия по деловой переписке, указывает: "Деловые письма предназначены не для того, чтобы вызвать восхищение читателя; деловое письмо должно его убедить и победить".

Образцом языка служебной переписки можно считать телеграфный стиль, характеризующийся предельной рациональностью в построении синтаксических конструкций. Не возбраняется здесь и нанизывание падежей, считающееся в других стилях серьезным стилистическим пороком. Здесь же оно способствует экономии языковых средств, компактности речи:

Направляется акт проверки причины протекания полов душевых помещений бытовок заготовительного цеха завода "Прогресс" для принятия конкретных мер по ликвидации дефектов и сдачи корпусов в эксплуатацию.

Текст настолько компактен, что из него нельзя вырвать ни один из родительных падежей.

Главная особенность языка служебной переписки — его высокая стандартизованность. Содержание деловых писем очень часто повторяется, так как однотипны многие производственные ситуации. Поэтому естественно одинаковое языковое оформление тех или иных содержательных аспектов делового письма. Для каждого такого аспекта существует определенная синтаксическая модель предложения, имеющая в зависимости от смысловой, стилистической характеристики ряд конкретных речевых вариантов. Вот, например, модель предложения, выражающего гарантию.

Эта модель может быть развернута:

Оплату гарантируем через отделение Госбанка.

Оплату гарантируем через отделение Госбанка

в месячный срок по завершении работ.

Существование моделей и их речевых вариантов, т.е. стандартов, значительно облегчает составление деловых писем. Деловые письма именно составляются, а не пишутся. Задача заключается лишь в том, чтобы выбрать соответствующую синтаксическую модель и подходящий для данного письма ее речевой вариант.

Идеал делового письма — краткость и точность. Многословие, языковые излишества — самый большой стилистический порок языка деловой переписки.

Коротко и ясно следует писать и деловые бумаги (заявление, автобиография, расписка, доверенность, счет, почтовый перевод, справка, удостоверение, докладная записка, протокол, резолюция, письменный отчет о работе).

Деловые бумаги составляют по определенной форме. Стиль исключает, как правило, сложные конструкции. Каждую новую мысль следует начинать с абзаца. Все слова пишутся полностью, за исключением общепринятых сокращений.

Официально-деловая речь — один из важнейших стилей русского литературного языка, играющий большую роль в жизни общества. Он вносит свой особый вклад в сокровищницу русского литературного языка.

Расскажите об официально-документальном и обиходно-деловом подстилях.

Язык художественной литературы — своеобразное зеркало литературного языка. Богата литература — значит богат и литературный язык. И не случайно создателями национальных литературных языков становятся великие поэты, писатели, например Данте в Италии, Пушкин в России. Великие поэты создают новые формы литературного языка, которыми затем пользуются их последователи и все говорящие и пишущие на этом языке. Художественная речь предстает как вершинное достижение языка. В ней возможности национального языка представлены в наиболее полном и чистом развитии.

Художественный стиль отличается от других функциональных стилей русского языка особой эстетической функцией. Если разговорная речь выполняет коммуникативную функцию — функцию непосредственного общения, научный и официально-деловой — функцию сообщения, то художественный стиль выполняет эстетическую функцию, функцию эмоционально-образного воздействия на читателя или слушателя.

Это значит, что художественная речь должна возбуждать у нас чувство прекрасного, красоты. Научная проза воздействует на разум, художественная — на чувство. Ученый мыслит понятиями, художник — образами. Первый рассуждает, анализирует, доказывает, второй — рисует, показывает, изображает. В этом и заключается специфика языка художественной литературы. Слово выполняет в нем эстетическую функцию.

Конечно, эта функция свойственна в известной мере и другим стилям. Каждый из них стремится быть по-своему выразительным. Однако для художественного стиля установка на выразительность главная, определяющая.

Слово в художественном произведении как бы двоится: оно имеет то же значение, что и в общем литературном языке, а также добавочное, приращенное, связанное с художественным миром, содержанием данного произведения. Поэтому в художественной речи слова приобретают особое качество, некую глубину, начинают значить больше того, что они значат в обычной речи, оставаясь внешне теми же словами.

Так происходит превращение обычного языка в художественный, таков, можно сказать, механизм действия эстетической функции в художественном произведении.

К особенностям языка художественной литературы следует отнести необычайно богатый, разнообразный словарь. Если лексика научной, официально-деловой и разговорной речи относительно ограничена тематически и стилистически, то лексика художественного стиля принципиально неограниченна. Здесь могут использоваться средства всех других стилей — и термины, и официальные выражения, и разговорные слова и обороты, и публицистика. Разумеется, все эти разнообразные средства подвергаются эстетической трансформации, выполняют определенные художественные задачи, используются в своеобразных комбинациях. Однако принципиальных запретов или ограничений, касающихся лексики, не существует. Может быть использовано любое слово, если оно эстетически мотивировано, оправдано.

Вот, например, отрывок из романа Л. Леонова "Русский лес", в котором широко и своеобразно используется специальная лексика. Употребление ее мотивируется тем, что это фрагмент лекции героя произведения профессора Вихрова.

Так помрачение и расстройство наступает в природе. Гаснут роднички, торфенеют озерки, заводи затягиваются стрелолистом и кугой. Так входит в наш дом чудовище, на избавление от которого потребуется усилий неизмеримо больше, чем потрачено нами на изгнание леса. По народной примете, лес притягивает воду, чтобы затем отпустить ее облачком в дальнейшее странствие. Значит, он каждую каплю воды впрягает в двойную и тройную работу. Чем больше леса, тем чаще прикоснутся дождичком к земле те постоянные двести миллиметров осадков, что в среднем получаем из океана в год.

В романе В. Богомолова "Момент истины", посвященном работе СМЕРШа, широко используются документы — секретные, официальные письма, которые придают повествованию достоверность, точность.

Разговорная речь близка языку художественной литературы естественностью и простотой выражения, демократичностью, доступностью. Она широко используется не только в диалогах, но и в авторской речи.

Публицистика привлекает художественную литературу возможностью непосредственной, прямой оценки изображаемого. Художественная речь — это объективированная картина мира. Когда же у писателя возникает потребность в оценке, необходимость высказаться от своего имени, в произведении появляются публицистические отступления.

Однако подобное многообразие не приводит к хаосу, лексической пестроте, так как каждое языковое средство мотивировано в художественном произведении содержательно и стилистически, а все вместе они объединяются присущей им эстетической функцией.

Такой широкий диапазон в употреблении речевых средств объясняется тем, что в отличие от других функциональных стилей, каждый из которых отражает одну определенную сторону жизни, художественный стиль, являясь своеобразным зеркалом действительности, воспроизводит все сферы человеческой деятельности, все явления общественной жизни. Язык художественной литературы приципиально лишен всякой стилистической замкнутости, он открыт для любых стилей, любых лексических пластов, любых языковых средств. Такая открытость определяет разнообразие языка художественной литературы.

Одна из особенностей художественной литературы — художественно-образная речевая конкретизация. По мнению М.Н. Кожиной, это самая общая стилевая черта художественной речи.

У Пушкина в "Графе Нулине" есть такие строки:

В последних числах сентября

(Презренной прозой говоря).

И. Панаев рассказывает, как эта первая строка поразила современников, в том числе учителя Панаева, преподавателя истории русской литературы Кречетова.

Однажды Кречетов явился к нам в класс с таинственным и торжествующим видом. Он сел на свой стул, провел рукою по волосам и, разодрав выпавший волос, обозрел всех пас значительно, потом высморкался в копчик платка и произнес:

— В последних числах сентября. В последних числа сентября! — повторил он еще выразительнее и приостановился на минуту. — Господа! - продолжал он, — ну что, кажется, может быть обыкновеннее, пошлее, все-дневнее, прозаичнее этих слов? Эти слова мы произносили ежедневно, ежеминутно, в самых ничтожных разговорах. В последних числах сентября. Какая проза! А между тем, господа, это первый [на самом деле 21-й] стих прелестной, игривой, бойкой, ловкой, остроумной поэмы, которая вся искрится поэзией. Начать поэму такими пустыми, прозаическими словами: в последних числах сентября — это, господа, я вам скажу, величайшая поэтическая дерзость. Только Пушкин мог решиться на это! Вот что значит гений.

Обратим внимание на начало рассказа И. Панаева: . явился к нам в класс. сел на свои стул, провел рукою по волосам и т. д. Казалось бы, кого могут интересовать такие подробности (высморкался в кончик платка)? Ведь к главной мысли они имеют весьма отдаленное отношение. Однако психологически эти мелкие детали, подробности очень важны. Они дают яркое представление об учителе, создают его образ.

В этом и заключается специфика художественной речи. Слово здесь конкретизирует понятие, переводит понятие в образ. Писатель стремится так построить речь, чтобы она способствовала образной конкретизации слов и будила читательское воображение.

Важная черта художественного стиля — индивидуальность слога. Каждый большой писатель вырабатывает свою манеру письма, свою систему художественных приемов.

Мастера слова создают удивительно яркие изобразительно-выразительные средства языка (тропы), постоянно пополняя его сокровищницу, откуда любой носитель языка пригоршнями может брать несметные драгоценности.

Эпитет и сравнение. Сколько их придумано! Многие стали привычными, потеряли свою яркость. Но вот читаем первое четверостишие стихотворения А.А. Блока "Равенна":

Все, что минутно, все, что бренно,

Похоронила ты в веках.

Ты, как младенец, спишь, Равенна,

У сонной вечности в руках, —

и поражаемся масштабности и неожиданности сравнения. Оно образно, поэтично, картинно: легко представить себе мать, баюкающую ребенка. Неожиданность и поэтическая смелость сравнения в том, что младенец — это город, притом город, которому почти две тысячи лет. Однако по сравнению с вечностью он — младенец.

Эпитет сонная (вечность) тоже очень поэтичное и глубокое определение. Лишь люди и города, век которых краток, волнуются, шумят; вечность же — бесконечная, бессмертная, мудрая — взирает на все сонным оком; все минет, все пройдет, останется лишь она одна — вечность.

Самое удивительное и распространенное среди изобразительно-выразительных средств — метафора, или скрытое сравнение. Вспомним строки С.А. Есенина: "ситец неба такой голубой". Это выражение содержит в себе скрытое сравнение: ситец неба значит небо как ситец, похоже на ситец, и этот ситец насыщенного голубого цвета. Мы представляем себе бездонное небо, как бы затянутое ярко-голубым ситцем. Возможны, наверное, и другие представления, другие ассоциации. Каждый читатель по-своему воспринимает, переживает образ, заложенный в этом поэтическом выражении. Механизм же создания образа — перенос значения слова ситец на слово небо.

Некоторые писатели оригинально используют очень распространенный троп — аллегорию, т. е. воплощение отвлеченного понятия или идеи в конкретном художественном образе. Так, название романа И.А. Гончарова "Обрыв" — это символ духовного "обрыва", душевной драмы героини романа. Несут в себе аллегорию и названия таких драм А.Н. Островского, как "Гроза", "Лес" и др.

Очень выразительным может быть и олицетворение — перенесение свойств человека на неодушевленные предметы и отвлеченные понятия. Например, в трагедии А.С. Пушкина "Скупой рыцарь":

Я свистну, и ко мне послушно, робко

Вползет окровавленное злодейство,

И руку будет мне лизать, и в очи

Смотреть, в них знак моей читая воли.

Оригинальными часто бывают и стилистические фигуры.

Например антитеза, т. е. противопоставление. Эта фигура стала характерной приметой, особенностью стиля М.Ю. Лермонтова. Вспомним строки "Думы":

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Очень выразительна фигура речи градация — такое расположение слов, при котором каждое последующее содержит усиливающееся значение, благодаря чему нарастает общее впечатление, производимое группой слов. Градация позволяет передать глубокие переживания человека в минуту потрясения. Вот, например, как в шекспировской трагедии описаны чувства Гамлета (пер. Мих. Лозинского):

О, если б этот плотный сгусток мяса

Растаял, сгинул, изошел росой!

Каким докучным, тусклым и ненужным

Мне кажется все, что ни есть на свете. <. >

Нет, покажи мне, что готов ты сделать?

Рыдать? Терзаться? Биться? Голодать?

Напиться уксусу? Съесть крокодила?

Однако неверно было бы понимать индивидуальность слога как абсолютную новизну. Каждый писатель не только создает новые метафоры, новые средства выражения, но и использует достижения предшественников, запас накопленных ранее поэтических формул, литературных стандартов. Однако эти традиционные литературные средства подвергаются обычно обновлению.

Так, во времена Пушкина в поэзии был широко распространен описательный оборот (перифраза) утро года — весна. От частого употребления этот оборот потерял выразительность. В романе "Евгений Онегин'' Пушкин также использует этот оборот, но в обновленном, переработанном виде:

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года

И благодаря этому поэтический образ становится более выразительным, так как обогащается новыми деталями: природа сквозь сон, улыбкой встречает утро года.

Таким образом, суть индивидуальности не в абсолютной новизне метафор, образов, соединения слов, но в постоянном обновлении поэтических формул и их смене.

Однако совершенно неприемлемы в языке художественной литературы штампы — механически применяемые ходячие эпитеты, часто употребляемые сравнения, не способные вызвать какие-либо эмоции, шаблонные выражения.

Так, у плохих беллетристов луг всегда цветастый, багаж обязательно нехитрый, а офицер обычно подтянутый.

Язык художественной литературы оказывает сильное воздействие на литературный язык, составляет главное его богатство.

Найдите в произведении любого поэта или писателя оригинальные тропы

Публицистика, которую называют летописью современности, так как она во всей полноте отражает текущую историю, обращена к злободневным проблемам общества — политическим, социальным, бытовым, философским и т.д., близка к художественной литературе. Так же как и беллетристика, публицистика тематически неисчерпаема, огромен ее жанровый диапазон, велики выразительные ресурсы.

Однако при всей их близости публицистика — словесное искусство особого рода, она принципиально отличается от художественной литературы. Публицистика ориентирована на мысль, факт, документ.

Художник показывает общее через конкретное, индивидуальное. "Евгений Онегин" и "Герой нашего времени" — это яркие картины жизни русского общества в XIX в. И общее показано здесь через характеры героев, их жизнь, поступки, через обстановку, детали быта и т. д.

Публицист же непосредственно анализирует, исследует типы, общие проблемы. Конкретное и индивидуальное имеют для него второстепенное значение.

По-разному выражается и оценка в художественной литературе и публицистике.

Художественная речь условна. Мир, творимый художником, вымышлен, воображаем. Автор не выносит прямых, непосредственных оценок ни героям, ни их поступкам, фразам. Он исподволь, непрямо подводит читателя к таким оценкам. Задача писателя, романиста — изображать, рисовать, показывать действительность и только посредством созданных им картин, персонажей выражать свои симпатии и антипатии. Здесь функция убеждения, оценки вторична. Публицист же прямо и открыто агитирует, убеждает, пропагандирует. Здесь функция убеждения первична, она выражена в слове (в предметном значении, в его эмоциональных и оценочных оттенках) и не опосредствована другими факторами и категориями (образом, например).

Что же представляет собой язык публицистики?

Тематическая неограниченность газетно-публицистического стиля определяет необычайную широту и разнообразие его лексики. С этой точки зрения публицистика — наиболее богатая разновидность литературы.

Каждый стиль по-своему распоряжается словом. Научная речь стремится ограничить значение слова понятием — четким, очерченным, стабильным. В разговорной речи слово имеет часто широкое, слабо дифференцированное, расплывчатое значение. Для слова в художественной литературе характерно обнажение его внутренней формы, заложенной в нем образности.

Принципиальное отличие публицистического слова заключается в большой роли в нем эмоционального, приобретающего в рамках газетно-публицистического стиля оценочный характер.

Публицистика — это литература по общественно-политическим вопросам. Предмет публицистики — жизнь в обществе, политика, экономика — касается интересов каждого человека. А там, где есть интерес, не может быть безразличия, индифферентности.

Невозможно бесстрастно писать о том, что волнует миллионы людей, например об этнических конфликтах, о ценах и инфляции. Необходима оценка социальных, политических явлений, тенденций, процессов.

По самой своей природе публицистика призвана активно вмешиваться в жизнь, формировать общественное мнение.

Газетно-публицистический стиль выполняет функции воздействия и сообщения (информирования). Журналист сообщает о фактах и дает им оценку. Взаимодействие этих двух функций и определяет употребление слова в публицистике.

Функция сообщения обусловливает употребление нейтральной, общестилевой лексики, в которой особую роль играет политическая, экономическая лексика. Это связано с тем, что главный интерес публицистики — общественно-политические проблемы. Ср. маркетинг, менеджмент, бизнес, биржа, демократия, идеология, приватизация и многие другие. В принципе весь лексикон литературного языка открыт для публицистики. И главный критерий употребления, отбора речевых средств — общедоступность.

Функция воздействия, важнейшая для газетно-публицистического стиля, обусловливает острую потребность публицистики в оценочных средствах выражения. И публицистика берет из литературного языка практически все средства, обладающие свойством оценочности: оценочные слова (верхушка, веха, писака, штурмовщина и многие другие), библеизмы ("Козел отпущения " в образе экономической реформы — это социальный громоотвод, заголовок Время собирать камни).

Однако публицистика не только использует готовый материал. Под влиянием воздействующей функции публицистика преобразует, трансформирует слова из разных сфер языка, придавая им оценочное значение. Для этой цели используется специальная лексика в переносном значении: заповедник расизма, инкубатор преступности, конвейер милитаризма; лексика спорта: раунд, тур (переговоров), предвыборный марафон, объявить шах правительству; наименования литературных жанров, лексика театра: драма народа, правовая трагедия, политический фарс, пародия на демократию и др.

Материалом для создания оценочной газетно-публицистической лексики служит весь словарь литературного языка, хотя некоторые его разряды особенно продуктивны в публицистике.

Воздействующая функция публицистики ярко проявляется и в синтаксисе. Из разнообразного синтаксического репертуара публицистика отбирает конструкции, обладающие значительным потенциалом воздействия. Именно выразительностью привлекают публицистику конструкции разговорной речи. Они, как правило, сжаты, емки, лаконичны. Другое важное их качество — массовость, демократичность, доступность. Вот характерная иллюстрация:

Сатина у нас запомнили по одной фразе. Она стала знаменитой, превратилась почти в лозунг. Ну да, это та самая фраза, которую положено было помнить наизусть каждому школьнику, хоть разбуди его среди ночи и спроси а скажи-ка нам, дружок, человек — это как звучит? <. >

Ага, скажет догадливый читатель, все ясно, Сатин, этот бездельник и пустельга, понадобился автору лишь для тою, чтобы, сравнив его с вечным трудягой Сизифом, таким нехитрым способом выстроить две литературные модели контрастного отношения к труду (В. Свинцов).

Отрывок очень характерен для современной публицистики. Он построен по типу разговорной речи, по типу диалога. Автор как бы ведет разговор с воображаемым читателем. И вкрапления разговорности, конечно, оживляют изложение.

Публицистика широко использует возможности не только разговорной, но и книжной речи. Для выражения сильных чувств, для убеждения читателя, воздействия на него, для полемического заострения темы публицистика использует богатый арсенал риторических средств: параллелизм предложений, анафору и эпифору, антитезы и другие стилистические фигуры. Например:

Нас так долго учили любить ее запретные плоды, что восприятие Америки в российском обыденном сознании оказалось перекошенным.

Нам долго внушали, что негров бьют, и когда белые полицейские в Лос-Анджелесе и вправду избили негра Родни Кинга, сообщения об этом лишь напоминали пропаганду былых времен.

Мы столько слыхали о суде Линча, что оправдание полицейских присяжными способно было разве что посеять сомнения в достоверности газетных сообщений.

Отечественные журналисты, рассказывая о последовавших за этим оправданием событиях, выбирали заведомо слабые выражения — типа "волнений" и "беспорядков".

Между тем английское слово "riot", которое до сих пор не сходит со страниц американской печати, переводится как "бунт, буйство, разгул".

В цитированном отрывке из публицистической статьи обращает на себя внимание параллельное строение предложений: Нас так долго учили. Нам долго внушали. Мы столько слыхали. Такое построение текста придает ему эмоциональность; благодаря параллелизму, анафоре нарастает, усиливается энергия, сила утверждения мысли.

Аналогичную роль в публицистике выполняют вопросительные и восклицательные предложения, используемые нередко целыми группами.

Какая это высокая проза! И сколько раз будут цитировать ее! В ней заложено образное решение картины, она кратка, точна, своеобразна, полна интонаций Довженко, в ней слышен его тихий и милый голос, его мягкое произношение, речь, обобщенная прелестью украинских оборотов и слов.

Газетно-публицистический стиль характеризуется и своей совокупностью, системой жанров. Каждый жанр — это определенный способ организации речи, определенная речевая форма, в которой большую роль играет образ автора.

Образ автора в публицистике — это "авторское я" журналиста, характер его отношения к действительности (непосредственное описание, оценка, сообщение и т.д.). Применительно к каждому жанру это "авторское я'', образ автора, имеет различную форму, характер. Например, в передовой статье журналист выступает как представитель коллектива, организации, союза и т.д. Здесь создается своеобразный коллективный образ автора. Более индивидуализирован, конкретен образ автора в очерке, весьма специфичен в фельетоне.

Очень слабо "авторское я" выражено в заметке. Для стиля заметки характерна устремленность на сообщение. Главное — точно выразить суть информации, лаконично сообщить о факте, событии без комментариев, выводов.

Репортаж дает читателю наглядное представление о событии. Автором репортажа может быть только человек, сам наблюдавший или наблюдающий событие, а нередко и участвующий в нем. Отсюда — возможность и необходимость авторской оценки происходящего, личного отношения к изображаемым событиям, другими словами, использование всех многообразных средств, которые дают в результате эффект присутствия.

Вот небольшой репортаж Б. Горбатова и М. Мержанова "Пушки больше не стреляют" об окончании Великой Отечественной войны — о Дне Победы, о подписании гитлеровской Германией акта капитуляции.

Начинается репортаж подчеркнуто буднично, прозаично:

Восьмого мая тысяча девятьсот сорок пятого года.

Гитлеровская Германия поставлена на колени. Война окончена.

Зачин, как и весь репортаж, построен на скрытом контрасте значительности, огромной исторической важности, торжественности происходящего и простоты, будничности его проявления и, главное, описания. Язык зачина протокольно сух, предельно сжат. Ни одного лишнего слова, только факт, только событие. Весомость каждого из предложений подчеркнута абзацным выделением. Длина предложений постепенно убывает к последнему, самому главному, самому короткому — Победа, резко выделяемому благодаря своеобразному синтаксическому "сужению".

О том, что стилистический контраст — вполне осознанный прием, избранный журналистами, свидетельствуют следущие после зачина строки:

Что может быть сильнее, проще и человечнее этих слов!

Шли к этому дню долгой дорогой. Дорогой борьбы, крови и побед.

Здесь содержится стилистический "ключ" репортажа, объяснение его стилевой манеры: пусть говорят факты, пусть говорит сама история. И авторский комментарий тонко, ненавязчиво вплетается в репортажное описание. Такова форма образа автора, избранная журналистами.

"Авторское я" полностью исключено из речевой структуры репортажа. Оно — в подтексте: в отборе синтаксических конструкций, в некоторой прерывистости речи (обилие присоединительных конструкций), в редких и немногословных репликах-оценках.

Далее следует непосредственно репортажное описание, выдержанное в том же синтаксическом ключе. И завершается репортаж наиболее эмоциональной частью:

Сейчас в этом зале гитлеровцев поставили на колени. Это победитель диктует свою волю побежденному. Это человечество разоружает зверя.

Победа! Сегодня человечество может свободно вздохнуть. Сегодня пушки не стреляют.

Здесь также отсутствует "авторское я". Но появляется эмоционально окрашенная, оценочная лексика и фразеология (гитлеровцы, поставили на колени, разоружает зверя). Авторская взволнованность, пафосность выражается в параллельных анафорических синтаксических конструкциях, в восклицательном предложении "Победа!"

В конечном итоге стиль цитируемого репортажа определяется ролью в нем "авторского я".

В очерке факт, событие не только воспроизводится, но и служит поводом для авторских размышлений, обобщений, постановки каких-либо проблем.

Очерк — более широкий по сравнению с репортажем, более аналитический и более "личный" жанр. "Авторское я" очерка несет в себе глубокое содержание, выполняет большую психологическую нагрузку, определяет стиль и тональность произведения. Вот как определяет очерк М. Шагинян: "Это активное путешествие писателя в мир действительности, с его природой, людьми, планами, победами и с немедленной, действенной "моралью".

Образы и картины очерка сугубо конкретны, документальны, но мысль и весь логический аппарат очерка— обобщающи, устремлены к практическому выводу, рассчитаны на широкое поле действия.

В противоположность рассказу, где люди и положения выдуманы с наивозможным приближением к правде, — очерк дает людей и положения не выдуманные; но если рассказ передает "мораль" в самом образе, в ходе его судьбы, то очерк оголяет вывод, бросает его читателю непосредственно, и этим умением вывести мысль из факта, поднять ее над фактом, весомую, яркую, со стрелкой, указывающей для читателя направление— "куда", этим и определяется талант очеркиста и особенности жанра очерка".

Авторская мысль, образ автора — это центр, фокус, к которому сходятся и которым определяются все главные черты стиля автора. В этом отношении очерк — самый "субъективный" публицистический жанр. Он привлекает именно открытостью чувств и мыслей автора, который делится с читателем сокровенным, пережитым, продуманным.

Фельетон от других публицистических жанров отличает сатирическое отражение действительности, сатирический анализ явлений, фактов и лиц. Сатира определяет и используемые речевые средства, такие прежде всего, как гипербола (резкое преувеличение), каламбур, стилевой контраст, фразеология. Например:

Они прямо-таки воспылали любовью к спорту. Но в спорте им больше правилось не содержание, а форма: костюмы гарусно-шерстяные, иссиня-темные, желательно с белой окаемочкой.

Здесь слово форма употреблено сразу в двух значениях: 1) "способ существования, внутренняя организация содержания" и 2) "единая по цвету, покрою и другим признакам одежда".

Итак, публицистика— особый род литературы, своеобразный по форме, методу подхода к действительности, средствам воздействия. Публицистика тематически неисчерпаема, труднообозрима, огромен ее жанровый диапазон, велики выразительные ресурсы.

По силе воздействия публицистика не уступает художественной литературе, а кое в чем и превосходит ее.

Опишите какое-либо событие в форме репортажа, очерка или фельетона (на выбор).

Подготовьте реферат на одну из тем:

1. Как слово превращается в образ. См.: Горшков А. И. Русская словесность.— М., 1995.— С. 318—325; Солганик Г.Я. Стилистика.— М., 1995.— С. 53—69, 193-208.

2. Фактуальная, подтекстовая и концептуальная информация в художественном тексте. См.: Гальперин И.Р. Лингвистика текста // Энциклопедический словарь юного филолога. — М., 1984. — С. 152—154; Граник Г.Г. и др. Речь, язык и секреты пунктуации. — М., 1995. — С. 295-301.

3. Официально-деловая речь и "канцелярит". См.: Чуковский К.И. Живой как жизнь; Солганик Г.Я. Стилистика. — М., 1995.— С. 161—165.

Итак, мы рассмотрели лингвистические типологии текстов.

Нет сомнения, будут созданы и другие типологии, может быть, более полные и точные. Ученые в разных странах пытаются разработать такую типологию. Это одна из насущных задач лингвистики. А пока общепринятая типология не создана, будем исходить из существующих классификаций. Каждая из них выделяет ту или иную сторону, те или иные свойства текстов, а в совокупности они достаточно полно характеризуют стилистические особенности, языковые признаки текстов.

Источник:

bookbk.net

Солганик Г. Стилистика текста в городе Ижевск

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Солганик Г. Стилистика текста по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Ижевск, Екатеринбург, Красноярск.