Каталог книг

Вчерашний скандал

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Граф Лайл возвращается в Лондон из Египта, где занимался раскопками гробниц, и вскоре встречает на балу давнюю знакомую - Оливию Уингейт-Карсингтон. Эта притягательная красавица всегда обладала способностью выводить его из душевного равновесия, вовлекая в свои скандальные замыслы. И сейчас, годы спустя, характер ее не изменился. Волею случая Лайл и Оливия попадают в мрачный шотландский замок, полный опасных тайн, и неожиданно открывают для себя удивительную истину: самая большая опасность кроется в их собственных упрямых сердцах…

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Чейз Л. Вчерашний скандал Чейз Л. Вчерашний скандал 109 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Вчерашний скандал Вчерашний скандал 111 р. labirint.ru В магазин >>
"Скандал в Брикмилле" 600 р. spb.kassir.ru В магазин >>
Цвейг С. Вчерашний мир Цвейг С. Вчерашний мир 145 р. bookvoed.ru В магазин >>
Годберзен А. Скандал Годберзен А. Скандал 176 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Московский театр Варьете. «Скандал за кулисами». Московский театр Варьете. «Скандал за кулисами». 500 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Эндо С. Скандал Эндо С. Скандал 152 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Вчерашний скандал автора Чейз Лоретта - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Вчерашний скандал" автора Чейз Лоретта - RuLit - Страница 1

Лоретта Чейз Вчерашний скандал

Это письмо нужно сжечь после прочтения. Если оно попадёт НЕ В ТЕ руки, меня снова Сошлют в Деревню, в одно из поместий моих сводных дядей Карсингтонов, где меня, скорее всего, будут держать в ИЗОЛЯЦИИ.

Я не против Проживания в деревне в небольших дозах, но быть ЗАПЕРТОЙ и отрезанной от любого Общения (из-за страха, что я могу завязать Неподходящие Знакомства или Сбить Невинных с Пути) просто невыносимо. Это, несомненно, приведёт меня к Отчаянным Поступкам. За мной постоянно Следят. Единственный способ послать тебе настоящее Письмо без Цензуры — писать тебе в моём Потайном Месте и договориться с Некоторыми Особами, которые должны остаться Неназванными (поскольку это необыкновенно опасное Предприятие), чтобы они положили моё Послание в Дипломатическую Почту.

Я бы не взялась за это Рискованное Дело только для того, чтобы отметить Годовщину нашего Захватывающего Путешествия в Бристоль. Я также не стала бы подвергать опасности свою Свободу только ради Сообщения Обыкновенных Безобидных Новостей, какие Юной Леди разрешается передавать своему знакомому Юному Джентльмену, даже если он практически является её Братом или, по меньшей мере, кем-то вроде Кузена.

Мне приходится прибегнуть к ухищрениям, поскольку мой ДОЛГ состоит в том, чтобы сообщить тебе о грядущих изменениях Обстоятельств. Нам, Детям, положено ничего не знать о таких делах, но я не Слепа, и то, что твоя Мать снова беременна — это факт.

Да, это шокирует, в её-то возрасте, и к тому же прошло не больше года с тех пор, как родился твой первый брат. Малыш Дэвид, кстати, становится удивительно похожим на тебя, по крайней мере, внешне. Младенцы в Самом Начале меняются как хамелеоны, но его черты лица, кажется, определились. Волосики у него растут светлые, как твои, и глаза приобрели тот же необычный оттенок серого. Но я отвлеклась.

Для меня всегда была Загадкой внезапная ПЛОДОВИТОСТЬ твоей Мамы после тринадцати лет бесплодия. Но прабабушка Харгейт говорит, что всё объясняют продолжительные визиты твоих родителей за последние годы в их Любовное Гнёздышко в Шотландии, как она его называет. Прабабушка говорит, что Хаггис и Шотландский Виски Сыграли свою Роль. Она говорит, это сочетание всегда оказывало поразительный эффект на Прадедушку. Я знаю, что она имеет в виду под «поразительным», поскольку наткнулась однажды на её Тайную Коллекцию Гравюр.

Необходимо заканчивать, если я хочу, чтобы письмо благополучно попало в Курьерскую Сумку. Мне придётся пройти Испытание, чтобы улизнуть из дома Некого Родственника Незамеченной и найти кэб. К счастью, у меня есть Союзники. Если меня схватят, то меня ждёт ЗАТОЧЕНИЕ В ДЕРЕВНЕ, но, как тебе известно, я ставлю Достижение Благородной Цели выше собственной Безопасности и Свободы.

Оливия Уингейт-Карсингтон. Фивы, Египет 10 ноября 1822 года

Я получил твоё письмо несколько дней назад и должен был ответить раньше, но моя учёба и наша работа занимают всё моё время. Однако сегодня дядя Руперт уехал прогонять группу французов с места наших раскопок — уже в третий раз. Негодяи выждали, пока наши люди очистят весь песок — это недели и недели работы. Затем бесчестные галлы состряпали фирман от несуществующего калифа или вроде того, который, как они заявляют, даёт им все права на эту местность. Я бы разбил головы всем, до кого смог добраться, но тётя Дафна привязала меня к поручню дахабии (вид лодки на Ниле, она довольно удобная) и велела мне написать родным. Если я напишу родителям, это только напомнит им о моём существовании и вызовет очередной иррациональный порыв вернуть меня домой, где я стану лицезреть их мелодрамы до тех пор, пока они не забудут, зачем я был нужен, и не отправят меня в очередную унылую школу. Поскольку ты, как приёмная дочь лорда Ратборна, считаешься членом семьи, то никто не станет возражать, если я вместо них напишу тебе.

Что касается твоих новостей, то я нахожусь в замешательстве. С одной стороны, мне очень жаль узнать, что ещё одно невинное дитя окажется в пучине родительских страстей. С другой, я эгоистично рад, наконец, иметь родных братьев, и мне приятно благоденствие Дэвида.

Не знаю, почему тебе нельзя было оповестить меня о беременности моей матери, но я никогда не понимал ограничений, налагаемых на женщин. Здесь женщинам ещё хуже, если это может послужить утешением. В любом случае, я надеюсь, ты не попадёшь в заточение за то, что просветила меня. Твой темперамент не сочетается с правилами, не говоря уже о сидении под замком. Этому я научился из первых рук во время приключений, на которые ты ссылаешься.

Источник:

www.rulit.me

Читать книгу Вчерашний скандал, автор Чейз Лоретта онлайн страница 1

Вчерашний скандал

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

5 октября 1822 года

Это письмо после прочтения следует сжечь. Если оно попадет не в те руки, меня снова отправят в ссылку в деревню, в одно из поместий моих сводных дядей Карсингтон, где меня наверняка будут держать в изоляции.

Я не против кратковременного проживания в деревне, но быть запертой там и лишенной любого общения с людьми (из-за боязни, что я могу завязать неподходящие знакомства или сбить с пути невинных) просто невыносимо. Это может спровоцировать меня на отчаянные поступки.

За мной постоянно следят. Единственный способ послать тебе письмо без правки и цензуры — написать его в тайном месте и договориться с определенными людьми, которые должны остаться неизвестными, чтобы они положили мое послание в дипломатическую почту, поскольку дело это необыкновенно опасное.

Я бы не взялась за это рискованное дело только для того, чтобы отметить, что прошел ровно год, как состоялось наше увлекательное путешествие в Бристоль. Я также не стала бы подвергать опасности свою свободу только ради того, чтобы сообщить обычные безобидные новости, какие юной леди позволено передавать своему знакомому юному джентльмену, тем более что он практически приходится ей братом или по меньшей мере кем-то вроде кузена.

Мне приходится прибегнуть к уловке, поскольку считаю своим долгом сообщить тебе о грядущей перемене в твоей жизни. Нам, детям, не полагается знать о таких делах, но я не слепая. Дело в том, что твоя мать снова беременна.

Да, потрясающая новость, в ее-то возрасте, тем более что с тех пор, как родился твой первый брат, прошло не больше года. Кстати, малыш Дэвид становится удивительно похожим на тебя, по крайней мере внешне. В самом нежном возрасте дети меняются как хамелеоны, но его черты лица, похоже, определились. Волосики у него растут светлые, как твои, и глаза, кажется, обрели такой же необычный оттенок серого. Но я отвлеклась.

Меня заинтересовала внезапная плодовитость твоей матери после тринадцати лет бесплодия. Но прабабка Харгейт говорит, что все это объясняется продолжительными визитами твоих родителей за последние годы в их любовное гнездышко, как она его называет, в Шотландии. Прабабка утверждает, что хаггис [1] и шотландское виски сделали свое дело. Она говорит, подобное сочетание всегда оказывало удивительное воздействие на прадеда. Я знаю, что она имеет ввиду под «удивительным», поскольку наткнулась однажды на ее тайную коллекцию гравюр.

Надо заканчивать, если я хочу, чтобы письмо благополучно попало в курьерскую сумку. Мне будет трудно улизнуть из дома родственника незамеченной и найти кеб. К счастью, у меня есть союзники. Если меня схватят, то меня ждет заточение в деревне, но, как тебе известно, в стремлении к благородной цели собственная безопасность и счастье не имеют для меня особого значения.

10 ноября 1822 года

Я получил твое письмо несколько дней назад и должен был ответить раньше, но моя учеба и наша работа отнимают все время. Сегодня, впрочем, дядя Руперт уехал, чтобы прогнать группу французов с одного из мест наших раскопок — уже в третий раз. Негодяи выжидают, пока наши люди очистят весь песок, а это недели и недели работы. Затем бесчестные галлы состряпают фирман [2] от несуществующего халифа или какой-нибудь другой документ, который даст им все права на эту местность.

Я мог бы разбить им головы не хуже всякого другого и уехать, но тетя Дафна привязала меня к поручню дахабии (это такая лодка на Ниле, довольно удобная) и велела мне написать родным. Если я напишу родителям, это лишь напомнит им о моем существовании и вызовет обычное глупое желание призвать меня домой, чтобы наблюдать их спектакли до тех пор, пока они не забудут, зачем я был нужен, и не отправят меня в очередную унылую школу.

Поскольку ты, как приемная дочь лорда Рэтборна, считаешься членом семьи, то никто не станет возражать, если вместо них я напишу тебе. Что касается твоей новости, то она вызывает во мне противоречивые чувства. С одной стороны, я очень огорчен известием о том, что еще одно невинное дитя окажется ввергнутым в пучину родительских страстей. С другой — я эгоистично рад иметь наконец родных братьев, и мне приятно, что малыш Дэвид в добром здравии.

Не знаю, почему кто-то должен возражать против того, что ты сообщишь мне о беременности моей матери, но я ведь никогда не понимал, почему женщин за это осуждают. Если тебя это утешит, то здесь женщины находятся в еще более трудном положении. В любом случае я надеюсь, что ты не попадешь в заточение за то, что просветила меня. Твой характер не вписывается в рамки правил, я уж не говорю о сидении под замком. В этом я убедился на личном опыте во время приключения, о котором ты вспоминаешь.

Разумеется, я отлично помню тот день, когда внезапно и неожиданно — эти два слова у меня всегда будут неразрывно связаны с тобой — покинул Лондон вместе с тобой.

Каждое мгновение нашей поездки в Бристоль врезалось в мой мозг так же глубоко, как греческие и египетские надписи на Розеттском камне, и останется там так же долго. Если кто-то, столетия спустя, случайно раскопает мое тело и станет препарировать мой мозг, то он найдет там три четко врезавшихся слова: «Оливия. Внезапно. Неожиданно».

Ты знаешь, что в отличие от моих родителей я не сентиментален. Мои суждения должны опираться на факты. А факт заключается в том, что после нашего путешествия моя жизнь удивительным образом изменилась.

Если бы я не поехал с тобой, меня бы отослали в одну из многочисленных школ в Шотландии, где придерживаются спартанских принципов воспитания. Хотя, честно говоря, если сравнивать, то спартанцы были гораздо мягче. Мне пришлось бы мириться с такой же раздражающей ограниченностью интересов, какая существует в других школах, но только в еще более садистских формах, и при этом терпеть непостижимый шотландский акцент и отвратительную погоду. И волынку.

В благодарность прилагаю небольшой подарок. По словам тети Дафны, знак, обозначающий жука-скарабея, произносится как «kheper», с «kh» как немецкий «ach». Иероглифы имеют несколько значений и могут толковаться по-разному. Скарабей символизирует возрождение.

Это путешествие в Египет я рассматриваю как свое второе рождение. Оно оказалось еще более увлекательным, чем я смел надеяться. За прошедшие века песок поглотил целые миры, которые мы только начали открывать. Эти люди восхищают меня, и мои дни здесь стимулируют меня умственно и физически, чего никогда не бывало дома. Я не знаю, когда мы вернемся в Англию. Надеюсь, что это будет

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

Книга Вчерашний скандал - Чейз Лоретта - Читать онлайн - Скачать fb2 - Купить, Отзывы

Вчерашний скандал
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 279
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 872

Граф Лайл возвращается в Лондон из Египта, где занимался раскопками гробниц, и вскоре встречает на балу давнюю знакомую — Оливию Уингейт-Карсингтон. Эта притягательная красавица всегда обладала способностью выводить его из душевного равновесия, вовлекая в свои скандальные замыслы. И сейчас, годы спустя, характер ее не изменился.

Волею случая Лайл и Оливия попадают в мрачный шотландский замок, полный опасных тайн, и неожиданно открывают для себя удивительную истину: самая большая опасность кроется в их собственных упрямых сердцах…

Интим. это все конечно хорошо, но этого мало. Некоторые поцелуи занимали по странице, а некоторые места, где хотелось бы поподробнее обо всем, как, например, встреча с родителями в конце, так там все урывками, зато про шуршание юбок за весь роман страницы 3 наберется и про все ее завязочки и юбки, крючки и ленточки еще 4.

Источник:

www.litmir.me

Вчерашний скандал читать онлайн - Лоретта Чейз

«Вчерашний скандал» Лоретта Чейз читать онлайн - страница 1 Лондон, 5 октября 1822 года.

Это письмо нужно сжечь после прочтения. Если оно попадёт НЕ В ТЕ руки, меня снова Сошлют в Деревню, в одно из поместий моих сводных дядей Карсингтонов, где меня, скорее всего, будут держать в ИЗОЛЯЦИИ.

Я не против Проживания в деревне в небольших дозах, но быть ЗАПЕРТОЙ и отрезанной от любого Общения (из-за страха, что я могу завязать Неподходящие Знакомства или Сбить Невинных с Пути) просто невыносимо. Это, несомненно, приведёт меня к Отчаянным Поступкам. За мной постоянно Следят. Единственный способ послать тебе настоящее Письмо без Цензуры — писать тебе в моём Потайном Месте и договориться с Некоторыми Особами, которые должны остаться Неназванными (поскольку это необыкновенно опасное Предприятие), чтобы они положили моё Послание в Дипломатическую Почту.

Я бы не взялась за это Рискованное Дело только для того, чтобы отметить Годовщину нашего Захватывающего Путешествия в Бристоль. Я также не стала бы подвергать опасности свою Свободу только ради Сообщения Обыкновенных Безобидных Новостей, какие Юной Леди разрешается передавать своему знакомому Юному Джентльмену, даже если он практически является её Братом или, по меньшей мере, кем-то вроде Кузена.

Мне приходится прибегнуть к ухищрениям, поскольку мой ДОЛГ состоит в том, чтобы сообщить тебе о грядущих изменениях Обстоятельств. Нам, Детям, положено ничего не знать о таких делах, но я не Слепа, и то, что твоя Мать снова беременна — это факт.

Да, это шокирует, в её-то возрасте, и к тому же прошло не больше года с тех пор, как родился твой первый брат. Малыш Дэвид, кстати, становится удивительно похожим на тебя, по крайней мере, внешне. Младенцы в Самом Начале меняются как хамелеоны, но его черты лица, кажется, определились. Волосики у него растут светлые, как твои, и глаза приобрели тот же необычный оттенок серого. Но я отвлеклась.

Для меня всегда была Загадкой внезапная ПЛОДОВИТОСТЬ твоей Мамы после тринадцати лет бесплодия. Но прабабушка Харгейт говорит, что всё объясняют продолжительные визиты твоих родителей за последние годы в их Любовное Гнёздышко в Шотландии, как она его называет. Прабабушка говорит, что Хаггис и Шотландский Виски Сыграли свою Роль. Она говорит, это сочетание всегда оказывало поразительный эффект на Прадедушку. Я знаю, что она имеет в виду под «поразительным», поскольку наткнулась однажды на её Тайную Коллекцию Гравюр.

Необходимо заканчивать, если я хочу, чтобы письмо благополучно попало в Курьерскую Сумку. Мне придётся пройти Испытание, чтобы улизнуть из дома Некого Родственника Незамеченной и найти кэб. К счастью, у меня есть Союзники. Если меня схватят, то меня ждёт ЗАТОЧЕНИЕ В ДЕРЕВНЕ, но, как тебе известно, я ставлю Достижение Благородной Цели выше собственной Безопасности и Свободы.

Фивы, Египет 10 ноября 1822 года

Я получил твоё письмо несколько дней назад и должен был ответить раньше, но моя учёба и наша работа занимают всё моё время. Однако сегодня дядя Руперт уехал прогонять группу французов с места наших раскопок — уже в третий раз. Негодяи выждали, пока наши люди очистят весь песок — это недели и недели работы. Затем бесчестные галлы состряпали фирман от несуществующего калифа или вроде того, который, как они заявляют, даёт им все права на эту местность. Я бы разбил головы всем, до кого смог добраться, но тётя Дафна привязала меня к поручню дахабии (вид лодки на Ниле, она довольно удобная) и велела мне написать родным. Если я напишу родителям, это только напомнит им о моём существовании и вызовет очередной иррациональный порыв вернуть меня домой, где я стану лицезреть их мелодрамы до тех пор, пока они не забудут, зачем я был нужен, и не отправят меня в очередную унылую школу. Поскольку ты, как приёмная дочь лорда Ратборна, считаешься членом семьи, то никто не станет возражать, если я вместо них напишу тебе.

Что касается твоих новостей, то я нахожусь в замешательстве. С одной стороны, мне очень жаль узнать, что ещё одно невинное дитя окажется в пучине родительских страстей. С другой, я эгоистично рад, наконец, иметь родных братьев, и мне приятно благоденствие Дэвида.

Не знаю, почему тебе нельзя было оповестить меня о беременности моей матери, но я никогда не понимал ограничений, налагаемых на женщин. Здесь женщинам ещё хуже, если это может послужить утешением. В любом случае, я надеюсь, ты не попадёшь в заточение за то, что просветила меня. Твой темперамент не сочетается с правилами, не говоря уже о сидении под замком. Этому я научился из первых рук во время приключений, на которые ты ссылаешься.

Разумеется, я явственно помню тот день, когда я внезапно и неожиданно — ты всегда будешь ассоциироваться у меня с этими двумя словами — покинул Лондон вместе с тобой.

Каждая минута нашей поездки в Бристоль врезались в мою память так же глубоко, как греческие и египетские надписи на Розеттский камень [Розеттский камень — найденная в 1799 году в Египте возле небольшого города Розетта (теперь Рашид), недалеко от Александрии, плита из голубого мрамора с выбитыми на ней тремя идентичными по смыслу текстами, в том числе двумя на древнеегипетском языке — начертанными древнеегипетскими иероглифами и египетским демотическим письмом, и одной на древнегреческом языке. Древнегреческий был хорошо известен лингвистам, и сопоставление трех текстов послужило отправной точкой для расшифровки египетских иероглифов.], и останутся так же долго. Если кто-то, столетия спустя, раскопает моё тело и будет препарировать мой мозг, то он найдёт там, запечатлённое чёткими буквами: «Оливия. Внезапно. Неожиданно».

Ты знаешь, я чужд сантиментам, в отличие от моих родителей. Мои размышления должны опираться на факты. А факт заключается в том, что моя жизнь приняла поразительный оборот после нашего путешествия. Если бы я не поехал с тобой, меня бы отослали в одну из многих школ в Шотландии, управляемых по принципам Спарты — хотя, честно говоря, если сравнивать, то спартанцы были гораздо мягче. Мне пришлось бы мириться с той же раздражающей ограниченностью, которая бытует в других школах, но в более жестоких условиях, как, например, непонятный шотландский акцент и отвратительная погода. И волынки.

В благодарность прилагаю маленький подарок. По словам тёти Дафны знак, обозначающий жука-скарабея, произносится как «kheper», с «kh» как немецкий «ach». Иероглифы имеют несколько значений и могут использоваться по-разному. Скарабей символизирует возрождение. Я рассматриваю эту поездку в Египет как своё второе рождение. Она оказалась ещё более захватывающей, чем я осмеливался надеяться. За прошедшие века песок поглотил целые миры, которые мы едва начали открывать. Эти люди восхищают меня, и мои дни здесь полны умственных и физических стимулов, как никогда не бывало дома. Я не знаю наверняка, когда мы возвратимся в Англию. И надеюсь, что это будет ненадолго.

На этом заканчиваю. Дядя Руперт вернулся целым, как мы с радостью отметили, и я не могу дождаться, когда услышу о его схватке с этими презренными бездельниками.

Искренне твой, Лайл. .

P. S. Я бы хотел, чтобы ты не обращалась ко мне как к «милорду». Слышу, как ты произносишь это с досадным намёком на издевательство в голосе, и могу представить, как ты склоняешься в глубоком реверансе, или — учитывая твою путаницу насчёт того, что девочки могут делать и чего не могут, — поклоне.

P.P.S. Какие ещё Гравюры?

Четыре года спустя Лондон, 12 февраля 1826 года.

Мои поздравления к твоему ВОСЕМНАДЦАТОМУ ДНЮ РОЖДЕНИЯ! Пишу второпях, поскольку мне снова предстоит отправиться в Изгнание, на сей раз в Чешир, с дядей Дариусом. Это научит меня тому, что не стоило брать такую маленькую СПЛЕТНИЦУ как Софи Хаббл в Игорный Дом.

Как бы я хотела, чтобы твой недавний визит длился дольше. Тогда бы мы отметили этот Значительный День вместе. Но я знаю, что тебе гораздо лучше находится в Египте. К тому же, если бы ты задержался здесь, тебе, возможно, вообще не разрешили бы вернуться в Египет. Вскоре после твоего Отъезда, у нас произошёл КРИЗИС с твоими родителями. Как тебе известно, я всегда оберегала Взрослых от Правды. Я дала лорду и леди Аттертонам понять, что Чума Египетская это не УЖАСНАЯ И СМЕРТЕЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ, которая ассоциируется со временами Средневековья, а всего лишь одно из незначительных заболеваний путешественников. Но через несколько недель, после того, как твой корабль расправил паруса, некий ЗАНУДА Сказал Им Правду! У них началась ИСТЕРИКА, дошедшая до ТРЕБОВАНИЙ повернуть судно назад! Я говорила им, что возвращение назад просто убьёт тебя, но они сказали, что я излишне драматизирую. Я!! Ты можешь поверить? Чья бы корова мычала [Русский аналог английской пословицы «Говорил горшку котелок: уж больно ты чёрен, дружок»] …

Но я должна остановиться. Посыльный здесь. Нет времени Рассказать ВСЁ. Достаточно сказать, что мой приёмный отец всё уладил, и ты пока в БЕЗОПАСНОСТИ.

Adieu [Adieu — прощай (фр.)], мой ДРУГ. Думаю о том, увижу ли тебя снова… О, чёрт! Должна идти.

Искренне твоя, Оливия Карсингтон.

P.S. Да, я пропустила фамилию Уингейт, и ты не удивишься почему, когда я расскажу, что мой дядя по отцовской линии сказал о моей Маме. Будь жив Папа, он бы отрёкся от них, и ты знаешь…

Чёртов посыльный! Он не станет ждать. О.

Деревня в десяти милях от Эдинбурга, Шотландия Май 1826 года

В замке Горвуд никто не жил уже два года.

Старый мистер Далми, чьё здоровье становилось всё хуже, переехал за несколько лет до этого в современный, более тёплый и сухой дом в Эдинбурге. Его агент ещё не нашёл арендаторов, и смотритель, который прошлой весной пострадал от несчастного случая, до сих пор не вернулся. Поэтому реставрация и ремонтные работы, которые длились дольше, чем кто-либо помнил, на протяжении всего времени, пока мистер Далми жил в замке, постепенно замерли.

Вот почему в тот весенний вечер Джок и Рой Ранкины были предоставлены в замке сами себе.

Они по своему обыкновению рылись в мусоре. На собственном опыте они убедились, что величественные камни из зубчатых стен не выдерживают падения на землю с высоты более сотни футов. Подвальный этаж замка, полный обломков, представлял собой более лёгкую добычу. Кто-то уже пытался украсть часть лестницы. Их нанимателю придётся хорошо заплатить за оставшиеся каменные глыбы.

Когда они откапывали большой фрагмент лестницы из слоя извести и обломков, свет фонаря упал на круглый предмет, который не имел ничего общего с известью или каменной крошкой.

Джок поднял его и осмотрел, прищурившись.

— Глянь-ка сюда, — сказал он.

Это не совсем то, что он произнёс. Они с Роем говорили на шотландской версии английского языка, которую обычный англичанин с лёгкостью может принять за санскрит или албанский. Если бы они разговаривали на узнаваемом английском, то их речь звучала бы так:

— Не знаю. Медная пуговица?

Соскоблив грязь, Рой предположил:

— Может, это медаль?

Он внимательно всмотрелся в предмет.

— Старая медаль? — возрадовался Джок. — За них дают кучу денег.

— Возможно, — Рой потёр ещё и снова посмотрел.

Потом он с трудом проговорил по буквам:

— Р— Е— К-С [Rex (лат) — король.]. Дальше значок, не буква. Потом К-А-Р-О-Л-У-С [Карл I (англ. Charles I of England, 19 ноября 1600 — 30 января 1649, Лондон) — король Англии, Шотландии и Ирландии с 27 марта 1625 года. Из династии Стюартов. Его политика абсолютизма и церковные реформы вызвали восстания в Шотландии и Ирландии и Английскую революцию. В ходе гражданских войн Карл I потерпел поражение, был предан суду парламента и казнён 30 января 1649 года в Лондоне.].

Джок, чьи навыки чтения ограничивались умением распознать вывеску таверны, спросил:

Рой поглядел на него.

— Деньги, — сказал он.

И они возобновили раскопки с удвоенной энергией.

Лондон, 3 октября 1831 года

Перегрин Далми, граф Лайл, смотрел то на отца, то на мать:

— Шотландия? Ни в коем случае.

Маркиз и маркиза Атертон обменялись взглядами. Лайл не пытался угадать, что это означает. Его родители жили в своём собственном мире.

— Но мы рассчитывали на тебя, — проговорила мать.

— Почему? — спросил он. — В последнем письме я чётко написал, что задержусь совсем ненадолго перед тем, как вернусь в Египет.

Они тянули до последнего — до считанных минут перед отъездом в Харгейт-Хаус — чтобы поведать ему о кризисе в одном из шотландских поместий семьи Далми.

Этой ночью граф и графиня Харгейт давали бал в честь девяносто пятого дня рождения Евгении, вдовствующей графини Харгейт, матриарха семьи Карсингтонов. Лайл возвратился из Египта, чтобы присутствовать на нём и не только потому, что это мог быть его последний шанс увидеть старую греховодницу живой. Будучи взрослым мужчиной, почти двадцати четырёх лет от роду, и уже не находясь на попечении Руперта и Дафны Карсингтон, Лайл всё ещё считал Карсингтонов своей семьёй. Они был единственной настоящей семьёй, которую он знал. Он и не помышлял о том, чтобы пропустить празднование.

Перегрин с нетерпением ждал встречи со всеми ними, с Оливией в особенности. Они не виделись пять лет, со времени его последнего визита домой. Когда он прибыл в Лондон две недели тому назад, она находилась в Дербишире. Оливия приехала лишь вчера.

Она отправилась в загородный дом родителей в начале сентября, через несколько дней после коронации, в связи с разорванной помолвкой. Это была уже третья, или четвёртая, или десятая помолвка — она сообщала обо всех в письмах, но он сбился со счёта — и, по общему мнению, на этот раз Оливия побила все свои предыдущие рекорды по краткости обручения. Всего через два часа после того, как она приняла кольцо лорда Градфилда, девушка вернула его ему вместе с письмом, в котором было множество подчёркиваний и заглавных букв. Его лордство болезненно воспринял отказ и вызвал ни в чём не повинного прохожего на дуэль, в ходе которой мужчины нанесли друг другу ранения, но не смертельные.

Другими словами, обычные волнения, связанные с Оливией.

Лайл определённо не приехал бы домой ради своих родителей. Они служили посмешищем. Имея детей, они не были семьёй. Они были полностью погружены друг в друга и в свои бесконечные драмы.

Это было так типично для них: устроить сцену в гостиной по поводу, который нормальные люди отложили бы для разумного обсуждения в подходящее время — а не за минуту до выезда на бал.

Замок Горвуд, как оказалось, находился в упадке на протяжении последних трёх или четырёх сотен лет и периодически ремонтировался в течение этих веков. По какой-то причине родители внезапно решили, что он должен быть восстановлен в прежнем блеске, и Лайлу следует ехать туда, чтобы проследить за работами из-за некоторых проблем с…привидениями?

— Но ты должен поехать, — сказала мать. — Кто-то должен поехать. Кто-то должен что-то сделать.

— Этим кем-то должен быть Ваш агент, — ответил Лайл. — Просто абсурдно, что Мэйнс не может отыскать рабочих в целом графстве Мидлотиан. Я думал, что шотландцам отчаянно нужна работа.

Он перешёл к камину, чтобы согреть руки.

Нескольких недель по возвращении из Египта было недостаточно, чтобы он привык к климату. Эта английская осень ощущалась им как лютая зима. Шотландия стала бы для него сущей мукой. Погода там была достаточно гадкой и в разгар лета: серая, ветреная и дождливая, если не шёл снег или град.

Он ничего не имеет против трудностей. Строго говоря, Египет представляет собой ещё более враждебную среду. Но в Египте есть цивилизации, которые он открывал. В Шотландии открывать нечего, никаких древних тайн, ожидающих разгадки.

— Мэйнс перепробовал всё, даже подкуп, — сказал отец. — Что нам требуется, так это присутствие мужчины нашего рода. Тебе известно, как в шотландцах сильно чувство клана. Они хотят, чтобы лэрд замка возглавил их. Я не могу ехать. Не могу оставить твою мать, особенно сейчас, с её хрупким здоровьем.

Другими словами, она снова беременна.

— Кажется, ты должен оставить меня, любовь моя, — проговорила мать, поднимая слабеющую руку к голове. — Перегрина никогда ничего не волновало, кроме греческого, латыни и его токсов.

— Коптов, — сказал Лайл. — Коптский — это древний язык…

— Один только Египет на уме, — произнесла мать с лёгким всхлипыванием, не сулящим ничего хорошего. — Всегда твои пирамиды, и мумии, и свитки, и никогда — мы. Твои братья даже не знают, кто ты такой!

— Они меня знают достаточно хорошо, — возразил Лайл. — Я тот, кто посылает им все эти замечательные вещи из дальних краёв.

Для них он был экстравагантным и загадочным старшим братом, с которым происходили всякие волнующие приключения в диких и опасных станах. И он действительно посылал им подарки, вызывавшие восторг у мальчишек: мумии кошек и птиц, шкурки змей, зубы крокодила, и прекрасно сохранившихся скорпионов. Он также регулярно писал им.

И всё же Перегрин не мог заставить умолкнуть внутренний голос, говоривший ему, что бросил братьев на произвол судьбы. То, что он ничего не мог сделать для них, кроме как разделить с ними их несчастье, служило плохой отговоркой.

Один лишь лорд Ратборн, известный в Обществе как лорд Безупречность, был состоянии справиться с его родителями. Он избавил Лайла от них. Но у Ратборна есть собственная семья.

Лайл знал, что должен что-то сделать ради братьев. Но всё это дело с замком было сущей бессмыслицей. Ему пришлось бы отложить возвращение в Египет — но как надолго? И во имя чего?

— Не понимаю, какую пользу принесёт братьям моё прозябание в сыром, разваливающемся старом замке, — проговорил он. — Не могу представить более смехотворного поручения, чем путешествие в четыре сотни миль ради спасения кучки суеверных рабочих от домового. Я также не понимаю, чего испугались ваши крестьяне. Каждый замок в Шотландии посещают призраки. Они живут повсеместно. На полях сражений. В деревьях. В камнях. Они же любят своих привидений.

— Тут серьёзнее, чем призраки, — сказал отец. — Произошли ужасные несчастные случаи, раздавались душераздирающие крики среди ночи.

— Они говорят, что вступило в силу давно забытое проклятие, когда твой кузен Фредерик Далми случайно наступил на могилу пра-пра-прабабушки Малкольма МакФетриджа, — добавила мать, пожимая плечами. — С тех самых пор здоровье Фредерика стало немедленно ухудшаться. Через три года он скончался!

Лайл смотрел на них, желая (и не впервые) чтобы, было к кому обернуться и сказать: «Ты можешь в это поверить?»

Хотя его родители были способны усмотреть здравый смысл не больше, чем Лайл узреть единорога, его собственный рассудок требовал, чтобы в разговоре были представлены факты.

— Фредерику Далми было девяносто четыре года, — начал он. — Он умер во сне. В своём доме в Эдинбурге, в десяти милях от предположительно проклятого замка.

— Не в этом дело, — возразил отец. — Суть в том, что замок Горвуд — собственность Далми, и он разваливается по кускам!

Ивам никогда не было до него дела до сих пор, подумал про себя Лайл. Кузен Фредерик оставил замок много лет назад, и они позволили замку оставаться в запустении.

Почему внезапно восстановление замка стало столь важным?

Почему бы ещё? Он находится дома и не может игнорировать родителей так, как игнорировал их письма. Это заговор, чтобы удержать его в Англии. Не потому, что они нуждаются в нём, или хотят, чтобы он остался. А лишь потому что, как они полагают, здесь его место.

— Какое ему дело? — вскрикнула мать. — Когда Перегрин думал о нас?

Она вскочила с кресла и подбежала к окну, словно хотела в отчаянии выброситься из него.

Лайл не встревожился. Мать никогда не выпрыгивала из окон и не разбивала голову об камин. Она только вела себя так, словно готова к этому.

Его родители вместо того, чтобы думать, устраивали драмы.

— Какое чудовищное преступление мы совершили, Джаспер, что в наказание получили такого жестокосердного сына? — запричитала она.

Источник:

knizhnik.org

Вчерашний скандал в городе Киров

В нашем интернет каталоге вы можете найти Вчерашний скандал по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Киров, Чебоксары, Липецк.